Опубликовано: 850

Пять великих сцен из фильмов, снятых с огромным риском для жизни

Пять великих сцен из фильмов, снятых с огромным риском для жизни Фото - novafisha.ru

Иногда снять поистине ужасный и жестокий момент для фильма можно только путем зверского обхождения с актерами, что происходит удивительно часто.

Да, в наш век компьютерных эффектов, когда целые сцены снимают перед зеленым экраном с теннисными мячами, по-прежнему невозможно найти замену полному пренебрежению к безопасности человека.

№5. «Бесславные ублюдки». Актеров едва не сожгли заживо в пожаре кинотеатра. 

В кульминационной сцене «Бесславных ублюдков» Квентин Тарантино сворачивает с курса исторической правды и предлагает зрителю более очистительный и сверхжестокий вариант гибели Гитлера, нежели скучное приевшееся самоубийство в бункере, к которому все мы давно привыкли. Там охотники за нацистами из числа евреев убивают его очередью из автомата прямо в лицо в кинотеатре, который горит и рушится.

По иронии судьбы, во время съемки сцены убийства Гитлера едва не погибли два актера - Элай Рот (Eli Roth) и Омар Дум (Omar Doom), которые по сценарию должны были расстрелять фюрера. Кто мог подумать, что поджог декораций вокруг них окажется настолько опасным? 

Да, можно прибегнуть к компьютерной графике, чтобы изобразить горящее здание, однако гораздо убедительнее поджечь его по-настоящему, а потом заорать «СЪЕМКА»! Так что пламя, бушевавшее на заднем плане в момент, когда «Ублюдки» расстреливали Гитлера, было вполне реальным, и актеры находились внутри здания. Это не был какой-то там паршивый эффект зеленого экрана. Огонь предполагалось контролировать, чтобы он не подобрался к актерам ближе шести метров, однако пламя редко поступает так, как ему говорят. 

Поэтому огонь вполне предсказуемо распространился по кинотеатру почти мгновенно, и уже через 30 секунд был прямо над двумя этими актерами. 

Конечно, горевшие вокруг них декорации были очень дорогими, так что у них был всего один шанс для съемки этой сцены. Поэтому все спешили снять ее до того, как вырвавшийся из-под контроля огонь сожрет их.

Температура пожара быстро достигла тысячи градусов, и если Тарантино и его съемочная команда были в защитных пожарных костюмах, то Рота и Дума лишь покрыли защитным гелем, чтобы не было ожогов кожи. Жара оказалась настолько невыносимой, что Элай Рот потерял сознание еще до окончания сцены, и на следующий день ему пришлось держать руки и голову под ледяным компрессом. Если бы съемка продлилась на несколько секунд дольше, Элай Рот и Омар Дум погибли бы в огне. Или серьезно обгорели. В любом случае, это было бы ужасно.

В фильме есть лишь одно указание на то, насколько все вышло из-под контроля во время съемок. Речь о гигантской свастике, висящей на сцене позади Рота и Дума. Во время пожара она срывается и падает на землю, хотя не должна была упасть. Державшие ее провода просто расплавились от невыносимой жары.

Так что, когда будете смотреть эту сцену, помните, что два актера стоят в помещении, где настолько жарко, что плавится даже сталь. Остается надеяться, что парень, игравший Гитлера, не очень страдал, так как, судя по жестокому реализму съемок, его должны были расстрелять по-настоящему еще до обрушения свастики.

№4. «Техасская резня бензопилой». Настоящие ножи, настоящая кровь, настоящее безумие.

К концу оригинальной «Техасской резни бензопилой» все друзья главной героини Салли уже мертвы, и либо висят на мясных крюках, либо лежат в холодильниках в подвале. Салли привязывают к стулу за обеденным столом, а семья злобных людоедов сидит вокруг, издеваясь над ней. Сцена длится больше пяти минут, там полно криков и крупных планов ее зрачков. А Кожаное Лицо и его семья в это время подвергают ее страшным психологическим пыткам, которые невозможно смотреть. 

Просмотреть всю сцену с самого начала, когда они дают деду попить ее крови, до того момента, когда семейка пытается убить ее молотом, это настоящее мучение. Это похоже на наказание, что не очень-то и удивительно, если учесть, что снимавшимся в этом эпизоде актерам было намного хуже. 

Дело в том, что в этом доме во время съемок происходили вполне реальные психологические истязания, причем не только Салли (в исполнении Мэрилин Бернс (Marilyn Burns)). Съемки в той столовой велись 27 часов кряду, и было это в середине техасского лета, когда температура на улице достигала 40 с лишним градусов. А внутри дома было еще жарче, поскольку все окна были плотно закрыты, чтобы не проникал свет. Вдобавок ко всему на столе лежали груды кусков сыра, которые играли роль декораций, но из-за них в комнате воняло так, будто там разлагался чей-то труп. 

