Опубликовано: 1 701

Кумир Алма-Аты - находка для Москвы

Кумир Алма-Аты - находка для Москвы

По пальцам можно пересчитать воспитанников казахстанского хоккея, которые пробились в сборную СССР и выиграли в ее составе золото самых престижных турниров. Это неоднократный чемпион мира Евгений Паладьев, победитель Олимпиады-1976 Борис Александров.

Следующий в списке - Юрий Леонов, нападающий алма-атинского "Енбека", московского "Динамо", чемпион мира 1990 года. Сейчас он работает тренером СКА из Санкт-Петербурга.

Что связывает с Казахстаном? Родители!

- Конечно, в Усть-Каменогорске я бываю не так часто, как хотелось бы, но два последних года на родину приезжал, - говорит Юрий Владимирович. - В этом городе живут мои родители, там я начинал играть в хоккей.

- Чем можно объяснить феномен хоккейного Усть-Каменогорска?

- В этом городе ребята всегда активнее занимались хоккеем, нежели другими видами спорта. За счет массовости хороших хоккейных педагогов и формировались будущие мастера. Практически в каждом дворе заливали каток, где мальчишки гоняли шайбу с утра до позднего вечера.

- За "Торпедо" - команду вашего родного Усть-Каменогорска - вы так и не сыграли ни одного официального матча…

- Сразу после окончания школы меня и еще нескольких молодых ребят из Усть-Каменогорска позвали в Алма-Ату, где возрождался "Енбек". Мы могли бы еще год поиграть в юниорах, но отказываться от шанса попасть во взрослый хоккей мы не стали. Оказаться в "Торпедо" нам тогда было нереально. В то время команды первой и второй лиги чемпионата СССР были укомплектованы зрелыми мастерами. Из тех пяти-шести ребят, что уехали из Усть-Каменогорска в "Енбек", может, только один человек попал бы в "Торпедо".

Алма-Ата заставила Усть-Каменогорск считаться с собой

- За три сезона, что вы провели в "Енбеке", алма-атинская команда вышла на один уровень с "Торпедо"?

- В сезоне1982/83, когда пробились в первую лигу, провели несколько календарных матчей с "Торпедо". Результаты были, скажем так, 50 на 50. И мы торпедовцев обыгрывали дома и на выезде, и они нас. Интересно, что на наших матчах в Усть-Каменогорске зрители особо хозяев не поддерживали. Одинаково реагировали и на наши голы, и на торпедовские. Ведь на льду, по сути, играли два "Торпедо".

- В Алма-Ате интерес к хоккею был ниже, чем в Усть-Каменогорске?

- Я бы так не сказал. На домашних матчах "Енбека" были аншлаги: алмаатинцы соскучились по хоккею за долгие годы. К тому же команда показывала неплохие результаты, за два года пройдя путь из второй союзной лиги в первую. Три сезона я отыграл в "Енбеке". С каждым годом команда поднималась выше, и я рос вместе с ней. Удалось плавно войти во взрослый хоккей. Кстати, на примере "Енбека" многие клубы стали омолаживать свои составы.

- Глядя на ваши алма-атинские успехи, руководство "Торпедо" не предпринимало попыток вернуть вас в Усть-Каменогорск?

- Пыталось, и не раз. Особенно после того, как мы выиграли вторую лигу. Но как я мог оставить команду? Ради чего?

В московское "Динамо" пошел за мечтой

- Но в московское "Динамо" вы все-таки ушли?

- Не сравнивайте уровни первой и высшей лиги чемпионата СССР.

- Как состоялся ваш переход в один из самых звездных клубов советского хоккея?

- На одну из игр "Енбека" с "Торпедо" в Усть-Каменогорск прилетел Александр Яковлевич Стеблин, который в тот момент работал начальником московского "Динамо". Он и предложил мне переехать.

- На какие условия вас позвали в Москву?

- Меня, тогда 20-летнего парня, условия не интересовали. Я мечтал играть в высшей лиге чемпионата СССР. Но и понимал, конечно, что "Динамо" - это ведомственный клуб, что давало возможность отслужить армию без отрыва от хоккея.

- Какой из восьми своих сезонов в московском "Динамо", до отъезда за границу, считаете для себя самым удачным?

- Да все годы были хорошими. Выделить можно, пожалуй, сезон 1984/85, когда я впервые получил приглашение в сборную СССР. В том году мы могли и чемпионами страны стать, но в концовке сезона проиграли ЦСКА - 1:11. Даже не знаю, как так получилось.

Через травмы - к золоту чемпионата мира

- В "Динамо" и сборной СССР вы играли с разными партнерами?

- Да. Если в клубе чаще всего выходил на лед с Владимиром Зубрильчевым и Анатолием Антиповым, то в сборной партнеры постоянно менялись. Начинал я с Виктором Жлуктовым и Николаем Дроздецким.

- А с кем из хоккеистов сборной Cоветского Союза было комфортнее всего играть?

- Все ребята были мастерами самого высокого уровня. Хоккейная школа что у армейцев, что у динамовцев была общей, советской. Поэтому приятно было играть со всеми.

- Как получилось, что, впервые попав в сборную в 1984 году, вы сыграли только на одном чемпионате мира - 1990 года, когда наша команда завоевала золото?

