Опубликовано: 1060

«Казахская болезнь» в футболе — это что-то вроде «голландской болезни» в экономике

«Казахская болезнь» в футболе — это что-то вроде «голландской болезни» в экономике

Итоги прошлогоднего чемпионата мира в Бразилии и хронические неудачи сборных Казахстана разных возрастов, включая недавний провал нашей юношеской команды на мемориале Гранаткина, подвигли автора этих строк на некоторые размышления. В итоге они привели к следующему выводу: в футболе тоже есть что-то вроде «голландской болезни» в экономике, и это присуще многим странам, в том числе и Казахстану.

«Импортеры» и «экспортеры»

«Голландская болезнь» (более точными определениями будут «ресурсное проклятие», «парадокс изобилия») — это, говоря обыденным языком, такое явление, когда несметное количество практически дармовых денег, получаемых от продажи природных ресурсов, убивает мотивацию к развитию обрабатывающих отраслей, созданию производств по выпуску продукции высоких переделов. Вследствие чего такие национальные экономики становятся менее конкурентоспособными по сравнению с теми, которые в силу отсутствия сырьевых ресурсов вынуждены компенсировать это ставкой на высокотехнологичные производства. За примерами далеко ходить не надо: к первому типу относятся Россия, Казахстан, где даже принимаемые программы диверсификации экономики и индустриализации терпят крах, ко второму — Япония, Южная Корея, Финляндия...

Применительно же к футболу похожая болезнь проявляется в том, что страны, где в «игру миллионов» вбухиваются огромные суммы, имеют относительно сильные национальные чемпионаты и в то же время относительно (а порой и откровенно) слабые национальные сборные. Причина кроется в следующем. В таких странах футбольные клубы могут позволить себе привлекать мастеровитых иностранных игроков, и в силу этого многие из них теряют стимулы (мотивацию) к подготовке собственных, из числа которых и формируются сборные. Эти страны являются, так сказать, «импортерами» футболистов. И есть, напротив, страны-«экспортеры», клубы которых не имеют финансовых ресурсов для приглашения высококлассных и дорогостоящих «легионеров», а потому вынуждены взращивать собственный резерв, в том числе и с целью последующей продажи клубам более денежных в футбольном плане стран. Такие трансферы являются едва ли не основной статьей их доходов. При этом «отправленные на экспорт» игроки, попав в более сильные зарубежные чемпионаты и совершенствуясь там в профессиональном отношении, продолжают выступать за свои сборные, принося им большую пользу.

Итак, «импортеры» — это страны с относительно богатыми национальными чемпионатами, или лигами (а соответственно и богатыми клубами), куда охотно и массово едут игроки из других государств. Тогда как «экспортеры» — это страны с относительно малоденежными внутренними чемпионатами, откуда лучшие футболисты уезжают, а регулярное обновление составов клубных команд происходит, главным образом, за счет поиска и воспитания местной талантливой молодежи.

Так вот, прошлогодний чемпионат мира показал, что сегодня на первые роли среди национальных сборных выходят именно «экспортеры». Во всех командах, добравшихся до 1/4 финала, за исключением немецкой (это отдельная история, о которой мы поговорим как-нибудь в следующий раз), костяк составляли футболисты, выступающие в зарубежных клубах: Аргентина — 20 таких игроков из 23-х включенных в заявку, Голландия — 13 (практически все главные «звезды» команды), Бразилия — 19, Франция — 15, Колумбия — 20, Бельгия — 20, Коста-Рика — 14. Какие еще сборные добились хороших результатов или оставили яркое впечатление? Это, прежде всего, Чили — 18 футболистов, играющих в чемпионатах других стран, Уругвай — все 23, Алжир — 21, Швейцария — 16.

Главными же разочарованиями чемпионата мира стали сборные стран-«импортеров». Например, в российской команде, едва ли не худшей за весь более чем двадцатилетний период ее существования, все 23 футболиста были из российских же клубов (в которых сегодня погоду делают «легионеры»). Аналогичная ситуация и в сборной Англии. За итальянскую команду, тоже провалившую «мундиаль», выступали лишь четыре игрока из клубов других стран, за испанскую — девять, в большинстве своем редко выходившие на поле.

О чем говорят рейтинги?

Конечно, сборные Англии, Испании, Италии и даже России нельзя назвать слабыми — в данном случае имеется в виду слабость относительно уровня их внутренних чемпионатов. Как трудно назвать очень сильной, например, сборную Боснии, хотя она регулярно пощипывает «грандов», — она сильна опять же относительно уровня клубного футбола в этой небольшой республике. И здесь самое время сравнить позиции разных футбольных стран в двух наиболее объективных системах ранжирования. Первая из них — текущий рейтинг ФИФА, учитывающий результаты национальных сборных за последние четыре года. Вторая — таблица коэффициентов УЕФА, отражающая результаты разных стран в еврокубковых турнирах за последние пять сезонов: она характеризует уровень клубного футбола в этих странах. Для удобства из рейтинга ФИФА вычленим чисто европейскую составляющую. В итоге получаем две таблицы (см. ниже): в первой фигурируют страны, занимающие в рейтинге национальных сборных (НС) более низкие места, чем в рейтинге национальных лиг (НЛ), а во второй — наоборот. Те же, кто занимает в обеих системах ранжирования близкие позиции, в таблицы не включены — дабы не перегружать их.

