Опубликовано: 2227

Секс в большом городе-2

Секс в большом городе-2

 

border="0" src="/getimage/?id=2034&type=photo" align="right">

Безумное веселье, яркая мода и преданная дружба: «Секс в большом городе-2» снова дарит нам их, и даже больше, ведь Кэрри (Сара Джессика Паркер), Саманта (Ким Кэтралл), Шарлотта (Кристин Дейвис) и Миранда (Синтия Никсон) готовы показать нам еще один «кусочек» их жизни в «Большом Яблоке» – и за его пределами, – как они устраивают свои дела и личную жизнь в этом действительно сверкающем сиквеле.

Что происходит, когда сказано самое главное слово: «Согласна»? Жизнь становится такой, о которой мечтали подруги, но это был бы не «Секс в большом городе», если бы судьба не приготовила пару сюрпризов… на этот раз в виде гламурного, насыщенного солнцем приключения, которое уносит девушек из Нью-Йорка в одно из наиболее роскошных, экзотических и живописных местечек на земле, туда, где никогда не заканчивается веселье, где за каждым углом происходит что-то загадочное. В самый подходящий момент четыре закадычные подруги совершают своеобразный побег и оказываются вовлеченными в борьбу с традиционными представлениями о браке, материнстве и т.д и т.п.

В конце концов, у их противников просто нет шансов.

Майкл Патрик Кинг снял «Секс в большом городе-2» по собственному сценарию на основе телесериала Даррена Стара, созданного по мотивам книги Кэндес Бушнелл. В фильме снимаются: Сара Джессика Паркер, Ким Кэтралл, Кристин Дейвис и Синтия Никсон, при участии Джона Корбетта и Криса Нота. Помимо этого в съемках были задействованы Дейвид Эйгенберг, Эван Хэндлер, Джейсон Льюис, Уилли Гарсон и Марио Кантоне. Кинг также выступил продюсером фильма совместно с Сарой Джессикой Паркер, Дарреном Старом и Джоном Мелфи. Тоби Эммерих, Ричард Бренер и Маркус Висиди стали исполнительными продюсерами картины.

В состав съемочной группы вошли такие ветераны фильма «Секс в большом городе», как оператор-постановщик Джон Томас, художник-постановщик Джереми Конвей, монтажер Майкл Биренбаум, художник по костюмам Патриция Филд и композитор Аарон Зигман.

О ПРОИЗВОДСТВЕ

Двенадцать лет, шесть сезонов и один чертовски успешный фильм. С момента запуска проекта «Секс в большом городе» превратился в международный феномен, ведь зрительницы по всей планете считают Кэрри, Саманту, Шарлотту и Миранду своими близкими подругами, а не выдуманными героинями.

«Когда стартовал первый фильм, – вспоминает автор сценария, продюсер и режиссер фильма Майкл Патрик Кинг, – я увидел у кинотеатров множество женщин, одетых, как для выхода «в свет», а не просто для похода в кино. Мне показалось, что они были счастливы разделить этот особенный момент с подругами – теми, кто сидит на соседних креслах, и теми, кто находится на экране. Поэтому, когда я задумался о сиквеле, я точно знал, что хотел бы, чтобы эта вечеринка продолжалась. Я хотел, чтобы сам фильм стал вечеринкой».

По мере того, как Кинг размышлял, как далеко продвинулись персонажи и кем они могли стать через два года после последней «встречи», возникла задумка темы: традиции.

«В начале фильма мы видим четырех героинь, заключенных в рамки представлений об определенных женских «ролях», – говорит Кинг. – Кэрри Брэдшоу, считавшая себя вечной одиночкой, отчаянно сражается со статусом жены. Как приставка «миссис» влияет на женщину, чья индивидуальность, не говоря уже о карьере писателя, всегда была связана с идеей одиночества? Миранда, партнер в престижной нью-йоркской юридической фирме, находит, что дискриминация женщин на работе существует, несмотря на многие годы ее упорных попыток доказать обратное. Шарлотта, всегда мечтавшая стать идеальной матерью в любящей семье, теперь имеет любящую семью… и неожиданно выясняет, насколько далека она сама от ее представлений об идеальной матери. Неистовая и открытая Саманта говорит «нет» менопаузе и возрасту, борясь с самой идеей о том, что женщина должна менять свою жизнь, когда она проходит через физиологические изменения».

