Опубликовано: 1500

Какой лагерь выберут киношники?

Какой лагерь выберут киношники? Фото - Tengrinews.kz

Эмоциональный пост в социальных сетях, посвященный конфликту поколений в киноиндустрии Казахстана, написала на прошлой неделе доктор искусствоведения, глава Ассоциации кинокритиков Гульнара АБИКЕЕВА.

"КАРАВАН" связался с автором и узнал, почему "Казахфильм" больше не монополист сферы кино и как новая система государственного финансирования отразится на производстве.

Киносфера бурлит и волнуется

– Гульнара Ойратовна, что послужило поводом написания вашего поста в "Фейсбуке" "Почему воюют киношники"?

– К сожалению, в среде кинематографистов, на уровне общения в социальных сетях, идут призывы к разным собраниям. Очевидно, что люди волнуются, это и послужило поводом.

Дело в том, что последние 6–7 лет кино работало по старой системе, при этом она была непрозрачной: фильмы получали финансирование напрямую, без редакционной коллегии, обсуждения. Киностудия "Казахфильм" производила в основном заказные и исторические фильмы, преимущественно имиджевого плана. Ленты в других жанрах тоже снимались, но фактически они были в тени. За это время успела вырасти целая плеяда кинематографистов, которые решили, что будут снимать сами, не дожидаясь денег от государства. С середины десятых годов нового столетия эти люди стали не только снимать, но и зарабатывать.

Посмотрите, какая динамика наблюдается в коммерческом кино: если в 2010 году доля (присутствие) казахского кино в прокате составляла – 3 процента, в 2017 – 10 процентов, в 2019 – порядка 20 процентов. Если всего у нас в стране в год прокатывается 280 фильмов, то в 2010 году казахстанских фильмов было всего 8, в 2017 – 28, 2019 – 43. Соответственно растут и кассовые сборы. Достаточно вспомнить рекорд бокс-офиса фильма "Бизнес по-казахски в Корее", который в этом году заработал чуть больше, чем 1 миллиард тенге.

Если раньше в начале 2000-х годов прокатчики не обращали внимания на местный продукт, то сейчас они не только считаются с ним, но и всячески поддерживают. То есть пришло новое поколение, которое умудряется снимать и коммерческое кино, и артхаусное, и делать это без господдержки!

Грядет большой питчинг

– Это же хорошая новость!

– Да. Как и открытие ГЦПНК – Государственного центра поддержки национального кино. Последние года три мы, кинематографисты, добивались того, чтобы киноотрасль развивалась по цивилизованным законам, а не так, что кто-то получил финансирование, а другой не снимает, потому что у него нет доступа к деньгам.

Фактически сегодня в Казахстане внедрена французская модель центра кинематографии. Но сначала должен был быть принят Закон о кино – это произошло в январе прошло года. Потом правительством был создан ГЦПНК, который возглавила независимый продюсер Гульнара САРСЕНОВА, человек, который заработал свой международный авторитет на таких фильмах, как "Монгол", "Тюльпан", "Айка".

Повторюсь – ситуация в стране изменилась. Если в начале независимости "Казахфильм" был монополистом, то за 30 лет возникло множество студий. Я думаю, что их больше 50, но их даже никто не считал. Киношники перестали концентрироваться на "Казахфильме", изменилась структура кино. Если в год сейчас производится 45–50 картин, то на "Казахфильме" снимается 15–20 процентов от всего объема фильмов.

Задача Государственного центра поддержки национального кино – охватывать всю отрасль, чтобы не только помогать производству, но и продвижению в прокат, на кинорынок, на кинофестивали. Эта модель не только французская, а общемировая. К примеру, была принята в Грузии 10 лет назад. Потихонечку все это начало работать, и мы были в восторге. В восторге от того, что она объединяет всех кинематографистов страны.

Теперь о питчинге. Понятно, что сейчас кинематографисты сфокусированы на самом первом этапе – на получении денег на кинопроизводство. Государство на 2020 год выделило финансирование примерно на 20 полнометражных фильмов. Но, думаю, никто не ожидал, что будет такая большая активность – на эти 20 проектов осенью было подано более 200 заявок!

Открытый питчинг будет проходить 28 февраля – 6 марта этого года. Вот представьте, из 200 пройдет только одна десятая часть, а 180 авторов заявок будут обижены, это естественная логика. Но что хорошо в этой новой системе – то, чего мы хотели и добивались, – это прозрачность.

