Опубликовано: 2243

Современная скульптура Британии: тотемы и абстракции

Современная скульптура Британии: тотемы и абстракции

Посреди двора величественного здания Королевской Академии искусств стоит странное, не очень соответствующее царственному великолепию окружающей архитектуры сооружение.

Деревенский дом, из сланца, с побитой черепичной крышей, с единственным, крохотным и грязноватым окном. Объекты здесь – в центре академического двора – постоянно сменяют друг друга, в зависимости от того, какая главная выставка проходит в данный момент в Академии.

Я, разумеется, знал, что иду на выставку современной британской скульптуры, но домик этот, даже скорее не домик, а сарай, на скульптуру как таковую не тянул - максимум на архитектуру, и то, скажем так, сомнительного качества. Впрочем, когда я увидел имя автора - Курт Швиттерс - то оказался заинтригован.

Швиттерс - один из самых интересных художников ХХ века, один из основателей дадаизма, конструктивизма, сюрреализма, работавший как художник, как поэт и занимавшийся даже экспериментами в области звукового пространства.

Но Швиттерс - немец, а выставка называется "Современная британская скульптура". Правда, в 1936 году он бежал от преследования нацистов, в 40-м оказался в Англии, и, будучи интернирован как представитель нации врага, жил где-то в сельских районах графства Кумбрия, где и построил этот дом - в 1947 году, всего лишь за год до смерти. Все это мне показалось хоть и не очень ясным, но, во всяком случае, весьма интригующим началом выставки, и я двинулся в галереи Академии.

Прямо в вестибюле меня встретила модель знаменитейшего лондонского "Кенотафа" – установленного в 1919 году скульптором Эдвином Латченсом памятника жертвам Первой мировой войны. Прямые углы непривычной для начала века почти абстрактной конструкции монумента погибшим с самого начала заявляют две главные проблемы выставки – жизнь и смерть, предметность и абстрактность.

Не менее неожиданно выглядит и первый зал выставки с его слегка шокирующим названием "Кражи и находки". К собственно британской и уж тем более современной скульптуре содержимое его имеет еще меньше отношения, чем дом-сарай Курта Швиттерса.

Здесь - скульптура древнего Египта, Индии, стран Юго-Восточной Азии и даже с острова Пасхи. Все эти сокровища - из хранилищ Британского музея и самой Королевской Академии - оказались здесь потому, что, по замыслу кураторов выставки, они оказали в свое время огромное влияние на формирование стиля и эстетики всего искусства и в том числе скульптуры ХХ века.

Такое объяснение можно счесть обоснованным - ведь на самом деле в этих примитивистских анонимных вещах, созданных много веков назад за тысячи и тысячи миль от Британских островов, угадывается почерк, например, самого выдающегося и, наверное, самого известного британского скульптора ХХ века Генри Мура.

Но содержание следующего зала показалось мне совершенно неуместным. Помпезная парадная скульптура королевы Виктории - типа той, которая стоит у Букингемского дворца, ну а для тех, кто в Лондоне не был - типа памятника Екатерине Второй у здания Александринского театра на Невском проспекте в Петербурге. Сделана она была скульптором Гилбертом в 1887 году - практически в преддверии ХХ века, но эстетически отстоит от современности куда дальше, чем скульптуры острова Пасхи.

Парадный портрет королевы Виктории выглядит на выставке современной скульптуры совершенно неуместно

Поэтому, не задерживаясь там, я отправился в зал, отведенный тому самому Генри Муру. Не стану брать на себя описание его работы, предоставлю слово специалисту - директору фонда Генри Мура Ричарду Кальвокоресси:

"Склоненная фигура Генри Мура была сделана к Фестивалю Британии - грандиозному празднику, который проходил в 1951 году на южном берегу Темзы, и увидели ее тогда миллионы людей. Это первая по-настоящему открытая фигура в творчестве Мура. Изгибы абстрактно представленного человеческого тела вдруг перетекают в пустоты - там, где должна была бы быть плоть. Вместо головы мы видим раздвоенный обрубок тела. То, что художник не изобразил, оказывается не менее важно чем то, для чего он нашел место. В этой обнаженной фигуре нет того спокойствия и умиротворения, которые мы встречаем в довоенных скульптурах Мура. Она вызывает в памяти тревоги и страхи ядерной эры, которая только-только наступила во всей своей остроте тогда, когда Мур делал эту работу".

