Опубликовано: 442

Роман с оружием

Роман с оружием

На Азиатских играх в Катаре 21-летний стрелок Расим Мологлы завоевал три медали – две золотые и одну серебряную. Но сейчас один из главных героев казахстанской делегации будет… начинать с нуля.

О вспышке этой сверхновой звезды заговорили совсем недавно – в декабре 2006 года во время Азиатских игр в Катаре. Вернее сказать, заговорили еще до старта этих соревнований. У тех, кто на официальном сайте Азиады просматривал состав казахстанской делегации, этот атлет наверняка вызвал интерес. Действительно, на фоне остальных его имя и фамилия – Расим Мологлы – выглядели весьма экзотично. До Игр в Катаре он и в спортивной среде был многим неизвестен, а уж болельщикам и подавно. К тому же на интернет-сайте Азиатских игр информации о Мологлы почти не было, лишь дата рождения (15 октября 1985 года) да вид соревновательной программы – стрельба из винтовки по движущимся мишеням. Тут поневоле задашься вопросом, кто это – Расим Мологлы, откуда его привезли? Вопрос «откуда привезли?» отнюдь не случаен – ведь под флагом Казахстана выступают многие атлеты из Армении и Кыргызстана, Украины и Узбекистана, Грузии и Якутии…

Но Расим Мологлы оказался своим, доморощенным, казахстанским талантом. Он курд по национальности. Родился в Алматы. Сейчас живет в Бесагаше, одном из пригородных поселков южной столицы.

Борьба – хорошо, но стрельба лучше

На Азиатских играх в Катаре из казахстанских спортсменов наибольшего успеха добились Расим Мологлы и Бахтияр Ибраев. Оба – стрелки по движущимся мишеням. На их счету по две золотые и одной серебряной медали. Вместе с Андреем Гуровым они первенствовали в обоих командных номерах программы у стрелков по движущимся мишеням. В личном зачете Ибраев добыл серебро в одном личном упражнении, Мологлы – в другом.

Но поделив вместе с Бахтияром звание самого титулованного казахстанского спортсмена Азиатских игр в Катаре, Расим вынужден менять винтовку на пистолет: стрельбу по движущимся мишеням исключили из программы Олимпийских игр.

– Расим, почему ты выбрал именно стрельбу по движущимся мишеням? Не хватало терпения подолгу прицеливаться?

– Вот именно. Я человек подвижный. В нашем виде всего есть 2,5 секунды на выстрел – иначе мишень «убежит». Не надо долго прицеливаться, как, например, в стрельбе из малокалиберной винтовки или пистолета. К тому же мой первый тренер Николай Рождествин был специалистом как раз по стрельбе по движущимся мишеням.

– А как ты оказался в тире?

– Еще в школьном возрасте я занимался и борьбой, и боксом, и рукопашным боем, но так складывалось, что все эти секции закрывались через месяц-другой. А у отца был друг, тренер по стрельбе – Владимир Иванович Рождествин. Я как-то с ним поговорил и пришел в тир, в 14 лет. Сначала просто смотрел, как взрослые стреляют. Потом сам начал. Три года прозанимался, а потом Рождествин погиб.

– После гибели первого тренера ты перешел к своему нынешнему наставнику Андрею Гурову?

– Да, он мой личный тренер. Андрей Гуров – сам очень известный стрелок по движущимся мишеням. Например, только он в этом виде из казахстанцев завоевал лицензию на Олимпиаду 2000 года в Сиднее.

Испытанный способ – стрельба на деньги

– Слышала, что в ходе подготовки к Азиатским играм тренер в прямом смысле стимулировал тебя долларом?

– Наш тренер Андрей Гуров использовал психологический метод, чтобы на тренировках была и соревновательная атмосфера, и дополнительная ответственность за результат. Тренер выкладывал сто долларов и говорил: «Твоя задача попасть в десятку десять раз подряд – и сто долларов твои!»

– Много ли вам удалось заработать на таких тренировках?

– Более восьми раз в десятку попадала только его супруга Наталья Гурова – чемпионка мира в стрельбе по движущимся мишеням. Из нас на тренировке никто абсолютного результата не достиг! Самый крупный заработок, который я получил за время этих подготовок, – пять тысяч тенге, когда попал в восемь десяток и одну девятку.