Продолжая развивать тему фильма, создатели картины находят способ еще больше закрутить сюжет, отправив четырех подруг в отпуск в один из самых экзотичных и популярных уголков Земли, место одновременно очень современное и совершенно традиционное – Объединенные Арабские Эмираты.

«Кэрри – сердце и душа истории, – говорит Кинг. – Даже когда внимание перемещается на других героинь, мы слышим и видим их в какой-то степени глазами Кэрри».

Когда мы впервые встречаем Кэрри и Мужчину Ее Мечты вместе у них дома, Кэрри Брэдшоу – теперь также известная как миссис Джон Престон – чувствует себя немного неуютно в новом гнездышке своей замужней жизни, задаваясь вопросом: «Что происходит, когда сказано главное слово: «Согласна»? А поскольку Кэрри еще и писательница, ей пришла в голову идея выразить свои мысли о браке на страницах ее новой книги «Согласна… согласна?», сборнике забавных эссе, где она иронизирует над традиционными брачными клятвами.

«Когда я писал линию Кэрри и Мужчины Ее Мечты для второго фильма, больше всего мне было интересно попытаться понять, что значит «и жили они долго и счастливо» для этой пары сегодня, после их страстных, драматичных и бурных отношений в течение последних десяти лет, – говорит Кинг. – В первом фильме я действительно хотел, чтобы люди поверили, что Мужчина Мечты Кэрри понял, какое сокровище он чуть было не потерял, бросив Кэрри у алтаря, поэтому конец картины был очень романтичным, действительно «счастливым концом» для заслуживающей это пары. И вот сейчас, два года спустя, они опытным путем выясняют, каким же все-таки бывает «дом, милый дом». Кэрри два года старательно украшала их новое жилье, превращая квартиру в дом, и вот теперь у нее есть супружеская постель, и она должна спать в ней. А для такой взбалмошной девчонки, как Кэрри, это бо-о-ольшой вызов».

Паркер добавляет: «Кэрри любит «выходить в свет», ей нравится жить городской жизнью: выискивать, наблюдать, участвовать. Она тайно борется с идеей о том, что надо сидеть дома, с теми самыми оковами, которые она мысленно себе нарисовала. Кэрри может логически рассуждать о браке, но эмоционально она чувствует себя немного не в своей тарелке. Она хотела бы сказать, что ее ожидания оправдались. Поэтому для Кэрри эта история становится попыткой понять свое отношение к браку: «Да, у меня была свадьба, но разве я замужем? Я замужем?»

Миранда Хоббс, пережив измену Стива в предыдущем фильме, наконец-то чувствует себя дома в комфорте и безопасности. Беда пришла, откуда не ждали, – с работы. Ее все больше и больше ограничивают, проявлению ее очевидных талантов мешает надменный начальник-шовинист. «Миранда всегда считала себя карьеристкой, – говорит Синтия Никсон. – Мужчины могли приходить и уходить, она могла быть матерью или не быть ею, но она всегда оставалась юристом. Сейчас она стала партнером в престижной юридической фирме, у нее огромная зарплата, но у нее новый босс, который терпеть ее не может. У всех нас есть точка кипения, и Миранда ее достигла».

Тоже жена и мать, Шарлотта Йорк-Голденблатт, провела эти два года, окруженная своей растущей семьей, и сейчас оказывается, что она вынуждена отстаивать свой авторитет в глазах собственной дочери Роуз. «У Шарлотты все непросто, – говорит Кристин Дейвис. – Она все еще хочет, чтобы все было идеально, и ей тяжело принять тот факт, что это не так… и что она тоже не совершенна. В этом заключалась ее борьба с собой на протяжении всего проекта. Эта продолжающаяся «битва» покажет, сможет ли она прыгнуть выше головы и сколько еще сюрпризов подбросит ей жизнь прежде, чем она действительно сможет немного расслабиться и прекратить гонку за совершенством. А малышка Роуз станет для нее величайшим вызовом, даже если Шарлотта и не хочет этого признавать».

Пока Шарлотта выпутывается из проблем материнства, свободная Саманта Джонс – снова в Нью-Йорке и снова на охоте – вновь предстает перед нами как воплощение раскрепощенности.

