Опубликовано: 291

Мы обманем хитрый допинг

Мы обманем хитрый допинг

Уже нынешней осенью казахстанская антидопинговая лаборатория собирается приобрести оборудование более чем на полмиллиона долларов.

Создать такую лабораторию казахстанские спортивные функционеры планировали еще в начале 90-х. Более того, на бумаге антидопинговая лаборатория как бы существовала. И даже, как водится, у лаборатории появился свой начальник. Но самое главное - отсутствовали деньги на приобретении дорогостоящей аппаратуры. Такое положение продолжалось вплоть до зимних Олимпийских игр 2002 года в Солт-Лейк-Сити. Что же случилось после Игр? Какая муха укусила наше спортивное начальство?

Перед Олимпиадой в Солт-Лейк-Сити президент Международного олимпийского комитета (МОК) Жак Рогге объявил допингу беспощадную войну. Надо сказать, что даже Хуан Антонио Самаранч - предшественник Рогге - в одном из интервью признался, что борьбу с допингом он проиграл. Но амбициозный и деятельный Рогге на этот счет имел свое мнение.

Как и обещал Рогге, Олимпийские игры в Солт-Лейк-Сити прошли под знаком допинг-разоблачений. Особенно пострадала Россия, лишившаяся некоторых завоеванных медалей. Причем специалисты в этом обвиняли не самих спортсменов, применявших допинг, а антидопинговую лабораторию России, давшую добро по поводу "чистоты" атлетов. Можно сказать, что Россия проиграла эту Олимпиаду на биохимическом уровне. А при чем тут Казахстан?

Казахстан, как раз, кстати, был совсем, как говорится, ни при делах. Лучшее достижение олимпийской команды - восьмое место из восьми команд женской сборной Казахстана по хоккею с шайбой, хотя, например, в команде лыжников были очень даже неплохие гонщики. Но ни для кого не секрет: чтобы на равных бороться с ведущими атлетами, необходимо иметь за спиной мощную антидопинговую лабораторию. Почему? Да потому что антидопинговая лаборатория существует не только для того, чтобы определять наличие допинга, но и для того, чтобы разрабатывать современные методы восстановления организма спортсмена. При этом нужно исключить использование запрещенных препаратов.

- Планируется, что первое оборудование для антидопинговой лаборатории прибудет в Казахстан в ноябре-декабре, - рассказывает ее глава Талгат Талбаев. - На эти цели было выделено правительством более ста миллионов тенге. Но для полноценного функционирования этого недостаточно. В 2003-2004 годах мы докупим оборудование.

- Насколько известно, в Казахстане нет специалистов, способных обслуживать антидопинговую лабораторию?

- У нас есть договоренность с Российским антидопинговым центром в Москве о том, что наши сотрудники пройдут в нем стажировку. Кроме того, генеральный директор Всемирной антидопинговой ассоциации предупредил руководителей лабораторий в Барселоне и Лозанне, что к ним, возможно, обратятся за помощью казахстанцы.

- Вы намерены зарегистрировать лабораторию после того, как будет закуплено все оборудование. Что это нам даст?

- Если мы не зарегистрируем лабораторию в МОКе, то будем проводить анализы только для казахстанцев. В ином же случае наш антидопинговый центр сможет обслуживать международные турниры и атлетов из других регионов. Сегодня вся Центральная Азия вынуждена присылать пробы в Москву. Если же нам удастся зарегистрироваться в МОКе, то Узбекистану, Туркменистану, Кыргызстану за результатами анализов проще обратиться к нам. Конечно, за это придется платить. Стоимость анализа одной пробы примерно 100 долларов.

- Что вы можете сказать об эритропоэтине - запрещенном препарате, на котором сейчас ловятся многие?

- Эритропоэтин способствует выработке красных кровяных телец, которые повышают физические возможности человека. Но сейчас часто используется так называемый кровяной допинг. В период интенсивных нагрузок у атлета повышается количество красных кровяных телец. В это время у него берут кровь, а затем непосредственно перед соревнованиями вводят эту кровь, но уже обогащенную кислородом. Вообще же список запрещенных препаратов постоянно расширяется, и, чтобы не отстать от времени, нам необходимо быть в курсе всех новостей.

Загрузка...