Опубликовано: 1360

Московский выбор павлодарского таланта

Московский выбор павлодарского таланта

По пальцам можно пересчитать казахстанских футболистов, которые в разные годы выступали за московские клубы. Один из них - Геннадий Штромбергер.

Этот воспитанник павлодарского футбола пять сезонов отыграл в московском ЦСКА - одной из самых именитых команд Советского Союза. Экс-нападающий семипалатинского "Спартака" и алматинского "Кайрата" по-прежнему живет в российской столице и занимается пляжным футболом.

Пляжники Штромбергера отличились в Европе

- Геннадий Юрьевич, каким ветром вас занесло в пляжный футбол?

- Мой давний друг Сергей Анохин организовал Фонд развития пляжного футбола России, а также ФК "Строгино", куда и пригласил меня на должность главного тренера. Было это два года назад.

- А в большом футболе на тот момент вариантов не было?

- Были приглашения в клубы второго российского дивизиона, но я решил попробовать себя в новом деле. Все тренерские места в российском футболе заняты, одни и те же люди кочуют из клуба в клуб. До ФК "Строгино" работал в "Истре", команде Московской области. С ней мы вышли во второй дивизион.

- Игроки "Строгино" ведь сейчас и в сборной России по пляжному футболу на ведущих ролях?

- Да, пляжники из "Строгино" составляют костяк сборной России, ставшей в прошлом году серебряным призером чемпионата Европы. Правда, на чемпионате мира россияне, дебютировавшие на столь крупных соревнованиях, показали не очень высокий результат, но с теми же бразильцами и мексиканцами сражались на равных, уступив им только в серии пенальти. Недавно четверых наших футболистов знаменитый в прошлом полузащитник сборной Франции и "Манчестер Юнайтед" Эрик Кантона, занимающийся сейчас пляжным футболом, приглашал в сборную Европы для участия в благотворительных матчах.

Отец - инженер. Мать - врач. Сын - футболист

- Интересно, а в детстве, которое у вас прошло в Павлодаре, на прибрежном песке Иртыша в футбол не играли?

- Нет, все больше на асфальте да кочках (смеется).

- А пойти по стопам родителей желания не было?

- Как "заболел" я с детства футболом, так ничего больше мне не надо было. Поэтому инженера, как отец, или врача, как мама, из меня не получилось. Выбрав футбол, поставил перед собой цель попасть в команду мастеров. Затем стремился в "Кайрат", далее - в Москву. Было желание поднимать собственную планку все выше и выше.

- В нападающие пошли с детских лет?

- Всегда играл только впереди. Очень нравилось забивать голы, обижать вратарей.

- Вы действительно родились 1 января (1956 года. - Прим. авт.), как и записано в паспорте?

- Да. Здесь нет никакой описки или приписки в стремлении сделать меня моложе.

- В павлодарском "Тракторе" вы отыграли совсем немного и получили предложение попробовать свои силы в главной команде республики - "Кайрате"…

- В павлодарском клубе я пробыл где-то полгода. Приглашение в "Кайрат" в 17-летнем возрасте, конечно, было авансом. Для меня звонок из "Кайрата", где играли мои кумиры, стал как манна небесная. Сначала выступал за дубль, а в чемпионате СССР 1974 года старший тренер "Кайрата" Артем Григорьевич Фальян в пяти матчах выпускал меня на замену.

В Семипалатинск - на воспитание

- Вы сказали, что в "Кайрате" играли ваши кумиры. А на кого в первую очередь вы равнялись?

- В то время в Алма-Ате играло много хороших футболистов. Один только Анатолий Ионкин чего стоил! Он и лучшим бомбардиром "Кайрата" был, и к матчам олимпийской сборной СССР привлекался. Немало в команде москвичей играло: Николай Осянин, Сергей Рожков, Саша Гребнев… Последний, как и я, в свое время выступал за павлодарский "Трактор". Он и взял меня на первых порах под свою опеку. Именно Гребнев советовал мне из "Кайрата" переходить в московский клуб.

- В 1974 году "Кайрат" покинул высшую лигу. Этому во многом способствовала нездоровая обстановка в команде, вызванная конфликтом ветеранов со старшим тренером Фальяном…

- Я был молодым и старался не вникать, кто в этих конфликтах прав, а кто виноват. Для меня главное было - играть.

- Но "Кайрат" вам все же пришлось покинуть… Почему выбрали Семипалатинск?

- Тот уход из "Кайрата" был связан с тем, что я еще не был игроком "основы", а соревнования дублеров в первой союзной лиге не были предусмотрены. Молодых кайратовцев раздали по казахстанским клубам второй лиги. Я оказался в Семипалатинске, где провел четыре года. С семипалатинским "Спартаком" в 1977 году мы выиграли шестую зону второй лиги чемпионата СССР. Но в первую лигу не попали, уступив в переходных матчах одесскому СКА. А по ходу чемпионата СССР 1979 года алма-атинский "Кайрат" принял Игорь Семенович Волчок, который и вернул меня в команду.

- В момент вашего второго прихода в "Кайрат" Игорь Волчок затеял коренную реконструкцию состава лучшего футбольного клуба Казахстана…

- Он процентов на 70 омолодил команду. В "Кайрат" пришли ребята, которые затем образовали костяк команды: Антон Шох, Сергей Стукашов, Евстафий Пехлеваниди, Вахид Масудов и другие.

