Опубликовано: 868

Принц Персии: как это было

Принц Персии: как это было

 «Принц Персии: Пески Времени» стал полигоном, где каскадеры смогли продемонстрировать

множество граней своего мастерства. Здесь было все: и паркур с прыжками и акробатическими номерами, доступными, пожалуй, лишь тем, кто невесом и не боится смерти, и страусиные бега.

КАК СПРАВИТЬСЯ С ТРЮКАМИ И ПАРКУРОМ?

Командой этих сорвиголов управляли первый координатор трюков Джордж Агилар, второй координатор трюков Грег Пауэлл, координатор трюков в Марокко Стивен Поуп, координаторы боевых сцен Томас Дюпон и Бен Кук, а также хореограф паркура Давид Белль.

Актеры начали готовиться к этим съемкам за несколько недель до того, как прозвучала первая команда «Мотор!». Подготовка была спланирована так, чтобы все главные действующие лица вышли на пик физической формы и освоили верховую езду к началу съемок. Впрочем, Джейк Джилленхол и так был в отменной форме, ведь он большой любитель бега, велосипеда и вообще самых разных видов спорта.

«Нет смысла сниматься в подобном фильме, если ты не готов сам выполнять трюки, - говорит Джилленхол, - Удачно, что я как раз был в неплохой форме, а значит, мог выполнять задачи, которые передо мной ставились. Тем не менее, я еще немного поработал над мускулатурой, чтобы достичь оптимального состояния. На это ушли долгие часы пробежек, паркура, работы в тренажерном зале и верховой езды».

Вместе с другими актерами Джилленхол весьма усердно обучался верховой езде под руководством Риккардо Круза Мораля, одного из лучших испанских специалистов по выездке. Занятия проходили на ранчо Мораля под Мадридом. Для Джеммы Артертон этот опыт стал настоящим открытием. «Я никогда раньше не скакала верхом в своей жизни, поэтому перед съемками меня отправили проходить курс молодого бойца для тех, кто впервые увидел лошадь. Это занятие оказалось чудесным. Теперь езда верхом – мое серьезное увлечение. Один из трюков, которые я выполнила сама, - это момент, когда меня выносит на спину скачущей на меня лошади. Теперь у меня есть повод для гордости».

Томас Дюпон, за плечами у которого работа над всеми тремя сериями «Пиратов Карибского Моря», был приглашен на съемочную площадку «Принца Персии: Пески Времени» в качестве координатора боевых сцен. В этой же должности состоял и Бен Кук. Именно Дюпон снялся в роли зловещего Ассасина Хассада, орудующего убийственными металлическими хлыстами. Дюпону пришлось сниматься в весьма драматичной сцене на высоте 2,5 км. «На высоте непросто вести продолжительный бой. За минуту нам приходилось проделывать много всяких штук. В фильме эта сцена длится не так долго, но ее съемка стала серьезной проверкой на выносливость. Ведь мы выкладывались по полной, нанося друг другу мощные удары, бегая и прыгая. От такого у кого угодно дыхание перехватит. И это на высоте два с лишним километра, где воздух разреженный. Этот эпизод дался нам нелегко».

Создатели фильма решили сохранить один важнейший аспект видеоигры Джордана Мехнера, хотя изначально его воплощение на экране казалось нереальным. «В видеоигре принц бегает по стенам, а также проделывает прочие трюки, основанные на паркуре, - объясняет режиссер Майк Ньюэлл, - Паркур зародился в пригородах Парижа, где дети от скуки стали испытывать свои физические возможности, используя все доступные им поверхности. Я отсмотрел множество документальных кадров, где эти ребята ходят по стенам и перепрыгивают с крыши на крышу. По-настоящему, без дураков. Их атлетизм за гранью реальности. Поэтому мы пригласили ведущих мировых специалистов по паркуру, чтобы они научили нас кое-каким весьма зрелищным трюкам».

«Мы решили обратиться к первоисточнику, к лучшему из лучших, - говорит Брукхаймер, - Так в нашей команде появился Давид Белль».