“Склоненная фигура” Генри Мура (1951) – тревоги и страхи только наступившей ядерной эры

Генри Мур, действительно, наверное, самый известный из британских скульпторов. Или, во всяком случае, - первый из той плеяды, которая завоевала британской скульптуре широкое признание и известность во всем мире. Ведь после Мура, уже ближе к нашему времени, появились Энтони Гормли - автор знаменитого "Ангела Севера" - гигантской, 20-метровой человеческой фигуры, которая стоит на вершине холма у города Ньюкасл на севере Англии, раскинув в стороны огромные, размахом в 54 метра, руки-крылья. Тот же Гормли придумал концепцию живой скульптуры на пустующем четвертом постаменте на Трафальгарской площади.

Или Марк Уоллингер и Рейчел Уайтред, ответившие Гормли своим "Ангелом Юга" - гигантской фигурой белой лошади высотой 50 метров, которая будет установлена на юге страны в графстве Кент.

Или Аниш Капур - автор грандиозных полуабстрактных, полусюрреалистических конструкций. Мне никогда не забыть выставку Капура тут же в залах Королевской академии. Одна из его работ представляла пушку, которую заряжали ведрами красной краски, и с интервалом в несколько минут пушка выстреливала огромным зарядом краски в белоснежную стену галереи Королевской Академии художеств.

“Тотем" художника Леона Андервуда (1925) – эстетика древних цивилизаций

Увы, ни для Гормли, ни для Уйатред, ни для Капура места на выставке "Современная британская скульптура" в стенах Академии не нашлось, что вызвало немало нареканий в адрес ее организаторов. На критику в интервью "Пятому этажу" отвечает куратор выставки, директор галереи "Тейт" доктор Пенелопи Кертис:

"Мы совершенно сознательно пошли по такому пути, решив не сосредотачиваться на каждом известном имени - включить их всех все равно было бы невозможно. Скульптура - искусство объемное, и хотя залы Академии весьма просторные, вместить все, что мы захотели бы выставить, они все равно не смогли бы. Поэтому мы решили сосредоточиться на ключевых проблемах для скульптуры этого времени, и именно этого пресса не сумела по-настоящему понять и оценить. Проблемы эти - как увековечить войну, как найти диалектику между предметным и абстрактным искусством, как относиться к прошлому, как относиться к скульптуре, которая своими корнями уходит в незападную культурную традицию, как реагировать на то, что происходит в искусстве Европы и Америки".

Тем не менее, одно из самых громких, если не самое громкое из имен современных британских художников на выставке все же представлено. Скульптура или инсталляция Дэмиена Херста называется "Поедим сегодня на природе". Типичный для Херста стеклянный куб, внутри которого - пластмассовые дачные стулья и стол, заваленный посудой и прогнившей, разложившейся едой, в которой ползают черви и вокруг которой летают тысячи живых мух.

Смерть в работе Дэмиена Херста "Поедим сегодня на природе" – мрачный памятник концу ХХ века

Вновь говорит глава фонда Генри Мура Ричард Кальвокоресси:

"Мы начали выставку со смерти, и мы заканчиваем ее смертью. Если Эдвин Латченс в своем "Кенотафе" сумел преодолеть смерть и жертвы, найдя для них абстрактное воплощение в памятнике невероятной чистоты и духовности, Херст дает нам ужасающий факт смерти в ее самом буквальном воплощении. Обычные предметы домашнего быта погружены в гниение, разложение, распад - в саму смерть. Но мы с вами - зрители - отделены от этого ужаса стеклянным ящиком, который сам по себе является абстрактной, минималистской скульптурой. Смерть, как обнаженный в своей устрашающей очевидности факт – это, наверное, самый подходящий памятник концу ХХ века".

Источник: русская служба BBC.

Загрузка...

[X]