Наиболее общительная из всей четверки, Саманта умеет получать от жизни все и играет всегда только по своим правилам. Но на этот раз судьба подает ей пару крученых мячей – ей приходится мириться с мыслью о возрасте и осознавать, что значит борьба с первыми признаками менопаузы для ее образа жизни. Кэтралл посмотрела на приближение этого жизненного факта с комедийной точки зрения: «Мне доставило удовольствие добавление юмора в эту сюжетную линию, ведь ты слышишь столько негативных историй о том, через что женщины проходят в этот период, – комментирует она. – Мне кажется, нам удалось найти золотую середину в подаче этой темы, сделать историю человечной, смешной и доступной. В Саманте кипит огромная жажда жизни, она повернута на своей сексуальности, она наслаждается ею и интегрирует в каждый аспект своей жизни. Поэтому, когда жизнь бросает ей вызов именно в этой сфере, она до конца сражается за то, что у нее есть».

Кинг утверждает: «Каждая из этих четырех актрис – воплощение чего-то особенного, чего-то, что имеет отношение к каждому. Многие сравнивают себя с Кэрри или Мирандой или хотят иметь подругу, похожую на Шарлотту или Саманту. Зрители верят этим актрисам и их персонажам и с радостью участвуют в каждом приключении, в которое те попадают».

Компанию дамам в этих приключениях составляли различные мужчины, которые приходили и уходили, – в конце концов, что такое «Секс в большом городе» без, уж извините, секса. Писательский труд Кэрри в равной степени зависел от женщин и мужчин в ее жизни, что делало его и пикантным, и значимым. Однако, конечно, никто не оказывал на Кэрри более сильного воздействия, чем ее то-бойфренд-то-нет, друг, любовник, и, наконец, муж… Мужчина Ее Мечты. Или, как мы теперь его называем, Джон Джеймс Престон. Когда мы его видели в прошлый раз, он уже был готов сказать «согласен», тем самым доказывая Кэрри, что она для него – единственная.

Теперь, приближаясь к своей второй годовщине, пара все еще пытается согласовать представления каждого из них о браке. «Фильм – отличный пример того, куда это может завести, поскольку строительство отношений не заканчивается церемонией венчания или свадебным ужином, – говорит Крис Нот. – Обязательно будет следующий день и много несовпадений между людьми, и много сложностей в их отношениях. Вы живете вместе, и обо всем об этом, о взлетах и падениях, мы хотим рассказать в нашем фильме. Когда ты наконец получаешь то, чего так долго ждал, что происходит дальше? Тут возникает целый ряд вопросов. Это всегда долгая и кропотливая работа».

Диаметрально противоположным является брак Миранды и Стива, который один раз уже выстоял в бурном море выяснения отношений после измены Стива, поэтому основа у него теперь как никогда прочная. «Миранда и Стив очень честны друг с другом, – говорит Дейвид Эйгенберг. – Они добираются до сути дела, они знают, что нужно сглаживать острые углы, поддерживают друг друга, но не манипулируют. Они просто говорят, что им нужно, и учатся идти на компромиссы. Это очень правильные отношения».

И хотя у Шарлотты с Гарри тоже очень крепкий брак, впервые она начинает сомневаться в верности мужа. Эван Хэндлер объясняет: «Шарлотта наняла очаровательную ирландку в качестве няни для ее детей. Это заставляет Саманту поинтересоваться, почему подруга привела такое искусительное создание в собственный дом, усиливая подозрения, появившиеся у нее ранее. В фильме поднимается вопрос, действительно ли Гарри стал неверным мужем или Шарлотта – параноиком».

Чтобы не отставать от дам, Стэнфорд и Энтони – лучшие друзья-геи Кэрри и Шарлотты соответственно – нашли спутников жизни: Энтони и Стэнфорда соответственно. И что бы Кэрри ни говорила, возражая против показной пышности, ничто не может сравниться с грандиозными официальными свадебными торжествами: с лебедями, мужским хором и самой Лайзой Минелли, совершающей бракосочетание.

И лишь одна героиня поклялась никогда снова не связывать себя узами брака, это – Саманта. Хотя она и не против быть вместе со своим экс-бойфрендом Смитом Джерродом. Тот приглашает бывшую и ее подруг на пышное мероприятие – нью-йоркскую премьеру его нового фильма. Для съемок сцены на красной ковровой дорожке создатели фильма смогли пригласить нескольких звезд, в том числе гуру моды Тима Ганна и законодательницу молодежной моды Майли Сайрус.