Что мы видим? Что страны-«импортеры» в большинстве своем оказались в первой таблице. Скажем, Испания, имеющая самую сильную на континенте (и в мире) национальную лигу, занимает в рейтинге НС лишь 6-ю позицию. Большой разрыв характерен для Англии (2-е и 9-е места соответственно), России (7-е и 19-е), Украины (8-е и 16-е), Турции (12-е и 30-е), Кипра (18-е и 39-е), Азербайджана (29-е и 49-е) и, наконец, Казахстана (32-е и 50-е). Высший дивизион чемпионата Кипра является мировым лидером по количеству «легионеров» — они составляют почти 70 процентов всех выступающих в нем игроков. Следом идет английская премьер-лига (65,6%), а российская ПФЛ занимает в этом списке шестое место. В первенстве Турции доля иностранных футболистов достигает 40 процентов. То же самое до начала войны было в Украине. Применительно к Азербайджану и Казахстану статистика затруднена в связи с легкостью получения футбольного гражданства (во всяком случае, так было до последнего времени), но то, что в большинстве клубов этих богатых нефтью республик на ведущих ролях находятся «легионеры» — очевидный факт. При этом сборные всех названных стран на 90-95 процентов, а то и полностью состоят из игроков собственных национальных лиг.

И, напротив, во второй таблице оказалось большинство стран-«экспортеров». Особенно следует выделить Бельгию (10-е место в рейтинге НЛ и 2-е в рейтинге НС), Словакию (30-е и 13-е), Исландию (36-е и 21-е), Боснию (37-е и 17-е), Армению (51-е и 37-е), Уэльс (50-е и 22-е), а также все три прибалтийские республики. Про бельгийцев было сказано выше. А в нынешних составах сборных Словакии, Исландии, Боснии, Уэльса лишь один-два футболиста представляют внутренние чемпионаты своих стран. Чуть больше таких игроков (до четверти от общего количества) насчитывается в командах Армении, Эстонии, Литвы, да и то они находятся там больше на вторых ролях.

При этом надо отметить, что ряд стран, отнесенных автором к «экспортерам» (Бельгия, Голландия и некоторые другие), довольно активно занимаются и «импортом». Но в отличие от той же Англии или России, они «импортируют» преимущественно юных футболистов, которых затем доводят до нужного уровня.

Другая правда

Вывод из всего вышесказанного очевиден: принцип «какие клубы (или какой национальный чемпионат) — такая и сборная», доказывавший свою состоятельность еще лет 20-30 назад, сегодня потерял свою актуальность. Свое дело сделали глобализация и крайне неравномерное межстрановое распределение денег, вкладываемых в «спорт номер 1». Однако новое руководство казахстанского футбола, похоже, продолжает цепляться за эту устаревшую формулу. Так, генсек ФФК Аллен Чайжунусов в первом же интервью после назначения произнес ее в качестве программы своих ближайших действий. А ведь если изначально задан ошибочный посыл, то вряд ли можно ожидать положительных результатов. И тот факт, что во главе республиканской федерации сегодня встали люди, прежде далекие от «игры миллионов», не знающие глубинных процессов и тенденций, происходящих в мировом футболе, наводит на грустные мысли.

Пора понять, что в современных условиях клубный футбол и футбол на уровне сборных — это далеко не всегда пересекающиеся линии. Мы это хорошо видим на отечественных примерах. Так, за период пребывания у руля прежнего руководства ФФК (2007-2014) Казахстан в таблице коэффициентов УЕФА поднялся с 49-й позиции, то есть почти с самого дна, на 32-ю. Причем этот подъем был постепенным и неуклонным. А вот в рейтинге ФИФА за это же время наша страна с 106-го места рухнула на 139-е (если брать отдельно Европу, то с 43-го на 50-е). И такую разнонаправленность движения казахстанского футбола можно объяснить лишь одной причиной. За эти семь лет значительно увеличилось финансирование клубов нашей премьер-лиги: бюджеты наиболее богатых из них достигают сегодня 15-20 миллионов долларов ежегодно, а в целом чемпионат РК с точки зрения вращающихся в нем денежных сумм (порядка ста миллионов долларов в год) наверняка входит в «топ-25», если не в «топ-20» Европы. Соответственно клубы получили возможность приглашать более квалифицированных «легионеров», что не замедлило сказаться на их результатах в еврокубковых турнирах, на уровне чемпионата РК. А коли существуют столь быстрый и легкий путь к успеху, то зачем думать о подготовке резерва, о работе на перспективу, о детско-юношеском футболе? В результате страдают сборные команды — юношеская, молодежная, национальная.

Словом, большие деньги, направляемые в казахстанский футбол, можно сказать, убивают стимулы к его внутреннему развитию. Здесь мы наблюдаем примерно тот же негативный эффект, что и в упомянутом выше случае с доходами от продажи природных ресурсов (та самая «голландская болезнь»). При этом нельзя не отметить один крайне принципиальный момент: если в большинстве европейских стран клубы финансируются частными структурами и лицами, то у нас практически все они содержатся за счет либо местных бюджетов, либо компаний с государственным участием. В той же Англии или Турции, то есть в таких же футбольных странах-«импортерах», как и наша, спонсоры клубов имеют полное право не думать об интересах национальной сборной, поскольку вкладывают личные, собственные деньги. У нас же ситуация в корне другая: раз на футбол, включая клубный, тратятся, причем безвозвратно, исключительно государственные средства, то, значит, на первом месте должны быть интересы страны, которую и представляет национальная сборная Казахстана. (Тогда как клубы, пусть даже сохраняя страновую принадлежность, становятся фактически космополитичными).

Как должны продвигаться и защищаться эти интересы, кому здесь принадлежит главная роль, опыт каких стран можно использовать? Это тема отдельного большого разговора, а значит, и другой статьи.

Таблица 1. Страны, занимающие в рейтинге национальных сборных более низкие места, чем в рейтинге национальных лиг.


Таблица 2. Страны, занимающие в рейтинге национальных сборных более высокие места, чем в рейтинге национальных лиг.

Источник: camonitor.com

Загрузка...