Опубликовано: 605

Пила 7: Лобзиком по извилинам

Пила 7: Лобзиком по извилинам

Это дело я люблю,

Всё на свете я пилю.
Песенка из мультфильма «Голубой щенок».

Есть множество вещей, которые с большим удовольствием можно пилить. Можно спилить дерево, можно перепилить доску, весьма полезно распилить тюремную решётку, и очень приятно — бюджет или симпатичную девушку в цирке. А уж мозги можно пилить сразу в прямом и переносном смыслах. Последним, уже седьмую серию подряд, занимаются владельцы франшизы «Пила». Теперь в триде формате. То есть, на всю глубину.

Итак, экскурсия в анатомический театр при аде продолжается. Истерзав кучу тел, создатели сериала задумались о душе. Оказывается, выжить в ловушке загадочного Конструктора — это ещё полдела. Надо затем научиться с этим жить. На помощь пережёванным героям прошлых серий, заполненным рефлексией по самое не балуй, приходит некто Бобби Даген, сам некогда прошедший тест на выживание. И всё бы хорошо, вот только в лапах Пилы Даген на самом деле никогда не был и наврал с три короба, чтобы банально обогатится. И ничего хорошего его, разумеется, за это не ждёт.

В это же время детектив Хоффман, наследник дела Пилы, продолжает морочить всем головы и благополучно ускользать от полиции. Однако на горизонте появляется доктор Гордон, тот самый, из первой серии. И нет никаких сомнений, какую роль ему уготовили сценаристы.

Описывать сюжет «Пилы», прямо скажем, всё равно, что комментировать пинг-понг: шарик налево, шарик направо. Идея всё та же, и напрямую заимствована из популярной некогда детской компьютерной игры «Инкредибл мэшин»: создай механизм, в котором нет никакого смысла. По мере совершенствования механизмов всё меньше смысла оставалась и в самой франшизе. Если раньше зрителя хоть немного волновал вопрос: а за каким чёртом все это? — то теперь все вопросы отпали. Кровь течёт, тела расчленяются, вот вам, собственно, и «сабж».

Впрочем, создатели, помимо появления доктора Гордона и солиста-вокалиста Linkin Park Честера Беннингтона в одной из второстепенных ролей, приготовили зрителю ещё пару сюрпризов. А именно: инженерно-механические казни теперь публичные и в отдельно взятом случае даже массовые.

Вообще надо сказать, разместить дьявольские механизмы прямо на улице, в окружении людей, снимающих очередную казнь на мобильные телефоны, вместо того чтобы вызвать полицию — это очень в точку. По сути, это сам дух сериала и есть. Ведь зрители, что в зале, что на экране — это не совсем вменяемые обыватели, оценивающие недолив крови за их кровные деньги на билет. Если в первых двух сериях ещё можно было наблюдать хоть какую-то детективную интригу, то теперь остаётся только скрупулёзно считать уконтропупенных героев.

Фанаты франшизы могут быть спокойны. За каждый потраченный ими цент создатели отвесят страждущим полную меру клюквенного кошмара и пару кровавых кусков, летящих прямо в экран. Ну, а зачем ещё билетёры раздали вам такие модные очочки? Вот то-то. Триде рулит, однако ёлочные игрушки, похоже, всё-таки поддельные. Как говорил трибун революции Владимир Маяковский: «Одна женская ножка возбуждает, кордебалет — нет».

И самым трагичным для зрителя в седьмой серии самой длинной в мире «Пилы» стало обещание создателей на этом покончить с разделкой туш и душ. Да, господа, перед нами завершающая серия. Она же первая трёхмерная, она же последняя вообще. В ней пообещали (и кстати, обещание выполнили) расставить все точки над «i» и допилить тех, кого недопилили в предыдущих сериях. Финита ля комедия. Пусть и запоздалая.

Если что-то очень долго пилить, обязательно допилишься. Особенно, если пилишь сук, на котором и сидишь.

Вот такое кино. Или первая серия, второй сезон?

Автор: Олег Денежка
Источник:
Кинокадр

Загрузка...

[X]