Но больше всего вас поразит отнюдь не красная дорожка в Нью-Йорке, а пейзажи далекой страны, находящейся за полмира от него, там, где Кэрри получает неожиданный привет из прошлого. Как настоящий мираж в пустыне, в центре рынка Абу-Даби, находясь в расстроенных чувствах по поводу ее брака, Кэрри встречает… Эйдана.

«Когда он видит ее, его первая мысль: «Ух ты, какая она красивая!», и как он счастлив ее увидеть, – говорит Джон Корбетт. – За пределами города, в месте, где не знает ни единой души, он думает: «Что плохого в том, если два старых друга поужинают вместе?» У них столько всего в прошлом и столько чувств, тлеющих глубоко внутри, что он просто не может сопротивляться».

«Мир этих женщин был бы совершенно другим, если бы не было мужчин, вокруг которых они пытались построить свою жизнь, – говорит Кинг. – Поэтому парни действительно важны. Речь всегда шла о четверке подруг, но они никогда не привлекли бы столько внимания, если бы зрители не верили или ничего не чувствовали к мужчинам, которых те выбрали. Джон в роли Эйдана Шоу, Крис в роли Мужчины Мечты Кэрри… мне всегда чертовски нравилось писать роли для этих молчаливых героев».

Если мужчины в жизни этих женщин – сердце, то Нью-Йорк – пульс, и пусть слова, что такая съемочная площадка – это еще один персонаж фильма, прозвучат немного банально, но они как никогда верны, ведь не зря фильм называется «Секс в большом городе».

Съемки сцен, где все четыре героини идут по улицам Нью-Йорка, всегда требовали некоторых дополнительных усилий от актеров и съемочной группы, и этот раз не стал исключением, особенно в сцене, которая происходит в небольшом парке на углу Пятой Авеню и 59-й улицы, там, где «Бергдорф Гудман» соседствует с отелем «Плаза». Несмотря на то, что президент Обама посещал мероприятие всего в нескольких кварталах оттуда, тысячи наблюдателей и папарацци толпились и толкались по сторонам, чтобы хотя бы краем глаза увидеть актрис, одетых по моде восьмидесятых, когда Кэрри впервые приехала в большой город.

Съемки также проходили и в самом «Бергдорфе» – редкая возможность, поскольку магазин разрешает снимать внутри только в особенных случаях, например, для ТВ-шоу Барбры Стрейзанд в 1965-м «Меня зовут Барбра».

В отличие от скромной, интимной свадебной церемонии Кэрри и Мужчины Ее Мечты в городской ратуше, свадьба Стэнфорда и Энтони, по словам Кинга, была просто феерией. «Мы снова обыграли идею традиционного и нетрадиционного, – добавляет Кинг. – Свадьба для меня – это совокупность всего того, что ты хотел бы сделать в большом кино: от тщательно продуманной площадки и пышных костюмов, лебедей и собак до большого музыкального номера, исполненного настоящей легендой, – это действительно вызов. Что самое смешное и неожиданное во всей этой Большой Свадьбе, так это то, что браком сочетаются мужчины, именно этот микс традиционного и нетрадиционного – одна из тем фильма».

Если такую свадьбу можно назвать пределом мечтаний Стэнфорда, то именно большая свадьба и большой дом однажды почти разрушили отношения Кэрри и Мужчины Ее Мечты. «Они пытались быть этакой парой «этого невозможного Нью-Йорка», обитающей в пафосном пентхаусе, но ведь это идеал, так невозможно жить, – утверждает Кинг. – Запомнив тот урок, я задался вопросом, насколько низко я должен их опустить, чтобы для Кэрри и Мужчины Ее Мечты место было достаточно великолепным? Тогда я опустил их, как говорит Кэрри, «чуть ближе к земле… на 12 этаж, если быть точным».

В фильме мы узнаем, что одновременно с написанием книги Кэрри провела эти два года, превращая квартиру в дом. «Это микс, – говорит Паркер. – Это совокупность того, что они собой представляют: миссис Джон Престон и Джон Джеймс Престон. Их общая спальня в стиле верхнего Истсайда – не пентхаус, но и не первый этаж. Оттуда открывается потрясающий вид, и ты действительно ощущаешь город вокруг них. Для романтического места действия на Манхэттене по размеру и соотношениям она выглядит вполне правдоподобно».

