Опубликовано: 565

«Немыслимое» о лебеде, раке и щуке

«Немыслимое» о лебеде, раке и щуке

«Немыслимое» от Грегора Джордона об элементарной математике,

дипломатии, и немного о любви.

Сюжет в общем, ординарен. Террорист, бомбы, требования о свободе исламского мира от диктатуры американской демократии, мобилизация спецслужб и военных – все это было уже неоднократно.

Однако ужас не в количестве человеческих жертв, как это не прискорбно. А в том, что «когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет». Даже если это дело национальной безопасности.

Никакая бдительность американцев, подозревающих своих соседей в связи с террором из-за использования удобрений не спасет от внезапности угрозы. 

Просто потому что страх, даже мотивированный, делает из людей фанатиков. Таких же опасных, как и те от которых они пытаются спасти своих близких, страну и принципы свободы.

В процессе просмотра можно, разумеется, задаваться высокими и отвлеченными вопросами, известными благодаря классикам от литературы до кинематографа. Такими, например, сколько стоит слеза одного ребенка или работает ли Конституция повсеместно.

Можно долго рассчитывать на «первый» и «второй» тех, кто против любого насилия, и тех, кто взвешивает количество жизней. Только это не изменит ситуацию глобально.

Можно мысленно аплодировать герою Майкла Шина террористу Юсуфу-Янгеру, который, несмотря на методы выдвигает очень уж красивые требования. Или восхищаться гуманистической принципиальностью агента Броуди в исполнении Кэрри-Энн Мосс. Но только герой Самуэля Л.Джексона – Эйч, вызывает странные, смешанные чувства.

Именно он самый цельный и дальновидный, именно он самый прилежный гражданин и семьянин, именно его жена – воплощение той самой настоящей, верной, вечной любви.

А самое, пожалуй, удивительное, что несмотря на море крови и цель, оправдывающую средства, так трудно отвлечься во время демонстрации пыток. Так, порой, увлекает работа виртуозного повара на телекухне. Так ловко и умело орудует он кулинарным инвентарем. Так и Эйч увлекает своей работой. Хотя, Бог мой, как же это отвратительно и античеловечно!

И сильней всего оттеняет ужас ситуации неожиданное желание смеяться. Над абсурдностью ситуации, над серьезностью глупости, над трусостью сильных мира сего… 

[X]