Опубликовано: 367

Железный огурец

Железный огурец

Первый номер «Казцинк-Торпедо» и сборной Казахстана Сергей Огурешников за три дня до отъезда на чемпионат мира узнал, что у него порваны два мениска.

Нет более противоречивого хоккеиста в Казахстане, чем Сергей Огурешников. Он лезет в драки, умудряется пропускать шайбы от сборной Таиланда. Сам просит замену, если чувствует, что игра не пошла.

В то же время ради национальной команды голкипер готов почти на все. Например, забыть обиды, как уже было в прошлом году. Сборная поехала на чемпионат мира в Ригу без вратарей (Виталий Еремеев заболел, Виталий Колесник застрял в НХЛ), а Огурешников был очень обижен на главного тренера Николая Мышагина. Но, посмотрев два первых матча по телевизору (счет в игре с Россией – 1:10, со Словакией – 0:6), Сергей собрал вещи и полетел выручать своих. Его усилий не хватило совсем чуть-чуть, чтобы удержать команду в элитном дивизионе…

Тогда Огурешников окончательно подтвердил, что он – первый номер в Казахстане. Особенно в свете того, что Еремееву и Колеснику, похоже, уже не до сборной. Оба выступают в российской суперлиге, и их клубы против того, чтобы вратари ездили защищать честь соседней страны. Поэтому многие любители хоккея, увидев официальную заявку Казахстана на чемпионате мира в Китае, удивленно почесали затылки: где Огурец-то? Чтобы узнать все из первых рук, мы позвонили 30-летнему голкиперу. Наш звонок застал его в Усть-Каменогорске. На утренней прогулке с собакой.

– Вот ведь ситуация. Сборная выступает в Китае, а вы гуляете по Усть-Каменогорску…

– Да, согласен, ситуация интересная. Я еще перед началом сбора в Сатпаеве предупреждал тренеров сборной о том, что у меня болят ноги и мне нужно обследование. Но меня не отпускали, тренировался вместе со всеми. Буквально перед отъездом сборной я сходил в медицинский центр. Выяснилось, что у меня два мениска на одном колене порваны. Сказали, что необходимо хирургическое вмешательство, причем немедленно. Но я решил, что чемпионат Казахстана все-таки доиграю.

– Раньше уже были проблемы с менисками?

– Нет, здоровьем Бог не обидел, тьфу-тьфу-тьфу. Но в этом сезоне было трудновато. Последние два месяца играл на уколах. Но чемпионат мира – мероприятие совсем другого уровня, это не первенство России или игры с казахстанскими командами. А с травмой на сто процентов выложиться нельзя.

– Значит, на чемпионат мира вы не поехали по собственной инициативе?

– Нет, клубный врач категорически запретил рисковать. Выбора не было. Опять-таки, неизвестно, смог бы я после обезболивающих уколов пройти допинг-контроль. Мало ли, может какой-нибудь препарат оказался бы запрещенным, и команду дисквалифицировали бы. Из-за меня одного пострадали бы еще 20 с лишним парней.

– Как следите за играми мирового первенства?

– Мы с друзьями постоянно переписываемся, перезваниваемся. Буквально пять минут назад Андрей Огородников выходил на связь. Говорит, что после двух побед над Китаем и Эстонией шансы на первое место очень хорошие. Хотя он чувствует некоторую неуверенность вратарей.

– Как вы отнеслись к тому, что ваш многолетний конкурент и в «Торпедо», и в сборной Виталий Колесник отказался от игр за национальную команду?

– Я его понимаю. У него отлично складывается карьера в России, на мой взгляд, он может и в НХЛ запросто вернуться. Просто ситуация с легионерами в российской суперлиге запутанная. Но я считаю, что правильно вводят налог на иностранцев. И если в казахстанском чемпионате клубы будут платить за приглашенных из-за рубежа игроков, это пойдет на пользу сборной.

– Говорят, и другие казахстанцы, выступающие в России, уже вернулись в Усть-Каменогорск, и на них теперь косо поглядывают из-за отказов. В газетах всякие неприятные статьи на эту тему пишут…

– Не знаю, как поглядывают. Я встречался со своими друзьями, которые уже закончили сезон и приехали проведать родных. Не вижу никакой трагедии в том, что они не хотят, чтобы их считали легионерами в России. Там другой хоккей, другие деньги. Парни пытаются себя реализовать, заработать на будущее. Я лично никого не осуждаю.

– Как бы вы поступили на месте того же Колесника?

– Точно так же.

– Как вы восприняли смену главного тренера в сборной страны?

– Отношусь к этому, как и большинство игроков. Если приглашают в сборную – надо ехать и показывать все, на что способен. Не обращая внимания на какие-то личные неурядицы.

– С прежним наставником, Николаем Мышагиным, у вас были определенные трудности во взаимопонимании. Слышали, что он вообще покинул Казахстан?

– Нет, такой информацией я не владею. Насколько я знаю, Николая Ивановича уволили из «Барыса», но остался он в стране или нет, мне неизвестно. Мы с ним не так давно встречались, поговорили. Поняли друг друга.

– Помирились?

– Ссоры как таковой и не было. Было недопонимание. А недопонимание порождает недоверие. Что бы между нами ни происходило, мы в итоге оказались в разных командах. Я играю в «Казцинк-Торпедо» и очень этому факту рад.

– Молодые вас по отчеству еще не называют?

– Нет, конечно. Рановато. Но и прозвище мое никто из них вслух не произносит. Если слышу Огурец – значит, кто-то из «стариков» меня зовет.

– Выходит, подрастающее поколение воспитывается в строгости?

– Да я бы не сказал. Вспоминаю, как меня гоняли, когда я только в команду мастеров попал. Одними щелбанами дело не ограничивалось. Сейчас совсем другое дело. Попали бы сегодняшние пацаны в мое время, я бы на них посмотрел.

ГАЗЕТА.KZ Суперспорт

Загрузка...