Опубликовано: 1577

Ведущая партия – жизнь!

Ведущая партия – жизнь!   Фото - фото автора

Владимир Боженко  приехал в Караганду на строительство канала «Иртыш-Караганда» по комсомольской путевке сразу же после службы в рядах СА, а  с 1966 года трудился почти восемь лет в горноспасательной службе города. Его, хрупкого, но крепкого юношу, всегда видели веселым и улыбающимся, потому что Володя никогда не пасовал перед трудностями, а цену копейке знал с детства.

Еще учась в школе, он выступал в ансамбле народных инструментов  Бобруйска, где его и увидел, а потом и пригласил к себе  юного вокалиста худо¬жественный руководитель ансамбля песни и пляски Белорусского военного округа. Так что любовь к песне была с Владимиром Степановичем вплоть до его прихода в Карагандинский театр музыкальной комедии в 1973 году.  Он был принят одним из первых и по сей день выходит на сцену любимого театра. Не всем в жизни выпадает удача петь главные партии, играть самые яркие роли. Иногда артист может ждать своего часа всю жизнь!

Владимир Боженко

Но Владимир Боженко дарил свой талант в эпизодах, в ролях второго плана, но всегда оставался артистом, которому предназначено  свыше быть именно артистом оперетты.  Он был Финстером в «Венских встречах», Сценариусом в «Фиалке Монмартра», Грицем в «Сорочинской ярмарке»,  Милиционером и  Репортером в «Возрасте  женщины»,  Игнатом в «Бабьем бунте», Барбару в «Терезине»,  Пипо  в «Разбойниках», Cтрешневым в «Табачном капитане»,  Гомесом во «Фраските» и еще исполнил более ста ролей в спектаклях классического и современного репертуара.  И вот сейчас, спустя 41 год служения Мельпомене, он покидает театр. Возраст иногда не оставляет нам шансов всю жизнь оставаться молодым, потому что это свойственно лишь душе. А в душе он просто Володя, страстный поэт  своего поколения и времени, которое стремительно проносилось в вихре событий, перемен и встреч.   В далекие теперь от нас 80-е годы Владимир Степанович по своей доброй воле создал ТЭМП (театр экспериментальной монопостановки), который в миниатюре соответствовал профессиональному детскому театру. Здесь всем заправляли дети: они были режиссерами, актерами, художниками, бу¬тафорами, техниками, администраторами. Но самое интереснейшее в ТЭМПе состояло в том, что дети чув¬ствовали себя совершенно самостоятельными, отчего  и полюбили театр на всю жизнь. И уже потом, когда они выросли и стали учителями, врачами, инженерами, их маленький театр остался с ними на долгие годы.

Дарю тебе любовь

ТЭМП был прообразом хозрасчетного современного театра. Вся тех¬ника и оборудование, созданные самим руководителем  и запатентованные им в Москве, успешно выдержали испытания на подмостках малых сцен в дошкольных и школьных аудиториях. А сказки «Золотой цыпленок» Улановского, «Две Бабы Яги» Петро¬ва, «Колокольчик»  полюбились маленьким зрителям Караганды и области.  Некоторые сцены  из спектаклей, да и сам ТЭМП  были показаны в программах «Вре¬мя» и «120 минут».  Но Владимир Степанович и сейчас пишет пьесы для детей, а  совсем недавно вышла в свет его книга стихов «Я говорю о том, что вижу» в издательстве «Арко».

"Мадмуазель Нитуш"

  Мы выбираем свой путь и свою профессию сами, а какими они будут, не всегда зависит только от нас.  Но Владимир Боженко  счастлив  тем, что у него все сложилось именно так, потому что и «второй план» на сцене  может быть самым неповторимым и уникальным. А в своей жизни мы всегда исполняем только  ведущую партию!

              

                         "Веселая вдова"

Владимир Боженко
Все та же Золушка, маэстро,
Взмахните палочкой. Как знать,
Она волшебною невестой
На сцену явится опять.
Я представляю это чудо:
Расшиты платья серебром,
Ее смеющиеся губы
Не перепачканы углем.
Зола в печи давно забыта,
Она там где-то далеко…
Принцесса Золушка, вы с принцем
Опять танцуете легко.
Тут так уютно в теплом зале.
Балкон, партер, амфитеатр.
Ах, Золушка, вы не устали?
Кружится с принцем, словно шар.
Пурга за окнами трепещет,
А на балу так много свеч.
Они огнями всюду блещут.
Я вас хочу предостеречь
От необдуманных поступков.
Вглядитесь в Золушку, она
Вот-вот исчезнет, злая шутка,
Остановившись у огня,
Предстанет снова замарашкой.
Все, как в начале, я не лгу:
На бутафорском столе чашки.
Огонь крадется к чугуну.
Отец никчемный… Не могу,
Уж лучше тут поставить точку,
Все позабыв, уйти в пургу.
Пусть остается зритель в зале,
Смеется, плачет. Не молчит.
Я видел Золушку на бале.
Зачем былое ворошить?!
            ***
Какая роскошь – продают цветы!
Огромные, душистые букеты,
То нежно-белые, то алые… А ты
Так далека. Брожу я до рассвета.
Огромные букеты нарасхват.
Толпится вездесущий покупатель.
Куда спешить? Мне будет колдовать
В ночной тиши луна в лиловом платье.
Мне так хотелось тронуть их рукой
И возомнить себя почти поэтом,
Писать стихи над тихою рекой,
Какую я любил когда-то летом.
Ну, как ты там? Ни строчки от тебя,
Хотя бы слово, чудные приметы.
Вокруг меня ночная тишина
Среди цветов… Спасибо и за это.

"Собака на сене"

с молодыми артистами

"Дамских дел мастер"

"Девичий переполох"

"Баядера"

Загрузка...

[X]