Волчку стоило дать больше времени

- Лично для вас самым удачным был сезон 1981 года, когда вы забили 12 мячей и стали лучшим бомбардиром "Кайрата"…

- Хорошо помню тот год и свой дубль в игре с киевским "Динамо". Нам ни в коем случае нельзя было проигрывать. Мы уступали киевлянам по ходу матча, но сумели вырвать ничью (2:2). Осталась в памяти и победа над московским "Спартаком" в 1980-м (1:0). Вообще, самыми запоминающимися играми становятся встречи с сильными командами, на которых всегда особый настрой.

- Почему такая молодая, амбициозная и перспективная команда не сумела показать результат?

- Здесь много причин. Наверное, стоило Волчку дать еще время на становление команды. Он просто не успел претворить в жизнь все свои задумки. Может, надо было усилить молодой "Кайрат" несколькими опытными футболистами. Мы ведь играли нестабильно: могли одну-две игры провести хорошо, а затем три провалить.

- В "Кайрате" вы себе сделали имя с 1979 по 1981 год при одном наставнике - москвиче Игоре Волчке. Можно сказать, что он ваш тренер?

- Считаю, что да. Игорь Семенович был замечательным человеком и тренером. Очень хорошо понимал психологию футболиста. После его установок я четко понимал, что мне необходимо делать на поле.

Между Бесковым и Базилевичем

- Было ли связано ваше решение покинуть "Кайрат" с уходом Волчка?

- Нет, никак. У меня было несколько предложений. Константин Иванович Бесков звал в московский "Спартак". Он тогда создавал новую команду, в нее пришли Ринат Дасаев, Георгий Ярцев. Приглашал и ЦСКА, который тренировал Олег Петрович Базилевич. Я склонился к армейскому предложению, о котором нисколько не жалею. А с Волчком мы спустя год после моего приезда в Москву уже столкнулись как соперники: я был в ЦСКА, он тренировал "Локомотив". В дальнейшем мы с Игорем Семеновичем контактировали. Он, в частности, долгое время возглавлял Московскую федерацию футбола.

- Ваш первый сезон в московском ЦСКА открывала домашняя игра с "Кайратом", но в ней вы не участвовали. По какой причине?

- Существовала договоренность между руководством ЦСКА и "Кайратом", что в чемпионате 1982 года я в матчах этих команд участвовать не буду. Так что я пропустил не только московскую, но и алма-атинскую игру.

В Казахстане живут мама, брат, сестра

- Так получилось, что за пять лет армейской карьеры вы приезжали на игру в Алма-Ату только однажды, в 1984 году. Как вас приняли местные болельщики?

- Нормально. Болельщики ведь все прекрасно понимают. С кем впоследствии ни встречался, никто меня не упрекнул в том, что не остался в "Кайрате" до конца жизни. Но настоящую ностальгию испытал в 1998 году, когда приехал в Алматы на прощальный матч легендарного вратаря московского "Спартака" Рината Дасаева. Вот в тот вечер я понял, как мне дороги и "Кайрат", и Алматы, и Казахстан. Ведь это они дали мне путевку в большую жизнь, за что я им очень благодарен.

- Это был ваш последний приезд в Алматы?

- К сожалению, да. Больше приехать не получалось. Чаще бываю в Павлодаре, где у меня живут мама, брат с сестрой.

- После того как вы уехали в Москву, "Кайрат" начал прогрессировать, закрепился в десятке, а ЦСКА, наоборот, вылетел в первую лигу. В тот момент не пожалели о своем новом выборе?

- Так получилось, что в ЦСКА я попал в ту же ситуацию, что и ранее в "Кайрате". Мое появление в команде пришлось на смену поколений. Ушли Александр Тарханов, Юрий Чесноков, Юрий Аджем. На их место пришла большая группа молодых игроков, которые через несколько лет вернули ЦСКА в высшую лигу.

- ЦСКА-то в "вышку" вернулся, выиграв в 1986 году турнир первой лиги. А вот вы вдруг завершили карьеру. Не поспешили?

- Считаю, что все сделал правильно, ушел на подъеме. Команда была молодая, из ветеранов оставались, кроме меня, еще несколько человек. Юрий Андреевич Морозов, работавший тогда старшим тренером ЦСКА, сразу предложил мне возглавить дубль. Так я остался при команде. А поиграй еще годика два-три, может, и не стал бы армейским тренером.

52 года футболу не помеха!

- Недавно вам исполнилось 52 года, но вы остаетесь в прекрасной форме, участвуете в турнирах ветеранов, становитесь лучшим бомбардиром соревнований…

- Стараюсь держать себя в тонусе. В 1994 году ездил в Сидней в составе сборной России на Всемирные игры среди ветеранов. Мы завоевали тогда золотые медали, а я стал самым результативным игроком турнира.

- А нет все-таки ощущения, что как вместе с "Кайратом", так и в составе московского ЦСКА вы все-таки добились меньше, чем могли бы?

- Я доволен своей судьбой. В принципе, добился того, чего хотел: прошел путь от второй лиги до высшей. Поиграл в Москве. Мало кому из кайратовцев это удалось. Возможно, мне в какой-то мере не везло с командами: и в "Кайрат", и в ЦСКА я приходил в переломный момент смены поколений… Напоследок хотел бы передать большой привет Казахстану, всем моим знакомым, близким и родным. Я всех люблю и помню.

На фото - средний ряд, третий слева

Загрузка...