Опубликовано: 1 442

В условиях войны

В условиях войны

В Караганде во время чемпионата страны, за несколько дней до старта «Тур де Франс» один из лидеров «Астаны», Андрей Кашечкин, в интервью нашей газете рассказал о давлении, которое испытывает на себе казахстанская команда, и допинговой охоте, развернувшейся на ведущих велосипедистов планеты.

В велоспорте всегда актуальны две темы: «Тур де Франс» и допинг. Сегодня их значимость достигает своей кульминации. Безжалостная война даже с подозреваемыми и охота на них по традиции разворачиваются в преддверии самой престижной в мире гонки – «Тур де Франс», которая стартовала в минувшую субботу, 7 июля.

Афишируемая борьба с допингом мало чем отличается от времен Великой инквизиции. «Казнят» мгновенно, не опираясь на презумпцию невиновности. Карающая сила настигает всех «нечистых», и обратного хода, как водится, не имеет. О побочных эффектах антидопинговой битвы нам рассказал один из лидеров казахстанско-швейцарской команды «Астана» – Андрей Кашечкин.

Европа отворачивается

– Почему ажиотаж создается именно вокруг велосипедистов, словно в других видах спорта никогда не слышали о допинге?

– Считаю, что в сравнении с другими популярными видами спорта мы наименее защищены. В «Операции Пуэрто» (дело, связанное с распространением запрещенных препаратов. – Прим. авт.) в Испании в списках были фамилии и теннисистов, и легкоатлетов, и футболистов. Но про них нет ни слова в прессе! Если футболиста поймали на допинге – это будет несколько строчек в газете, а если попался гонщик – статья на две страницы! В итоге у людей складывается негативное отношение, они же не вникают в суть. Недавно было написано об Иване Майо из «Соньер Дюваль», что он – позитивный (позитивный – значит, одна из допинг-проб дала положительный результат на наличие запрещенных препаратов. – Прим. авт.). А через какое-то время вышла маленькая заметка, что у него все нормально, ошибка вышла. Кто это прочтет? Всем запало в голову, что он позитивный.

– Как все это отражается на велоспорте? Командах? Финансовых делах гонщиков?

– В Европе уже нет доверия к гонщикам. Французским командам «Креди Агриколь» и «Кофидис» спонсоры дают от ворот поворот: мол, у нас денег нет, финансирование прекращается. Поэтому сейчас тенденция такова, что команды ищут спонсоров в Азии и даже в Америке. Хотя та же американская «Дискавери» не может найти себе источник финансирования на будущий год, может, у них будет сотрудничество с Олегом Тиньковым (создатель русско-итальянской команды «Тинькофф Кредит Систем». – Прим. авт.). Спонсоры не хотят связываться, зачем им нужна антиреклама?

«Астана» под прицелом

– Почему «Астана» всегда остается под прицелом допинговых служб?

– Понимаете, дело в том, что людям свойственно завидовать. Нашей команде – в том числе. Мы создались за «три дня», имеем приличный бюджет. Причем наша команда не просто так существует – мы выигрываем гонки! Другие крупные команды, к примеру, бельгийский «Квик Степ», уже вон сколько лет выступают, а ничего подобного показать не могут. Они начинают «копать» под нас, подкидывают информацию…

Как происходит в футболе? Если кого-то поймали на допинге – три недели не тренируешься, сидишь дома. Во второй раз поймали – полгода не выступаешь. В третий раз – платишь очень большой штраф и можешь выступать. Они даже не заинтересованы в разглашении таких случаев. А в велоспорте как? Если что-то – сразу же два года дисквалификации. Все понятно – должен быть общий контроль над всеми. Кому приятно знать, что рядом едет гонщик на запрещенных препаратах? И я же буду только от этого страдать, потому что никогда не смогу выиграть. Но нельзя же переступать границ!

Нет на месте – желтая карточка!

– Что вы имеете в виду, говоря, что нельзя переступать границ?