Все это в сочетании сводило с ума и актеров, и съемочную группу. Игравший Кожаное Лицо Гуннар Хансен (Gunnar Hansen) пережил, пожалуй, самые большие мучения. Он был в тяжелой кожаной маске, которую нельзя было стирать на протяжении всех съемок (если бы грязные пятна во время съемок исчезли, то это выглядело бы неестественно). Так что он, по сути дела, страдал внутри собственной крошечной и вонючей печки. Жара его настолько одурманила, что у него возникла мысль, будто он должен по-настоящему убить Мэрилин Бернс.

В сцене, где Кожаное Лицо режет Бернс палец, чтобы старик пососал ее крови, специальное приспособление должно было выпустить ненастоящую кровь, но оно постоянно засорялось. Хансен, у которого уже начинали плавиться мозги, готов был сделать что угодно, лишь бы выбраться из той комнаты. Поэтому он отвернулся от всех в сторону, снял с ножа предохранительную ленту, а потом просто разрезал Мэрилин палец по-настоящему. 

Поэтому на экране вы видите ее собственную кровь и ее вполне настоящую реакцию на то, как она оказалась связанной в доме при 45 градусной жаре, как ей разрезали палец, а люди вокруг просто не могли вспомнить, хотят они ее смерти или нет. 

№3. «Кэрри». Актеров поливали водой из настоящего пожарного гидранта.

Большинство девушек помнит о том, как они стояли в толпе во время выпускного бала и втайне мечтали о том, чтобы убить королеву этого бала. Но Кэрри все ставит с ног на голову и позволяет королеве бала при помощи психокинеза одним разом убить всех своих одноклассников. 

Все начинается с того, как всеми отвергнутая и страдающая от насмешек в школе Кэрри Уайт попадается на старый классический трюк: ее с головы до ног обливают свиной кровью из ведра, привязанного к веревке, которую дергает сидящий под сценой Джон Траволта. Кэрри шутку не оценила. А поскольку девушка обладала способностями к телекинезу, она закрыла все двери на выпускном балу и медленно убила всех присутствовавших на вечере учителей и учеников. 

Основным оружием Кэрри в этой сцене стал пожарный гидрант, который начал скакать и извиваться по спортзалу подобно змее, обливая учеников мощной струей воды и сбивая их с ног так, что они пробивали своими телами столы (вроде есть такая змея, которая умеет это делать, не знаете?). Во время съемок этой сцены режиссер Брайан Де Пальма (Brian De Palma) хотел, чтобы самых злобных героев струей воды било прямо в лицо. Однако присутствовавшие на площадке пожарные сказали, что бить людей в лицо струей воды, пусть даже они актеры, слишком опасно из-за мощного напора. В ответ на это Де Пальма сказал «эх» и все равно начал поливать детей водой. Можете спросить актрису Пи-Джей Соулз (P.J. Soles) – ту, которая на бал почему-то надела бейсбольную кепку. 

Как видите, они добились очень реального эффекта с гидрантом, потому что гидрант реально ударил актрису в голову мощной струей воды. И что здесь такого? Ну, Соулз отвернулась от струи, и водяная струя чудовищного давления порвала ей барабанную перепонку. Это было так больно, что она упала и сразу потеряла сознание. 

Она оглохла на это ухо на полгода. Так что в этой сцене вы на самом деле видите, как юная девушка теряет сознание от боли из-за разорванной барабанной перепонки, когда ее ударяет в лицо струя воды из пожарного гидранта. И люди потом платили, чтобы посмотреть на это! Вот она, магия Голливуда.

№2. «Заводной апельсин». Сломанные ребра и утерянное зрение.

Мы раньше писали о тактике пыток и мучений Стэнли Кубрика, но этот парень за свою карьеру сотворил так много ужасных вещей с актерами, что возникает вопрос: а может, он решил стать режиссером, чтобы мучить людей на законных основаниях? Во время съемок «Заводного апельсина» Кубрик делал все свои кошмарные вещи, например, снимал простые сцены по 40-50 раз, а также практиковался в жестокости особого, целенаправленного сорта, направив ее почти исключительно на Малкольма Макдауэлла (Malcolm McDowell). 

Ну конечно, Кубрик поиграл во все свои любимые игры. Скажем, он настоял на том, чтобы у героя Макдауэлла Алекса была любимая змея, хотя Макдауэлл панически боялся змей (да и в сценарии ее не было). Но ты не испробуешь полной чашей угощение Кубрика, если не получишь на съемках какие-нибудь вполне реальные травмы или повреждения, которые придется лечить. Так, в сцене, где человек швыряет Алекса на землю, а потом топчет его, режиссер потребовал, чтобы актер добавил реализма и по-настоящему наступил Макдауэллу на грудь. В результате тот получил перелом ребер.

