Опубликовано: 928

Ах, Алиса, зачем же мы встретились?

Ах, Алиса, зачем же мы встретились?

 Не то PRO, не то CONTRA

То ли Алиса, то ли видение

Алиса окатила множество своих поклонников эффектом неоправданного ожидания. От кого и что именно ожидалось – ответить затруднительно: то ли слава Бёртона шла впереди, то ли Хелена Бонэм Картер была недостаточно большеголова, то ли Джонни Депп не слишком безумен в шляпе, то ли кот улыбался не очень чеширисто. Применяя аргументацию Литвака не к месту, можно смело сказать: мужчины вы после этого.

Процессом надо было наслаждаться, а не результатом. Как женщины умеют. В данном случае – процессом просмотра. Да, не Пандора, конечно, но как по-кэролловски абсурдно. Путано и бредово. Несмотря на четкий сюжет. Это же просто общий сон. Смутный, потому что в основе абсурд и словесная эквилибристика. И что-то такое знакомое конечно. То ли читано, то ли смотрено, то ли пересказано. Ну как можно придираться к нечеткости сна? Каждый путает в меру собственной странности и чудесатости. А если этого нет в спящем, то нечего кивать на зазеркалье.

Сказочники, они бывают разные. Кому Ершов, кому - Роулинг. Кому-то – Тим Бёртон. Он вроде в самой голове говорит голосом, допустим, странной птицы Додо. Не говорит даже, а делает непристойное предложение: мол, давай ты притворишься, что заснула, а во сне тебе приснилось, что ты спишь.

Тогда можно все: чтобы в нору ныряла такая маленькая-большая девочка Алиса, чтобы кролик в жилете и с разговорами, чтобы курящая синяя гусеница, которая на самом деле – он, - задумчиво полухамил, чтобы ореховая соня размахивала холодным оружием, чтобы вброд по головам.

Нужен яркий сон. Пусть еще там будет Белая королева с манерно-порхающей жестикуляцией (Эн Хэтуэй), Красная королева с минимальной мимикой и максимальной экспрессией (Хелена Бонэм Картер), Безумный шляпник с риторическим вопросом про ворона и письменный стол (Джонни Депп) и, какой же без него сон – Чеширский кот.

И пусть Алиса бледная и несмелая. Каждый сказочник имеет право на собственную Алису. Потому что жанр абсурда делает ее какой угодно. Прелесть Алисы в широте и произвольности трактовок и интерпретаций. Мне вот тоже хотелось, чтобы они вернулась в свою Англию только после однозначного любовного объяснения с Безумным шляпником. И фанфары! Значит, в моем следующем сне, она непременно вернется. С Бармаглотом покончено, конечно. Но бывают же и другие неназванные и невыдуманные еще звери.

Я не помню, чем кончается любая из знакомых мне историй про английскую девочку Алису. Потому что это такой специальный сон. Он продолжается где-то там, в Стране чудес, когда ты уже не спишь и все так скучно: непременно кринолин, замуж, лицемерие из вежливости, чай по расписанию, нельзя перекрасить розы в произвольный цвет.

А ведь неправильно – отрубать голову, если она не помещается в общепринятые рамки. Так славно оставлять после ухода улыбку. Свою или чужую.

***

PRO

Алиса в стране Бартона

Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть. И в этом – мораль: та или иная, но всегда та же.

И пусть ей уже 20 лет, пусть она не помнит про Страну Чудес, пусть Брандошмыг ей не знаком, а Бармаглот совсем неведом, это все та же Алиса, со своим парадоксальным умом, верой в чудеса, и кучей приключений.

Что удивляет в фильме Тима Бартона (или Бёртона, если кому-то нравится больше) в первую очередь – так это ожидание значительной части зрителей, что они идут на классическую Кэрролловскую сказку. Люди упорно не читают синопсисов, не знают на что идут, и в принципе не представляют кто такой Бартон, и что ждать от него классики – так же глупо, как и того, что в его фильме не будет Хэлены Бонэм Картер (Красная Королева) или Джонни Деппа (Безумный Шляпник). Ну, что поделать, если одна – его жена, а второй – друг семьи. Дааавний такой друг. И если не всей семьи, то самого Бартона – точно!

Фильм подлежит просмотру в 3D. Это аксиома. Чтобы понять зачем в нем, по традиции, такое количество падений, полетов, пролетов, перспектив и панорам – нужен именно 3D.

Фильм подлежит просмотру без учета первоисточников: «Алисы в Стране Чудес» и «Алисы в Зазеркалье». Это – другая история! Совсем другая! А если бы была та же, то, тогда – конечно. Но раз нет, то всё же.

Безумное чаепитие безумнее, чем у Кэрролла. Мартовский заяц не просто окосел от мартовского солнца, а сбежал из психлечебницы. Шляпник открывает свою историю, а Соня – показывает воинственный характер.

Белая Королева (Энн Хэттуэй) являет собой пример очередного существа не от мира сего. И не того. И не этого. Как ей корону доверили – непонятно…

Чеширский Котик в русской версии озвучен Александром Ширвиндтом. Да, да, тем самым, который озвучивал его же в мультфильме Киевнаучфильма «Алиса в Стране Чудес». Этот потрясающий бархатистый голос может принадлежать только исчезательному коту, и никому больше.

Голос Синей Гусеницы (в русском переводе это – она, а в оригинале - он) является голосом Алана Рикмана. К сожалению, при дубляже он утерян, и пробивается лишь раз – когда Гусеница хохочет. О, да, Алан Рикман еще один бесподобный голос для озвучки разных странных персонажей! И невозможно заменить его тембр никаким дубляжем.

Одна из главных ценностей фильма – использование для разработки героев рисунков Джона Тенниела - первого художника, проиллюстрировавшего "Алису в Стране чудес" и "Алису в Зазеркалье", причем оригинальные иллюстрации Тенниел согласовывал с Льюисом Кэрролом. Так что можно считать, что многие образы, ожившие на экране – те, которые видел сам Автор. Пусть он и не был во всем согласен с Тенниелом.

Фильм смотрится на одном дыхании, и хочется, чтобы он не кончался как можно дольше. Даже более того – сразу по окончании хочется сиквел. Немедленно. Можно – следом, не вставая с кресел в кинотеатре.

Обсуждать же нравится фильм или не нравится – также глупо, как знать точный ответ на вопрос «чем ворон похож на конторку?». Он есть, и он есть. Вот и все.

Если бы это было так, это бы еще ничего, а если бы ничего, оно бы так и было, но так как это не так, так оно и не этак! Такова логика вещей!

[X]