– Каждые три месяца я заполняю и отсылаю лист, в котором указываю, где я буду находиться каждый день. Если службы приедут, а меня нет, то дают желтую карточку, на второй раз – признают позитивным, без разбирательств! Получается, у меня нет свободной жизни, я не могу расслабиться вне гонок, не могу элементарно сходить на пляж. Представители допинг-служб говорят: «Через полчаса мы тебя ждем в таком-то месте», ты должен быть там и точка. Идет жесткий прессинг… На гонке, пожалуйста, контролируйте, в чем, как и где я катаюсь. Но что я делаю дома – это не должно никого волновать. Только представьте, что вы работаете на заводе, а к вам после рабочего дня приходят домой и спрашивают: «Чем ты занимаешься?» Это ведь ненормально!

Если поймали, отдай годовую зарплату

– Какие еще «хитрые ходы» придумали в Международном союзе велосипедистов?

– Сейчас мы подписываем документ, по которому, если тебя уличат в допинге, то всю свою годовую зарплату ты отдаешь Международному союзу велосипедистов (UCI). Они сейчас просто возьмут проспекты – кто и сколько получает, – выберут тех, кому больше платят и…

– Как воспринимаете нынешние придирки к «Астане»?

– Это так всегда перед «Тур де Франс». Но, по сути, придирки не прекращались никогда. Все время что-то не так. Либо одно, либо другое… В прошлом году был случай на испанской «Вуэльте», когда допинг-контролеры утром просто проспали, не поспели вовремя, а потом сказали, что мы не пришли на контроль. Получилось, как будто бы мы, зная об их приезде, вдвоем с Винокуровым уехали, почти что убежали. И сразу менеджеры других команд пошли в атаку: «Ага, значит, что-то тут не так»… Гонщики между собой недружны, вот в чем проблема. Сегодня ты поможешь мне, а завтра я помогу тебе – такого у нас не бывает.

«Тур де Франс» всегда на первом месте

– Какие задачи стоят перед «Астаной» на «Тур де Франс»?

– Наша единственная задача – показать самый лучший результат, то есть, чтобы представитель «Астаны» занял первое место на подиуме.

– Надеетесь ли на победу на одном из этапов?

– По ходу гонки будет видно. Но попробую пробиться в призеры на одном из горных этапов и в индивидуальной гонке с раздельным стартом. Именно на горных этапах произойдет развязка всего «Тура». Первые десять этапов предназначены для спринтеров, но все равно нужно быть на чеку. Всякое бывает, хотя думаю, что больших отрывов не будет.

– Вы во второй раз выступаете на «Тур де Франс». Что, считаете, изменилось сейчас по сравнению с тем первым опытом 2005 года?

– Произошла смена поколений, но французский «Тур» остается гонкой номер один, и все к нему готовятся наиболее серьезно. Безусловно, за это время я набрался бесценного опыта, проехал огромное количество гонок. От того дебютного «Тура» у меня только положительные воспоминания, несмотря на то, что я не завоевал белую майку (майку лучшего молодого гонщика «Тур де Франс», Кашечкин стал вторым в этой номинации. – Прим. авт.).

Кесслер и Маццолени – серьезные потери

– Кого из соперников, считаете, на нынешнем «Туре» нужно остерегаться «Астане» и ее лидеру Александру Винокурову?

– Я считаю, что такие гонщики, как Карлос Састре из «СиЭсСи», Леви Лейфеймер и Альберто Контадор из команды «Дискавери», могут что-то сделать. Или, например, Кристоф Моро из «Креди Агриколь», который чувствовал себя очень хорошо на недавней многодневке «Дофине Либере». В целом наберется около 15 гонщиков, которые на что-то претендуют.

– Насколько удачно укомплектована наша команда для «Тура-2007»?

– До последнего момента, где-то еще неделю назад, мы думали, что все и вправду хорошо. Но пришли плохие новости о Матиасе Кесслере и Эдди Маццолени (у обоих проблемы, связанные с допингом. – Прим. авт.), которые не стартовали на «Туре». Считаю, что Кесслер и Маццолени многое могли бы сделать для команды как в горах, так и на равнине.

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

куерти 19.07.2007

Меньшов и Карпец: им полюбому пипец:=)