Опубликовано: 695

Бабло побеждает зло

Бабло побеждает зло

 Продолжение «На игре» рассказывает об актуальном и насущном: «Делай деньги, остальное все

– дребедень»

В прокат вышла вторая часть небезнадежного геймерского боевика «На игре» Павла Санаева. Теперь, к пущей радости зрителя, герои совсем перестают терзаться проблемами морали и полностью переключаются на ураганный экшн. В итоге для того, чтобы распутать все ниточки в чрезмерно запутанном усилиями сценаристов клубке событий, фильму явно требуется продолжение. И не одно.

Напомним, что в первой части команду геймеров завербовал, пообещав романтику и Борьбу со Злом, импозантный бизнесмен Борис Сергеевич (Виктор Вержбицкий) с замашками Наполеона и склонностью к инфарктам, фланирующий над Нижним Новгородом на огромном дирижабле. Геймеры с радостью приняли участие в переделе «кормушки» на самом высоком уровне и уничтожили опасного предпринимателя Зарицына (Игорь Скляр).

Но не все пошло так, как планировалось: в разгар операции самый ответственный геймер по прозвищу (что характерно) Вампир осознал, что их используют как высококачественное пушечное мясо. Его борьбе с системой и бывшими коллегами, чья алчность перевесила моральные установки, посвящена вторая часть. Игры кончились, настало время выбирать, кто твой друг, на чьей ты стороне и сколько стоит твоя жизнь.

Изобретатель Покровский (Михаил Горевой) пытается переправить за границу крупную партию дисков с игрой, которые запускают сверхспособности любого геймера. То, что этого нельзя допустить, понятно всем: Борис Сергеевич хочет навариться на конвейерном производстве новых суперменов без страха, совести и мозга, сами геймеры понимают, что если упустить диски, то скоро их «скиллы» обесценятся, поэтому планируют поставить производство героев под свой контроль и сколотить собственный клан. А Вампиру с Ритой диски нужны, чтобы восстановить баланс, уничтожить злосчастные пластмассовые кругляшки и зажить честной, насколько это возможно в Нижнем Новгороде, жизнью.

Продолжение этого условно фантастического боевика намного выигрышнее первой части, которая рассчитана строго на геймеров 13–18 лет. В зачин сброшены все откровенно нелепые диалоги, поступки и побочные сюжетные линии. Первую часть отличает несколько игривый, нарочито несерьезный подход, который резко контрастирует с финалом – убитым Зарицыным и перевернувшимся рейсовым автобусом.

Целевая аудитория сиквела явно выросла. Темп перестрелок ускорился, времени на раздумья по Достоевскому – «Тварь ли я дрожащая или бабло загребу?» – почти не осталось, и даже к джеймсбондовскому дирижаблю, время от времени приземляющемуся на Ходынском поле, претензий почти нет. «На игре – 2» отлично работает как бодрый интригующий боевик, более-менее профессионально слепленный по голливудским лекалам. Сценаристы (сам Павел Санаев и Александр Чубарьян) вовремя притормаживают свои «твисты» с предательством всех и каждого, чтобы не скатиться в самопародию.

Но именно сценаристы и являются самой большой проблемой этого, в общем-то, одноклеточного боевика. Попытавшись рассказать несколько историй одновременно, они запутались сами и запутали зрителя в сюжетных хитросплетениях, попытавшись заглушить все возможные вопросы к персонажам взрывами, погонями и перестрелками. В самом деле, чем завершилась вся эта затея с государственным переворотом в одной отдельно взятой Боливии и венесуэльскими повстанцами, у предводителя которых такой смешной парик? Чем обернулась эта невнятно поданная эпопея с палладием? Намеки разбросаны тут и там, но мы же не в квест с вами играем, а смотрим максимально разжеванный, как полагается по канонам жанра, боевик.

Непростительно и то, как пустили в расход или, как выражаются герои фильма, «минусовали» сына создателя злополучной компьютерной игры, который, кстати говоря, явно играл с этими дисками и вообще мало ли чего понабрался у папеньки. Неясна судьба Комара и Яна, вроде бы оставшихся в живых после финальной кровавой бани. Наконец, самым позорным образом, как это умеют, наверно, только наши киношники (см. «Фобос. Клуб страха»), слитый финал – хэппи-энд, в правдоподобность которого, равно как и в гуманность российской юстиции, поверить очень затруднительно.

Жаль, что такая редкая для современного отечественного кинематографа попытка сыграть хотя бы вничью на голливудском поле и донести до зрителя нехитрую, но всегда актуальную мораль о том, как деньги и власть меняют людей, оказалась не столь убедительной, каковой она вполне могла бы стать.

[X]