- Этот вопрос надо адресовать не мне, а старшему тренеру сборной Виктору Васильевичу Тихонову. Хотя были и объективные причины. К примеру, на чемпионат мира 1985 года в Праге, который должен был стать для меня первым в карьере, я не поехал, так как не успел восстановиться после перелома руки. Участвовать в чемпионате мира 1989 года в Швеции мне помешала серьезная травма глаза, полученная на сборах перед этим турниром. Так что, как видишь, каждый раз что-то происходило, хотя в числе кандидатов в сборную СССР я был все время, пока играл за "Динамо".

Американцы мастерски разрушили советский хоккей

- С клубами НХЛ соперничать довелось…

- Да. Раза три "Динамо" летало за океан. Там все было по-другому: атмосфера вокруг матчей, игровые площадки, отношение к нам.

- Раньше подобные матчи представляли собой противостояние советской и заокеанской школ хоккея. Сейчас же эта грань стерлась. Согласны?

- Американцы не скрывают, что они провели большую работу для того, чтобы взять лучшее у нас и объединить это с сильными сторонами своей школы. В свое время они забрали за океан из нашего чемпионата огромное число игроков, включая тех, кто им и не нужен-то был особо. Такой большой отток негативно сказался на развитии российского хоккея. Если раньше молодые игроки, придя в команду, учились всему у старших одноклубников, постепенно заменяя их в составе, то теперь эта система была разрушена. Исчезло содержание, хоккей пришел в упадок. Разрушить-то легко, а восстановить очень сложно.

- Не попав в НХЛ, в 1991 году вы уехали в Европу. На заработки?

- В какой-то мере. Мой возраст приближался к критическим 30 годам, когда ты либо заканчиваешь карьеру, либо отправляешься играть в первую лигу. Хорошо, что для советских хоккеистов открылась Европа. Вот так я отправился в Швейцарию играть за клуб "Амбри-Пиотта". Причем не я сам выбирал команду - "Динамо" меня продало.

В Европе принцип прост - выжали все соки и выбросили

- Интересно было после Союза играть в нехоккейных странах - Швейцарии, Италии, Норвегии?

- Я бы не сказал, что в Швейцарии уровень хоккея был низким. Сейчас он, конечно, повыше, за счет легионеров. А в начале 90-х в каждой команде могли играть только два иностранца. В частности, за "Фрибург-Готтерон" выступали бывшие форварды московского ЦСКА Вячеслав Быков и Андрей Хомутов. В Италии тоже был неплохой уровень. А за Норвегию говорит тот факт, что на чемпионате мира 2000 года (я в то время защищал цвета "Стурхамара") в Санкт-Петербурге ее сборная вошла в десятку. И это с учетом полупрофессионального уровня норвежского хоккея, где многие ребята тренировки совмещали с основной работой.

- Не было мысли остаться жить в Европе?

- Особого желания не было. Как бы ты ни знал их язык, все равно останешься там чужим. Это поначалу все представляется в розовых тонах. А когда во всю эту кухню вникаешь, то понимаешь, что ты человек, которого купили для того, чтобы на тебя ходил народ. В Европе главное - шоу, зрительский интерес. Когда же твои силы иссякают, с тобой просто не продлевают контракт, приобретая на твое место нового хоккеиста.

- Судя по тому, что вы играли почти до 40 лет, все соки из вас в Европе выжать не успели…

- Думаю, да. Хотя последние годы в современном хоккее мне было очень непросто. Закончил я в 2002 году в московском ЦСКА, который тренировал мой бывший партнер по сборной СССР Владимир Крутов. Несмотря на свой возраст, я не был играющим тренером, дядькой-наставником - играл наравне со всеми.

На казахстанцев упал спрос

- А как угораздило вас вообще попасть в стан принципиальных соперников?

- Перед сезоном 2001/02, вернувшись из Норвегии, я тренировался с "Динамо", но предложения о контракте так и не получил.

- Тем не менее тренерскую карьеру вы начали именно в московском "Динамо".

- Просто настало время попробовать себя в новом деле - получится или нет. Не пошел бы в тренеры, пришлось бы заняться чем-то другим. А так попросился, меня и взяли. Сначала тренировал юношей в "Динамо", сделал их чемпионами России. Постепенно дорос до главного тренера "Динамо-2".

- Предложение возглавить санкт-петербургский СКА в ноябре 2006 года приняли из-за того, что в "Динамо" не видели перспектив?

- Нет. Позвали из Питера, я и согласился.

- А что можете сказать о казахстанцах, играющих в российской суперлиге?

- В России сейчас мало кто остался. Это в магнитогорском "Металлурге" в свое время была казахстанская колония: братья Александр и Евгений Корешковы, Андрей Соколов, ныне покойный Михаил Бородулин. В московском "Динамо" на ведущих ролях играет защитник Алексей Трощинский. В свое время я успел немного поиграть с вратарем Евгением Набоковым. Но тот сразу уехал за океан, как только получил приглашение. Несколько сезонов провел в фарм-клубе, а потом его заметили и пригласили в основную команду "Сан-Хосе Шаркс". Участие Набокова в недавнем Матче звезд НХЛ говорит о многом. Что-либо сказать о другом казахстанском энхаэловце Николае Антропове, к сожалению, не могу, так как на площадке с ним никогда не пересекался и игру его не видел.

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

KLCC 20.02.2008

Да Юра тогда был лучшим у нас! Конечно были неплохие игроки типа Голятдинова, Шатова, Бородулина, но Леонов был самым техничным в команде. Сколько времени утекло с тех пор..., не верится, что уже почти 30 лет прошло.