Несмотря на молодость, Белль – легенда паркура. Собственно, он один из его основателей. «Ради таких фильмов я хотел бы задержаться в киноиндустрии, - говорит Белль, - Когда смотришь такой фильм, то дух захватывает так, что хочется самому оказаться в кадре. И теперь представьте: вы действительно оказываетесь в кадре. Ваша детская мечта сбывается». По-французски паркур еще называют l’art du deplacement, что значит «искусство перемещения». И действительно, и «трейсеры» (так называют тех, кто исполняет эти головокружительные трюки), и зрители, наблюдающие за их пируэтами, считают, что это настоящее высокое искусство. В «Принце Персии: Пески Времени» используется как сам паркур, так и его разновидность, известная как free running, «свободный бег».

«Это настоящее искусство, - говорит Брукхаймер, - Когда вы видите, как люди взбираются по отвесной стене, причем без всякой страховки и хитроумных приспособлений, у вас захватывает дух. Все строится на их исключительной физической силе».

Давид Белль, человек, сформировавший искусство паркура в его нынешнем виде, дает ему четкое и лаконичное определение. «В общем, паркур – это разновидность тренировки, позволяющая атлету преодолевать препятствия за счет владения собственным телом. Чем больше вы тренируетесь, тем вы быстрее и тем больше вы умеете. Тренируясь, вы разрабатываете несколько видов движения, которые позволяют вам проходить по сложным трассам, между зданиями и крышами. Это такой способ двигаться в пространстве».

Белль был приятно удивлен способностями Джилленхола к паркуру, а также энтузиазмом, с которым актер приступил к тренировкам. «Джейк более чем убедителен, - говорит Белль, - Я видел, как он работает, как он движется в различных сценах. Всё, как нужно».

Особенно рад работе с Давидом Беллем был Уилл Фостер, юный трейсер, играющий роль Дастана в детстве. «Когда я узнал, что буду у него тренироваться, то стал сильно нервничать, - признается Фостер, - но он помог мне преодолеть боязнь. Мне с ним легко, ведь я немного говорю по-французски. Давид показал мне много разных прыжков и скачков. Если он видит, что я делаю то, что нужно, он так и говорит. Но потом всегда подсказывает, где и что можно улучшить. Давиду важно донести до нас, т.е. для тех, кто помладше, что паркур – это не просто когда достаешь камеру и записываешь на нее прыжок с какой-нибудь высоченной штуки, это искусство, которому нужно долго учиться, прежде чем окрепнешь и выдашь что-нибудь действительно стоящее».

ВИЗУАЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ

«Когда вы думаете, что всё уже повидали», - говорит Джерри Брукхаймер, – «мы переворачиваем ваше представление о визуальных эффектах и делаем то, что никто до нас не пытался. Мне хочется надеяться, что в фильме «Принц Персии: Пески Времени» вы увидите что-то новое, по-настоящему необычное и интересное».

Для создания 1200 визуальных эффектов в этом фильме были приглашены Том Вуд и его армия продюсеров, менеджеров, координаторов, техников, инженеров и специалистов по работе с данными. Некоторые из этих эффектов были крайне сложными, например, возвращение во времени, или колоссальная песчаная буря в эпизоде с Песочными часами богов, или ров со змеями Ассасинов; другие же представляли собой малозаметные вставки в кадре.

Вуд призвал на помощь все современные технологии. Самыми тяжелыми и ответственными для него стали четыре эпизода «возвращения во времени» - по сценарию, при нажатии на камень в рукоятке Кинжала высвобождались Пески времени. «Мы сразу же решили, что не будем просто пускать пленку в обратном направлении», - объясняет Вуд. – «Это бы выглядело, как быстрая перемотка на видеомагнитофоне. Нам надо было придумать оригинальный и визуально интересный подход. В итоге, мы поставили себе целью создать картинку, где бы время и пространство деформировали и искажали всё, что вы видите».

«Этот эффект был создан на студии визуальных эффектов Double Negative», - продолжает Вуд. «Они называют его «захват изображения». Сначала мы тщательно проработали весь эпизод с помощью «аниматики» - это что-то вроде анимированной раскадровки. Затем мы пришли на съемочную площадку и отсняли необходимое, после чего четыре дня занимались только этим визуальным эффектом, расставляя камеры там, где нам было нужно».

