Опубликовано: 1 695

СЕРДЦЕ вылечил спорт

СЕРДЦЕ вылечил спорт

В 80-е годы на ведущих ролях в СССР, а значит, и в мире по лыжным гонкам были два Владимира из Казахстана - Смирнов и Сахнов. Оба становились призерами чемпионатов мира и Олимпийских игр. Но если Смирнов и в последнее время оставался на слуху, то Сахнов исчез из поля зрения любителей спорта. Сейчас он с семьей живет в немецком городе Кайзерслаутерне, но с состоянием дел в казахстанских лыжных гонках знаком очень хорошо.

Врачи наложили запрет на физкультуру

- Я являюсь главным тренером сборной Казахстана по лыжным гонкам - как мужской, так и женской команд, - начинает разговор Владимир Николаевич. - Правда, официальная моя должность называется несколько иначе - тренер-консультант. Дело в том, что на главного тренера возлагаются дополнительные функции, в том числе руководство финансами, а для этого требуется постоянное присутствие в Казахстане. У меня такой возможности сейчас нет.

- Долгое время вы были среди лидеров советского лыжного спорта, но немногие знают, что в школе вам не разрешали посещать уроки физкультуры из-за болезни - ревматизм сердца…

- Действительно, мне поставили в детстве такой диагноз. Это означало автоматическое освобождение от уроков физкультуры. Первые недели после каникул я еще мог посещать занятия, но потом был медосмотр - и снова запрет. Однако во дворе и на улице мне бегать никто запретить не мог!

- На лыжи вы встали уже после окончания школы?

- Нет, раньше. Немного бегал на них в детстве. Наша восьмилетняя школа в селе Петровка Целиноградской области была очень спортивной - мы постоянно брали призовые места на районных соревнованиях по разным видам спорта. Отец видел мое стремление заниматься спортом и посоветовал после школы поступить в Боровской сельскохозяйственный техникум. Там у него работал друг, тренер по лыжному спорту Альберт Павлович Смагин. Школу я окончил с отличием, поэтому с поступлением в техникум проблем не возникло. Поначалу Альберт Павлович передал меня своей помощнице, так как никакой техники лыжного бега у меня не было. А с 1977 года мы стали работать со Смагиным. Он был моим первым и единственным тренером.

Для страховки - липовая история болезни

- Сейчас вы с Альбертом Павловичем поддерживаете отношения?

- Конечно. Двое его внуков занимаются лыжным спортом, входят в состав юниорской сборной Казахстана. По их перспективам и методам подготовки мы с Альбертом Павловичем спорим регулярно.

- По ходу карьеры проблем с сердцем не возникало?

- После окончания школы я выбросил свою историю болезни. В техникуме тренер помог сделать мне липовый документ. Когда попал в сборную СССР, то без проблем проходил все медосмотры. Видимо, спорт помог победить болезнь.

- В юношеской сборной Союза вы оказались очень быстро…

- В нее я попал, минуя областную и республиканскую сборные. В 1979 году выиграл юниорский чемпионат Казахстана, а на следующий год в составе эстафетной сборной СССР победил на турнире "Дружба" - так назывался чемпионат Европы среди юниоров, в котором участвовали лыжники только из социалистических стран.

- Вы сразу начали специализироваться в марафоне?

- Нет. В ходе подготовки к соревнованиям мы с тренерами обратили внимание на то, что у меня лучше получаются длинные дистанции, где требуется выносливость. Да и результаты в марафоне были повыше. Вот поэтому и стал его бегать. Хотя во второй половине 80-х, когда в программу соревнований включили "коньковый" ход, выступал и на коротких дистанциях. Интересно, что когда специалисты провели анализ наших мышечных тканей, то неожиданно выяснилось, что я больше предрасположен к коротким дистанциям.

Пришлось идти в биатлонисты

- Как проходил переход из юношеского спорта во взрослый?

- Очень трудно. Сразу место в лыжной команде мне не досталось, и я переквалифицировался в биатлониста. Правда, задержался в биатлоне совсем недолго - от силы месяц-два. Как только мне сказали, что появилась вакансия в лыжной сборной, я с радостью вернулся обратно. В 1982 году мне удалось выиграть чемпионат СССР и Спартакиаду народов СССР на марафонской дистанции - 50 км, став самым молодым победителем в этой дисциплине.

- На Олимпиаду-1984 в Сараево вы отправились одним из лидеров сборной?

- По результатам, показанным на предолимпийских стартах, я значился третьим-четвертым номером команды. На первой дистанции - 30 км - мое время долго оставалось лучшим, хотя на старт я ушел одним из первых. В итоге занял четвертое место, пропустив вперед своих товарищей по команде Николая Зимятова и Александра Завьялова, а также шведа Гунде Свана. Несмотря на высокий результат, меня не включили в состав эстафетной команды.

- Часто после завершения олимпийского цикла в командах начинается смена поколений…

- Произошла она и у нас. Из ветеранов в сборной остались только Зимятов с Завьяловым. Остальные завершили свою карьеру. Им на смену пришли молодые ребята.