Однако самой мучительной сценой для Макдауэлла оказался наиболее известный эпизод – когда его «лечат» в больнице.

Именно тогда Алекса заставляют часами смотреть сцены изнасилований и избиений широко раскрытыми глазами, прикрепив к векам нечто, напоминающее маленькие щипцы для барбекю. Во время этой сцены врач, которого вы видите на экране, закапывает Алексу в глаза капли, чтобы не высохла слизистая оболочка. Это был настоящий врач, и его присутствие было необходимо по той причине, что иначе Макдауэлл мог навсегда ослепнуть.

И тем не менее, даже несмотря на предосторожности, этот аппарат так сильно поцарапал Макдауэллу роговицу, что тот хотел прекратить сниматься. Вместо того, чтобы остановить съемки и подождать, пока глаза у Макдауэлла придут в норму, Кубрик сказал ему: «Съемки продолжим. Второй твой глаз я поберегу».

Так что, когда вы видите в фильме Алекса, сидящего в смирительной рубашке с широко открытыми при помощи зажимов глазами, и кричащего, чтобы его не мучили, мы даже не знаем, насколько все это игра, а насколько реально. Наверное, Кубрик тоже не знал.

№1. «Зловещие мертвецы». Весь фильм сплошной ужас.

Причина, по которой вы слышали о Брюсе Кэмпбелле (Bruce Campbell), и по которой режиссер Сэм Рэйми (Sam Raimi) («Человек-паук») сделал себе карьеру, заключается в том, что в 1981 году Рэйми вместе с продюсером Робертом Тапертом (Rob Tapert) решил снять малобюджетный фильм ужасов под названием «Зловещие мертвецы». Съемки они начинали, даже не зная как следует о том, как делается кино. И уж конечно, они не знали, как безопасно для людей делать все эти сумасшедшие трюки с кровью. Во-первых, эти надоедливые меры безопасности – они дороги. Гораздо дороже создать иллюзию, что актеры находятся в опасности, чем по-настоящему подвергнуть их опасности и все снять. Во-вторых, они считали, что опасность это необходимый элемент. Работавший в составе съемочной группы Джош Бекер (Josh Becker) рассказал в интервью, как Рэйми говорил актерам: «Если всем больно, и все страдают, это преобразуется в ужас». Никто и не подумал поправить его или объяснить, что такое игра и вымысел, и поэтому во время съемок «Зловещих мертвецов» Рэйми и Таперт реально и вполне осознанно издеваются над актерами. А как еще передать мрачную и суровую реальность жестокой жизни? 

Поэтому, когда надо было сделать так, чтобы камера разбила оконное стекло, приближаясь к одной из ведущих актрис, Рэйми не придумал ничего лучшего, как реально разбить ею оконное стекло. Вы видите, как актриса в этой сцене закрывает голову руками, но она делает это из-за того, что ей в лицо летят настоящие осколки стекла.

Да, и следует иметь в виду, что все это происходило на протяжении 15 месяцев в арендованной хижине в лесной чаще, где не было водопровода и отопления (мыть руки им приходилось кипятком из кофеварки). В один из моментов Брюс Кэмпбелл растянул лодыжку, и следующие две недели Сэм Рэйми и Роберт Таперт специально тыкали в нее палками, чтобы парень хромал в каждой сцене.

Но самым опасным моментом за всю съемку стала сцена, в которой Брюс Кэмпбелл отбивается от одержимой девушки, пытающейся ударить его кинжалом. Проблема была в контактных линзах, которые использовались для создания эффекта демонических глаз, потому что они были абсолютно непрозрачные. 

Поэтому актриса, атаковавшая Кэмпбелла, была по сути дела слепа. А кинжал? Кинжал был настоящий. Задача актрисы состояла в том, чтобы двигаться в направлении Брюса Кэмпбелла, размахивая перед собой ножом. А задача Брюса заключалась в том, чтобы не погибнуть. Если эта сцена в кино смотрится реальнее остальных, то это потому, что он по-настоящему пытается увернуться от кинжала. 

Не совсем понятно, почему они так настаивали на реальном лезвии, однако Таперт как-то произнес фразу, много говорящую о его отношении к актерам. Когда одна из актрис серьезно порезала ноги, убегая босиком по лесу во время одной из сцен, он заметил кровавые следы и сказал: «Мне нравится, когда актер истекает кровью. Я чувствую, что не зря плачу ему деньги».

Это так, ибо поскольку бюджет всей картины составил менее 400 тысяч долларов, актерам, видимо, платили скидочными купонами. Но ведь они стоят того, чтобы пролить за них кровь, не так ли? 

 

[X]