Экспертный совет центра, куда входят 14 человек – сценаристы, продюсеры, режиссеры, операторы (этот совет утверждался на высоком, правительственном уровне), прочел все 200 с лишним заявок и определил 88 финалистов – те, что соответствуют критериям подачи. Именно они будут представлены на открытом питчинге, который будет еще и демонстрироваться онлайн. Все киношники ждут этот питчинг. И вот в момент, когда все это должно идти по своей логике развития, начинаются волнения в соцсетях: "что за незнакомое слово "питчинг", "как все раньше было просто и понятно", и все в таком духе. Но это лучше чем было 2–3 года назад, когда не было никаких питчингов, и все было закрыто, и непонятно, кто получает финансирование.

Меня больше всего расстраивает, что раскол идет по поколенческому принципу. Это настолько разрушительно. Кинематографистам приходится выбирать, в какой лагерь пойти – новый с непонятными словами, с новой командой, или старый, с привычным укладом. Вместо того, чтобы объединяться, принимать цивилизованные новшества, раскол может привести только к ненужной борьбе и в конце концов – к откату назад.

У кино – новый капитан

– Наверное, нужен медиатор?

– Центр и есть этот медиатор. Его организовали в прошлом году – это государственная организация, которая была создана решением правительства. Он получает государственное финансирование. Эти деньги на основе конкурса распределяются между наиболее значимыми проектами. "Казахфильм" по этой новой модели перестает быть студией монополистом и становится кинофабрикой, материально-технической базой. Которая по идее тоже должна объединять кинематографистов, потому что там есть павильоны, есть сложная техника, камеры, производственно-лабораторный комплекс, там могли бы арендовать помещения разные студии. Ведь что такое Голливуд? Это маленькие офисы разных компаний или студий-мейджоров. "Казахфильм" мог бы оставаться местом единения кинематографистов. Но кому-то эта схема не нравится, они говорят, давайте вернем всё финансирование на "Казахфильм". У студии и так есть финансирование – на модернизацию. Она нуждается в ремонте, в закупке техники и т. п.

– Вы упомянули, что главный раскол идет по линии поколений: старшее держится за госфинасирование, а молодежь научилась снимать кино самостоятельно...

– К сожалению, воюют конкретные люди, а страдает целая отрасль. Госцентр предполагает поддержку всех форм кинопроизводства – государственного и частного. Например, частная студия не получила господдержку, тем не менее, как ей может помочь центр? Во-первых, по "Закону о кинематографии", если фильм получает статус национального кино, то у него будут льготы по налогам с проката, просто этот механизм еще не начал работать. Потом участие на кинофестивалях и кинорынках – это дорого и мало кто это умеет, а центр берет на себя эту функцию. Вот сейчас проходит "Берлинале" – один из трех крупных мировых кинофестивалей, и ГЦПНК представляет казахстанский стенд, где представлены разные студии, не только "Казахфильм". Такого у нас никогда не было. И это только первый шаг. Дальше – кинорынок в Каннах. И я думаю, что там будут продаваться фильмы различных наших студий, не только артхаусные, но и коммерческие, имеющие международный потенциал.

"Закон о кинематографии" позволяет приезжать в Казахстан иностранным производителям фильмов, и будет осуществляться "рибейт" – возврат потраченных в стране денег, чтобы развивать и копродукцию, и туризм в стране.

В 2017 году в статье "Итоги киногода" я говорила, что казахское кино похоже на корабль без капитана, который дрейфует в нейтральных водах. Вроде кинематограф есть, он достаточно мощный, но куда плывет? Ни стратегии развития кино не было, ни объединения частных студий, ни продвижения на кинофестивалях – каждый жил сам по себе. Этот закон о кино обсуждался несколько лет, и не один человек его придумал. Но тем не менее находятся те, кто снова говорит, что он им не нравится.

– Сейчас "корабль" обрел своего капитана?

– Да, как в свое время таким капитаном был Ораз Рымжанов – председатель Госкино, но система изменилась, и сегодня это Центр поддержки национального кино. Я считаю, что "корабль" пошел в верном направлении и реально может объединить кинематографистов и двигаться к своему росту. И сейчас любые разделы, скандалы, "перетягивание одеяла" на себя тормозят это движение.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи