Опубликовано: 1 1395

Михаил Гурман: "Другого футбола у нас нет"

Михаил Гурман: "Другого футбола у нас нет"

На прошлой неделе Федерация футбола Казахстана разместила на своем сайте годовые финансовые отчеты. Впервые за 19 лет работы и первой из казахстанских спортивных федераций. Прошедший чемпионат республики по футболу называют самым «чистым». Сегодняшний собеседник «Известий-Казахстан» — вице-президент ФФК и директор Национальной футбольной лиги Михаил Гурман.

Клубы сами теряют своих болельщиков

– Михаил Ильич, с чем связано открытие финансовых документов федерации?
– Это нормальный шаг, еще раз подтверждающий, что Федерация футбола — открытая и прозрачная организация. В дальнейшем мы каждый год будем выставлять наш бюджет на обозрение, чтобы любители, специалисты и футбольные аналитики могли видеть все движения денежных средств.

– Последуют ли примеру федерации футбольные клубы, пока свято охраняющие все свои доходы и расходы?
– Мы, конечно, будем рекомендовать клубам раскрывать свои бюджеты. Но, согласно директивам УЕФА, мы не вправе заставить клубы раскрывать финансовую отчетность. Футбольные клубы — независимые юридические лица, никак не аффилиированные с федерацией. Раскрытие подобной информации — это добрая воля учредителей или руководства.

– Про казахстанский футбол, с одной стороны, говорят, что средства там вращаются немалые, с другой — мы видим регулярные финансовые проблемы у клубов. Ваше мнение по этому поводу…
– Денег всегда не хватает. Бюджет ФФК, составляющий 11,4 миллиона долларов, не идет ни в какое сравнение с бюджетами, например, турецкой или немецкой федераций — 178 и 224 миллиона соответственно. Требуется еще немало вложений как на уровне сборных команд, так и клубов. За неполный год работы на должности директора НФЛ я объездил почти все регионы страны, смотрел инфраструктуру, беседовал с акимами и руководителями клубов. У многих клубов очень слабый менеджмент, они делают большие ошибки. Думаю, процентов двадцать от государственного бюджета клуб вполне может зарабатывать сам. Например, я просил показать рекламу вечернего матча. Оказывалось, что афиша висит только около стадиона и больше нигде. Таким образом, клуб сам теряет своих болельщиков. Мне говорят, что еще по местному телеканалу идет бегущая строка, но, извините, телевидение сейчас предлагает больше ста каналов. Второй момент — продажа атрибутики клубов: флажков, шарфов, авторучек. Ведь ничего этого нет. Третий — деньги от трансферов. Для этого надо растить достойную молодежь, которую потом можно перепродать или отдать в аренду.

– Приходилось слышать, что в некоторых регионах футбол для акимов остается как бы вынужденным бременем…
– Я считаю, что для любого областного акима футбольный клуб — это гордость. Нигде больше он не соберет такую аудиторию болельщиков, как на стадионе. Как известно, в Англии во время матчей даже преступность падает, потому что все смотрят футбол. Могу сказать, что любой аким доступен для руководителей клубов. Сейчас акимы присутствуют почти на всех матчах своей команды, они хотят гордиться своей командой, видеть хороших игроков, развивать инфраструктуру.

– Но вот у «Востока» уже второй год подряд были проблемы и с деньгами, и с инфраструктурой…
– «Восток» лишь чуть-чуть не дождался, чтобы мы перевели его обратно в первую лигу. Десятого декабря они, как и обещали, расплатились с командой. Если бы этого не произошло, ни о каких чудесах не было бы и речи. Никакой жалости. Есть регламент, который надо соблюдать. Футболисты — не рабы, они бесплатно работать не могут. Действительно, отношение к футболу в Усть-Каменогорске хуже, чем во многих областях. Тем не менее это город с футбольными традициями, и достойный футбол, я уверен, рано или поздно там будет.

Миссия «Тобола»

– После окончания последнего чемпионата Казахстана много говорится, что нам удалось искоренить коррупцию в футболе. Это действительно так?
– В этом направлении проделана большая работа. Но если раньше мы обсуждали тур чемпионата, то сейчас наблюдаем и анализируем каждую игру, из чего складывается мнение, была борьба или нет. За девятнадцать предыдущих чемпионатов последний является показательным. Не было срыва ни одной игры, не было предвзятого судейства. Подчеркну, лишь в одном матче — между «Локомотивом» и «Жетысу» — судья повлиял на результат, не засчитав чистый гол. Это была ошибка, которую признали и клубы, и федерация. Судья был отстранен от работы до конца года. В целом же судьи у нас сейчас гораздо более ответственные и профессиональные.

– Какие факторы на это повлияли?
– Во-первых, судьи сейчас стали больше зарабатывать. Во-вторых, у них появилась конкуренция и перспективы. Прежде были моменты, когда судьи и инспектора приходили по блату, у них был лишний вес, они мало двигались. Сейчас некоторые судьи бегают больше, чем футболисты. Они знают, что этой игрой их жизнь не заканчивается. Он думает о том, что завтра может попасть в арбитры ФИФА, может судить в Европе, а для этого надо быть в форме, постоянно прогрессировать. В одной области я в семь утра вышел на балкон и увидел, как наши судьи делают зарядку. Меня это удивило, они не обязаны этого делать. Жизнь сама диктует им эти правила.