В фильме Кэрри, Саманта, Шарлотта и Миранда вместе поют песню в караоке, которую Паркер, Кэтралл, Дейвис и Никсон записали за несколько недель до этого в манхэттенской студии, а затем спели под фонограмму во время съемок. При этом Кинг посчитал, что дамы справились с заданием слишком хорошо: «Я сказал им: «Отлично, теперь мы знаем, как вы можете петь. А сейчас давайте еще раз, покажите мне, как могут петь ваши героини. И они сделали это – мы получили совершенно другую запись».

Наверное, наиболее яркий способ, который создатели фильма выбрали, чтобы покончить с традициями, – это отказ от традиционного места съемок, Нью-Йорка. Несмотря на то, что героини уже побывали вместе на курорте в Мексике, Кинг всегда хотел отправить их намного дальше заграницу, туда, где они смогут почувствовать запах и вкус мира, очень отличающегося от знакомого им и как американкам, и как женщинам. Продюсер Джон Мелфи говорит: «Майкл хотел, чтобы они покинули «зону комфорта» и оказались в центре совершенно другой культуры, поэтому он подумал о Ближнем Востоке – новом Ближнем Востоке».

Возможность поехать заграницу появляется, когда Саманта на премьере фильма Смита знакомится с джентльменом по имени Шейх Халид. Шейх надеется, что такой знаток в области PR сможет сделать для его отеля в Абу-Даби то же, что она сделала для карьеры Смита – превратить в звезду в глазах всей Америки, – и приглашает приехать в гости: по системе «все включено». Конечно, Саманта тут же оговаривает, что ее девочки должны поехать с ней.

Марокко, страна с 75-летней кинематографической историей, сыграла «роль» Абу-Даби, ведь большая часть съемок прошла в Марракеше. Однако в первые дни съемочный процесс проходил в сотнях миль от бывшей столицы – на границе Сахары. В конце концов, ни одно путешествие в пустыню нельзя считать законченным без поездки на верблюдах по песку. Сцену, которая также включает ланч в дюнах, снимали там же, где и «Лоуренса Аравийского». Специально для нее из Республики Мали в Западной Африке привезли двух белых верблюдов, каждый из которых мог нести на себе двух девушек. Несмотря на то, что у верблюдов репутация весьма капризных животных, эти профессионалы вели себя очень спокойно… большую часть времени.

В Марракеше съемочный процесс столкнулся с новыми трудностями. Некоторые сцены фильма снимались на восточном базаре, в мусульманском квартале. Марракеш, состоящий из старого укрепленного города, известного под названием медина, и примыкающего к нему современного города, приютил самый большой базар в Марокко. В объектив камеры попали одни из главных «живых» артерий медины – улочки с тысячелетней историей, на которых мечети и дворцы соседствуют с жалкими развалюхами. Художник-постановщик Джереми Конвей немного переделал эти древние переулки, чтобы они больше походили на Абу-Даби, чуть приглушив яркие цвета товаров и поменяв указатели, чтобы те больше соответствовали наречию арабского языка Эмиратов.

Находясь в Абу-Даби, женщины проживают в роскоши бесподобного гранд-сьюта, в комнатах с видом на пышную растительность прилегающей к отелю зеленой зоны и ярко-бирюзовые воды бассейна, от них доносятся отголоски с недалеких кварталов уличного рынка. «Роль» отеля шейха исполнил изысканный «Мандарин Ориентал Йанан Рама Марракеш».

Хотя, пожалуй, никто не знает моду кинематографического Нью-Йорка лучше, чем художник по костюмам Патриция Филд, «Секс в большом городе-2» поставил перед ней целый ряд новых непростых задач. Культурный шок – это самое малое, что можно сказать про то, что происходит, когда дизайнерская одежда встречается с паранджой под небом пустыни.

«Я почувствовала огромный прилив вдохновения, просто прочитав сценарий, – говорит Филд, – и я получила огромное удовольствие, работая с ним, ведь история уносит нас в самую настоящую сказку. В этом волшебном месте действительно есть что-то особенное, и сделать наряды роскошными и при этом немного не из этого мира – значило прыгнуть выше головы».