– Доволен ли своей коллекцией золота и серебра, добытой на Азиатских играх в Катаре?

– Конечно. Мы выиграли обе командные дисциплины в стрельбе по движущимся мишеням. Причем обошли сборную Кореи, у которой раньше никогда не выигрывали. В личном зачете я все время представлял, что это, возможно, в моей жизни последние соревнования по движущимся мишеням на таком уровне. Уйти без медали было бы обидно! Я старался изо всех сил, но китаец был очень силен. Поэтому серебром в личном зачете тоже доволен.

– Почувствовал ли к себе внимание после Азиатских игр?

– Да, в тире, вижу, молодые стали на меня уважительнее смотреть. А в том районе, где живу, люди, которые никогда не знали, чем я занимаюсь, подходили на улице и поздравляли! Было приятно, очень.

– Стрельба – далеко не национальный вид спорта курдов. Как отнеслись к успеху соплеменники?

– У нас в Алматы есть Ассамблея народов Казахстана, а при ней культурный центр курдов. Когда там узнали, что я стал двукратным чемпионом Азиатских игр, это была всеобщая радость, что курд добился такого успеха. Потом я сам увидел, что мой успех нужен был людям. Мне говорили, что я сделал большой подарок всем курдам, живущим в Казах-стане.

На охоте совсем другая техника

– Какими качествами должен обладать спортсмен, чтобы успешно стрелять по движущейся мишени?

– Во-первых, должно быть самовнушение, что ты можешь чего-то добиться, стремишься выполнить задачи, которые ставишь перед собой. Тренер может тебе подсказать, как технически добиться выстрела. Но без собст-венного стремления ничего не получится.

– У тебя есть эталон в спорте?

– Да, это немец Манфред Кюрцер, который на Олимпиаде в Афинах установил новый мировой рекорд – 590 очков в стрельбе по движущимся мишеням – и завоевал первое место! Я видел его вживую на финале Кубка мира в Таиланде, а также в Германии – в Зулле и Мюнхене. Техника Кюрцера – это высший пилотаж. Все выверено, как у компьютера!

– Чем занимаешься помимо спорта?

– Мое хобби – моя машина! Сейчас у меня «Фольксваген гольф» третьей модели. Люблю иногда погонять.

– А на охоте ты так же метко стреляешь, как и в тире?

– Охота, мне, конечно же, нравится, но для нее надо приобретать охотничий билет и ружье... С первым моим тренером Николаем Рождествиным мы не раз выезжали поохотиться на фазана и утку. Сразу попасть в цель не получается. Стрельба в тире и охота – разные вещи. Теоретически птица – та же движущаяся мишень. Но на охоте у тебя ружье 12-го калибра, с большой отдачей. Мы в тире стреляем, прицеливаясь прямо в точку, а на охоте стрельба идет на опережение. Птица ведь движется намного быстрее, чем наши мишени. Тут нужна реакция.

– Когда стреляешь по мишеням, о чем думаешь?

– Не сделать ошибки, правильно выстрелить. Я могу встать, отключиться и никого не слушать. Мне все равно, я вижу перед собой только мишень. Перед каждым выстрелом прокручиваю в голове, как надо выстрелить: «Правильно вскинуть винтовку, закрепиться, вовремя нажать, не затягивая выстрела…».

Досье:

Расим МОЛОГЛЫ

Стрельба из винтовки по движущимся мишеням.

Родился 15 октября 1985 года в Алматы.

Рост 174 см, вес 70 кг.

В 2002 году в Шымкенте выиграл свои соревнования. Неоднократный победитель и призер чемпионатов Казахстана, розыгрышей Кубка.

В 2005 году на чемпионате Азии в Бангкоке стал в составе сборной Казахстана обладателем двух золотых медалей в командных упражнениях. В личном зачете завоевал бронзу.

В 2006 году на Азиатских играх в Катаре сборная Казахстана, в составе которой выступал Мологлы, выиграла оба командных упражнения. В личном первенстве у Расима – серебро.

Загрузка...