– Вы сами за какую команду болели на этом чемпионате?
– Как бывший футболист я смотрю на игру, на отношение к футболу. На мой взгляд, во втором круге команда «Актобе» была сильнее, чем костанайский клуб. Но болел я за весь чемпионат целиком, за ту интригу, что привнесли в него «Локомотив», «Тобол», «Иртыш».

– Для вас лично имеет значение, как «Тобол» сыграет в Кубке Содружества?
– Да, конечно, это же наш чемпион! Несмотря на значительное обновление состава, надеюсь, «Тобол» выступит достойно. Они готовятся, раньше всех начинают сборы. На турнир поедут прямо из Турции.

– Почему до сих пор казахстанским клубам, как бы они ни старались, не удается выиграть этот турнир?
– Кубок Содружества — серьезный турнир, своего рода ярмарка, где можно и нужно «засветиться». Победа в этом соревновании — престиж для страны, которую представляет клуб. Поэтому на Кубке идет жесткое соперничество. «Тобол» попал в группу с сильными противниками (в группе В вместе с «Тоболом» сыграют латвийский «Сконто», армянский «Мика» и узбекский «Бунедкор». — Прим. ред.) Костанайцев ждут непростые матчи.
Надо наладить дисциплину

– Можете рассказать о негативных моментах в казахстанском футболе?
– Я вижу не слишком дружелюбное отношение руководителей клубов между собой. На мой взгляд, это неправильно. Ведь все мы работаем в одном направлении, надо больше общаться, даже дружить. Другая проблема заключается в том, что каждый клуб постоянно старается лоббировать свои интересы, выгораживать своих футболистов, оспаривать решения федерации, пытается скостить наказание, просит о переносе матчей. Мы должны уйти от этой практики и прийти к тому, что регламент для всех один. Не надо задавать лишних вопросов федерации, надо открыть регламент, там все сказано. Кроме того, дисциплина хромает и внутри клубов. Если раньше начальник команды отвечал и за воспитательную работу, то сейчас такого нет, и это чувствуется.

– Вы имеете в виду разногласия внутри «Тобола»?
– В том числе. По моим сведениям, там был конфликт между легионерами и местными ребятами. Причин не знаю, но ведь из-за чего-то он произошел. Были какие-то ошибки бывшего руководителя и главного тренера. Эта ситуация получила огласку, потому что «Тобол» — лидер. Будь дело где-нибудь в Кокшетау, мы вполне могли бы ничего о нем не узнать. Надо учитывать, что когда у игрока появляются деньги, блага, он уже по-другому смотрит на футбол. Меньше на дисциплину, больше на свою выгоду. С людьми надо работать. И с молодыми футболистами, и со звездами, и с легионерами.

– Как бы вы оценили легионеров нашего чемпионата?
– Вообще сейчас трансферы стали более продуманными и грамотными. Мы пришли к тому, что игра на поле идет фактически от легионеров. Лучшие игроки в клубах — легионеры. Сейчас редко берут людей только по чьей-то рекомендации.

– Как относитесь к ограничению возраста легионеров до 30 лет?
– Это благо для нашего футбола. Ни для кого не секрет, что до 30 футболист прогрессирует, после чего продолжает играть на том багаже, что у него есть. Мы хотим, чтобы легионеры играли лучше, чем наши футболисты, чтобы легионеры «раскрывались» в Казахстане, проводили лучшие годы карьеры в нашем чемпионате, чтобы у нашей молодежи был достойный пример. Неправильно засорять наш футбол возрастными, «доигрывающими» легионерами, тем более что мы имеем возможность неплохо платить. В этом вопросе никаких дебатов и разногласий не было.

– А что вы думаете по поводу снижения числа «лимитчиков»?
– Это была инициатива клубов. Они официально к нам обратились, предоставили аргументы. Мы рассмотрели вопрос на совете лиги, вынесли на заседание исполкома, который утвердил решение. Двух «лимитчиков» мы вводили в команду исключительно ради национальной сборной, чтобы молодые футболисты имели возможность выходить на поле, расти. И эта практика дала свой результат. Но раз на молодежь это стало действовать как расслабляющий фактор, мы пошли клубам навстречу.

– Ваше мнение по поводу отъезда в Россию Дмитрия Огая…
– Это нормальное явление. Немцы работают в Англии, англичане — в Италии, итальянцы — в Германии. Меня другое беспокоит. В этом году 12 наших тренеров получили категорию pro. Я им сказал тогда, что по окончании сезона в отпуск должны уходить футболисты, а тренеры должны учиться. Федерация имеет возможность отправить вас на стажировку в Англию, Германию. Наши клубы способны оплатить такую поездку. Но разговор так и остался разговором. После сезона такого желания никто не изъявил.

– Чего вы ждете от нашего футбола в будущем?
– Повторюсь: все, что мы делаем, в конечном счете делается ради сборной команды. Ее успех или неуспех является определяющим. Хороший был Шторк или плохой, но со своей стороны я рад, что в игре с Австрией мы 90 минут провели по нулям. С Германией имели три голевые ситуации. Мы уже можем их создавать, значит, прогресс идет. А в плане того, чего я жду — это выход национальной сборной Казахстана в финальную часть Евро-2016 года. Это наша цель, наша мечта, наше устремление.

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

Janik 22.12.2010

Роже доверия не вызывает