«Мы использовали девять камер Arriflex 435 с одинаковой оптикой, которые снимали до 48 кадров в секунду при угле в 45 градусов, из-за чего возникли сложности с переустановкой освещения на площадке. Это было нужно для того, чтобы изображение было максимально четким. Парни из Double Negative расставляли камеры и следили за тем, чтобы все было предельно точно. На то, чтобы правильно расположить каждую группу камер, у нас уходило до двух часов».

«Мы заставили актеров работать так: они снимаются двадцать минут, потом уходят на два часа, потом возвращаются еще на двадцать минут, и им необходимо помнить, что было перед перерывом. Это было непросто», - вспоминает Вуд.

Съемки этих эпизодов потребовали от актеров максимального напряжения - им пришлось призвать на помощь все возможности своей памяти и всё умение сосредотачиваться. «Я никогда раньше не снималась в эпизодах с визуальными эффектами, и это оказалось очень и очень долгим процессом», - признается Джемма Артертон. – «Но на экране это смотрится волшебно, и фильм приобретает совершенно иной вид».

ОДЕЯНИЯ ПЕРСИИ

В одном из кварталов Марокко, который называется Zone Industrielle (Промышленная зона), есть ничем не примечательная улица. На ней находится здание, с виду похожее на типичный склад или фабрику. Однако в течение долгих месяцев до начала съемок «Принц Персии: Пески Времени» а также во время съемок в Марокко тут располагалась настоящая фабрика грез и фантазий. Здесь трудились резчики, закройщики, костюмеры, сапожники, швеи, шляпники, красильщики, оружейники и ремесленники. Вся эта армия специалистов работала под началом художника по костюмам Пенни Роуз.

«Пенни абсолютно уникальна», - говорит продюсер Джерри Брукхаймер, который пригласил Пенни Роуз работать над всеми частями трилогии «Пираты Карибского Моря». «Она невероятно внимательна к деталям, а главное, она обладает поразительным умением подобрать костюм так, что он идеально создает образ персонажа. Она может организовать работу в любой точке земного шара. Она – строгий начальник, но мы все восхищаемся её талантом».

«Картины в восточном стиле послужили для меня источником вдохновения», - говорит сама Роуз. – «Большая часть полотен была написана в эпоху королевы Виктории, так что по сути – это взгляд из ХIХ века на события предшествующих эпох. Для меня были очень важны эти картины – то, во что одеты люди, все эти летящие одеяния, необычные формы и даже то, сколько человек на них изображено».

Для фильма «Принц Персии: Пески Времени» Роуз пришлось создать не менее 7000 костюмов, и практически все из них были придуманы ею «с нуля». В этом ей помогали Тимоти Джон Норстер, Марджи Форчун и Мария Торту (помощники художника по костюмам), Кен Крауч, Люси Бауринг и Марк Холмс. В работе, разумеется, участвовали многочисленные костюмеры, красильщики, сапожники, мастера по работе с металлом и многие другие специалисты из всех стран мира.

У Роуз есть хитрость, непонятная для непосвященных – отдельная команда, занимающаяся обработкой уже созданных костюмов. «В тех фильмах, над которыми я работаю, актеры почти никогда не выходят на площадку в новеньких, с иголочки костюмах,» - объясняет она. – «Даже в фильмах в стиле фэнтези, как этот, костюмы должны выглядеть естественными и настоящими, так что сначала мы их «доводим до ума». В нашем арсенале есть даже такие вещи, как бетономешалка. Мы кладем в нее только что сшитую одежду из кожи, добавляем несколько камней и крутим всё это несколько часов. В результате одежда приобретает хорошо поношенный вид. Мои люди даже используют терки для сыра, чтобы создать максимально реалистичные дырки и потертости – хотите верьте, хотите нет».

Чтобы найти ткани для всех этих костюмов, Роуз летала по всему свету – Турция, Таиланд, Афганистан. Китай, Малайзия, Великобритания, Париж. Рим, и, конечно, Марокко. Иногда она использовала найденные материалы очень неожиданным образом: например, чтобы создать цветастое, но поношенное одеяние Шейха Амара, она сшила вместе три индийских покрывала для кровати. «Затем мы обработали все при помощи терки для сыра, так что у нас получился замечательный «ободранный» вид, где проглядывали все рисунки и все нижние слои одежды. А сапоги шейха сделаны из старого ковра», - признается Роуз.

Продолжение следует.

Загрузка...

[X]