Смирнову поберегли психику

- Владимир Смирнов в то время оказался в команде?

- Он мог поехать еще на Олимпиаду в Сараево. Но руководство решило не включать его в состав, чтобы не травмировать психику возможным поражением. Смирнов тогда объективно не попадал в состав. Жизнь показала, что, оставив Владимира дома, руководство лыжного спорта поступило правильно.

- Со Смирновым вы были друзьями или соперниками?

- На лыжне - конкурентами, в жизни - друзьями. Первое время мы с ним делили одну комнату на сборах. Но потом Владимир больше сдружился с Лешей Прокуроровым в силу одного с ним возраста.

- Как появилась ваша знаменитая эстафетная четверка - Смирнов, Сахнов, Михаил Девятьяров, Прокуроров?

- Квартет сформировался по ходу этапов Кубка мира, а первым крупным стартом стал чемпионат мира 1987 года в Оберсдорфе (Германия). Правда, тогда на первом этапе вместо Прокуророва бежал Александр Батюк. Мы взяли серебро, хотя могли стать чемпионами. И если бы не обидное падение на спуске Девятьярова… Не знаю, что с Михаилом тогда случилось. Может, все дело в психологии. Сам он на эту тему особо не распространялся. Перед чемпионатом мира мы прошли специальную горнолыжную подготовку, и у Девятьярова все было в порядке. Кстати, такая же ситуация приключилась через год на Олимпиаде-1988 в Калгари: Михаил упал, и мы снова остались вице-чемпионами.

На гонку не пустила "российско-украинская мафия

- Как руководство сборной отреагировало на те неудачи?

- После олимпийского серебра нас никто даже не поздравил. Перед Калгари в эстафете планировали первое место, так что, получается, мы оставили сборную без золота. А на чемпионате мира второе место было, конечно же, большим успехом. Двумя днями ранее Девятьяров стал бронзовым призером на 15 км, а мы со Смирновым медалей чемпионата мира еще не имели. Вообще, считаю, что любой наградой на чемпионатах мира или Олимпийских играх стоит гордиться и радоваться ей. Потому что это спорт. Сегодня побеждаешь ты, завтра - твой соперник.

- Кстати, о соперниках. Кто был основным конкурентом советских спортсменов на лыжне?

- В первую очередь - шведы. Когда ввели "коньковый" ход, резко выстрелили итальянцы. В принципе, и по сей день сборные России, Швеции, Финляндии, Норвегии, Италии доминируют в лыжном спорте.

- Вернемся к олимпийскому Калгари. Первые две индивидуальные дистанции вы пропустили, потому что готовились к эстафете и марафону?

- Нет, я должен был бежать 30 км и даже попал в предварительную заявку. Однако вечером перед гонкой Владимир Яковлевич Филимонов, который входил в тренерский состав сборной СССР от Казахстана, сказал, что я не побегу. Он не сумел отстоять мою кандидатуру на тренерском совете в споре с российско-украинским лобби, и на гонку поставили другого.

- Но у вас оставалась одна индивидуальная дистанция - марафонская…

- Там я занял только 12-е место. В тот день мы не угадали со смазкой. Пошел снег, и лыжи перестали катить.

В Германии - с казахстанским паспортом

- Через год вы оставили спорт. Вам было только 28 лет. Не поспешили?

- Неудачная Олимпиада надломила психологически, хотя здоровье еще позволяло выступать. Хотелось немного отдохнуть. Попросил разрешить мне два года выступать только в марафоне, без коротких и средних дистанций. Но мне навстречу не пошли. Я отбегал еще несколько этапов Кубка мира и сказал себе, что хватит. Ушел из лыжных гонок, не реализовав себя полностью.

- Чем занимались после окончания карьеры?

- Оказался в подвешенном состоянии. В "Динамо", чьи цвета я защищал, сказали, что лишних ставок у них нет: либо соревнуюсь, либо нет. Год я проработал в Национальном олимпийском комитете, еще год - в фирме по поставкам спортивной одежды. В 1993 году поехал зрителем на чемпионат мира в шведский Фалун, и там Владимир Яковлевич Филимонов предложил мне помочь ему в работе со сборной Казахстана, которая только начала выступать отдельной командой. До 1999 года я работал в команде.

- У вас был непродолжительный период работы и со сборной Казахстана по биатлону…

- Новый альянс с биатлоном снова продолжался недолго - несколько месяцев. В мае 2003 года меня назначили главным тренером сборной Казахстана, а уже осенью по семейным обстоятельствам пришлось уехать в Германию. В новой стране у меня родилась дочка, которой в ноябре исполнится два годика. Она - гражданка Германии. Так же, как и жена с сыном. Я же сохранил казахстанский паспорт. На родину пока не собираемся, но со временем все может произойти.

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

Nomad 29.10.2008

Да, люди того поколения все таки намного патриотичнее и любовь к казахской земле со временем даже усиливается .... примеров много Пеха, Смирнов .....