Филд, чьи родители родом из Турции и Греции, воспитывалась в похожей атмосфере: «Я выросла, окруженная всем этим, у меня есть родственники в Египте. На Ближнем Востоке очень много схожих веяний, поэтому тематика фильма не была совершенно чужой для меня: я знала детали и могла вплести их в мое представление о четырех женщинах, приехавших туда, чтобы отдохнуть по высшему разряду». Для контраста с некоторыми, наиболее характерными для героинь цветами, например черным, она использовала в струящемся шелке, шифоне и сатине завораживающие мерцающие золотистые тона, ослепительно белые краски и насыщенные оттенки земли, чтобы придать ощущение легкости и воздушности одеяниям пустыни.

Для менее утонченных и изысканных сцен и для первого в истории «Секса в большом городе» флэшбека, сценарий Кинга потребовал от Филд отправить дам назад в прошлое, точнее во времена, которые сегодня многие могли бы счесть достаточно сомнительными в плане моды, – в восьмидесятые.

«Шарлотта в восьмидесятых? Это сегодня – она Шарлотта, при этом она очень консервативна, что сегодня называют классикой. Тогда же это считалось старомодным», – говорит Филд. За идеями для образа Миранды, которая не так уж давно обрела собственный стиль, Филд вернулась в ранние годы жизни персонажа: «В первых сезонах Миранда совершенно не интересовалась модой и была действительно плохо одета. Поэтому я просто вернула ее еще дальше назад». На противоположном конце модного спектра восьмидесятых оказалась дикая Саманта, напоминающая взъерошенную металлистку. «Она была бунтарем, – смеется Филд. – Свои ключевые представления о ней я взяла из ее мне-все-равно-что-обо-мне-подумают личности. Она была наиболее буйной из всех, потому такова она и сейчас». Поскольку проводником для нас в этом «путешествии в прошлое» является Кэрри, ее персонажу нужно было два разных наряда из восьмидесятых. И если первый был навеян одним их наиболее ярких фильмов десятилетия «Танцем-вспышкой» и в нем много от личности Сары Джессики Паркер, то второй отсылает нас к одной из законодательниц мод восьмидесятых – Мадонне.

Для Кэрри Брэдшоу, женщины необычной во всех смыслах этого слова, делать то, что от нее ожидают, никогда не было нормой жизни, и ее позиция в этом фильме не изменилась. Как говорит Майкл Патрик Кинг: «Традиции появились и свели ее с ума». Но для актеров и съемочной группы «Секса в большом городе-2» совместная работа на протяжении многих лет стала, наверное, наилучшей традицией.

А ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО…

Сара Джессика Паркер (Кэрри Брэдшоу / продюсер) получила множество наград как «Лучшая актриса» за роль Кэрри Брэдшоу: «Золотой глобус» в 2000, 2001, 2002 и 2004 и «Эмми» в 2004 гг. А также была пять раз номинирована на «Эмми» и четыре – на «Золотой глобус».

Ким Кэтралл (Саманта Джонс) помимо прочего является признанным писателем, список ее произведений включает несколько бестселлеров.

Кристин Дейвис (Шарлотта Йорк-Голденблатт). Активный филантроп, Дейвис является Послом Мира от Международного Оксфордского комитета помощи голодающим и недавно от лица этой организации участвовала в Саммите Тысячелетия в Монреале. Также она была внештатным представителем ООН, пытаясь победить бедность и бороться с социальной несправедливостью. Она часто ездит в Африку, посещая местные племена, чтобы лучше понять особенности родовых отношений, проблемы бедности и окружающей среды. Она также выступает за сохранение дикой природы, сотрудничая с «Дейвид Шелдрик Уайлдлайф Траст», организацией созданной в Кении, чтобы выкармливать осиротевших слонят и возвращать в их среду обитания.

Синтия Никсон (Миранда Хоббс) является обладательницей наград «Эмми», «Тони» и «Грэмми», снимается в кино, на телевидении и работает на сцене с 12 лет.

Крис Нот (Мужчина Мечты Кэрри) преподает в Драматической школе Йеля.

Патриция Филд (художник по костюмам) уже 25 лет является успешным, получившим многочисленные награды за кино- и телевизионные постановки дизайнером. В мир моды попала благодаря своему всемирно известному нью-йоркскому бутику, созданному еще в 1960-х гг.

[X]