Опубликовано: 941

Как я бежал пражский марафон

Как я бежал пражский марафон

Воин, посланный в Афины сообщить о победе греков над персами в Марафонской битве, пробежал 42 километра 195 метров и, доставив радостную весть, умер. Корреспондент «Газеты.kz» Дмитрий МОСТОВОЙ стал в этом году единственным казахстанцем – участником традиционного Пражского марафона. И он не только финишировал, но и выжил.

Свадебное путешествие со спортивным «колоритом»

– 13 мая – Пражский марафон, 42 км 195 м, тебя записывать?

– Нет.

– Как «нет»? Побежим!

– Я пробегу максимум 5 км. А медаль дадут какую-нибудь?

– Дадут, если за 6 часов добежишь. Регистрационный взнос 60 евро, кстати.

– Сколько-сколько?! 60 евро, чтобы себя изнасиловать? Записывай!

Разговор в «аське».

В общем, так все и началось. Свадебное путешествие в Прагу приобрело еще спортивно-соревновательный характер. Кто-то из знакомых предрекал мне сход на первом же километре, кто-то – на пятом. А отдельные оптимисты пророчили даже десятый. Сам я рассчитывал на половину дистанции, но в итоге, как говорится, втянулся. Да и как тут было не втянуться, если на старт этого марафона вышли около пяти тысяч участников, в том числе президент Чехии Вацлав Клаус. Там бежали бабушки и дедушки такого возраста, что, казалось, еще пара метров, и вмешательство «скорой помощи» неминуемо.

Сама дистанция впервые была проложена в основном по историческому центру Праги. Старт на знаменитой Староместской площади, затем через не менее знаменитый Карлов мост в район Мала Страна. Далее – несколько километров по набережной Влтавы, снова на другой берег реки, Нове Место, Вышеград и так далее. Финиш – на той же Староместской площади. Получилось чрезвычайно живописно. Один чудак, по виду американец, бежал с фотоаппаратом наперевес и у каждой досто-примечательности останавливался, дабы запечатлеть ее на память. Смотреть на него было противно, потому что бежал он с довольной физиономией, будто и не напрягаясь вовсе, меня же к тому моменту уже одолевала мысль, что пора заканчивать это мучение…

Не хотите освежиться?

А гвинеец Сэм Брук

Обошел меня на круг!

А еще вчера все вокруг

Мне говорили: «Сэм – друг!»

Сэм – наш, говорили, гвинейский друг!

Владимир Высоцкий, «Марафон».

Перед стартом, назначенным на 9.00, каждый участник мог по-участвовать в паста-пати, получить бесплатную порцию массажа, пиво (естественно, безалкогольное) и, так сказать, освежиться. Но есть почему-то не хотелось. Равно как и стоять в очереди на массаж. Пиво, тем более безалкогольное, в рот тоже не лезло, а освежиться… Солидные очереди в туалеты состояли в основном из женщин. Для мужчин были установлены специальные открытые уборные на четырех человек. Пришлось и мне, поборов стеснение, занять свое место в ячейке и на глазах всех собравшихся впервые публично справить малую нужду. Приятного, скажу вам, мало.

Наконец прозвучал выстрел стартового пистолета, и кишка марафонцев, растянувшаяся от Староместской площади по улице Целетна почти до самой Пороховой башни, начала движение. Первые 10 километров с моим пражским другом Надиром Байгариным, который, собственно, и стал инициатором данного безумия, мы одолели лихо. Один час пятнадцать минут без остановок, с замедлениями скорости на перекус апельсинами и бананами, потребление энергического напитка и освежение губкой с водой. После прохождения первой временной отсечки показалось, что тут не только в шесть – во все четыре часа уложиться можно. Только немного подпортила настроение фраза Надира: «А кенийцы-то через час уже финишируют…» Но самое страшное было впереди.

Крепкие в Европе Бабушки

Гвоздь программы – марафон,

А градусов – все тридцать,

Но к жаре привыкший он –

Вот он и мастерится.

Я б, между прочим, поглядел бы на него,

Когда бы было минус тридцать!

Ну, а теперь, конечно, – достань его!

Осталось – материться!

Владимир Высоцкий, «Марафон».

Всю неделю до марафона солнечная погода сменялась пасмурной. Не проходило и дня без дождя. И только 13 мая небо решило обойтись вовсе без облаков, к полудню температура воздуха достигла 26 градусов, а к 14 часам – и всех 30! Пресс-релиз, размещенный на следующий день на официальном сайте марафона, начинался как издевательство: «Это был фантастический день для бега!», после чего автор живописал, как чудесно, что не было дождя, а светило солнце и т.д…

В общем, преодолев следующие 10 километров уже за полтора часа и с перерывами на отдых, я всерьез задумался, а нужно ли мне все это? Ведь можно сойти с дистанции, засесть в ближайшую пивную, оставить себе на память футболку и номер и сидеть-любоваться на пробегающих мимо мазохистов.

Мои приятные размышления прервала француженка Нина. Оказалось, что она живет в Каннах, стартовала в категории «Женщины, 58 лет и старше», и для нее это уже пятый марафон. После небольшого обмена мнениями по поводу жары и трассы Нина предложила ускориться и убежала вперед так, что в следующий раз мы с ней встретились только после финиша. Далее мимо проследовал старичок, у которого разве что кости из кожи не торчали. И мне стало не то чтобы стыдно, но самолюбие было уязвлено сильно.

Причем мой мазохизм был двойным. Прохожие, встречая ту же Нину, восторженно ей аплодировали, подбадривали, а затем с удивлением замечали в такой компании меня. И не объяснишь же им, что эти бабушки-дедушки целый год готовятся, бегают, наверное, каждый день, не пьют-не курят, тогда как вся твоя подготовка свелась к обильному потреблению разнообразных сортов пива и мясных деликатесов, в том числе знаменитого вепрева колена…

Мой подарок для Бернадетт

Эстонский бегун засиделся на старте и был сбит кенийцами, бежавшими круг почета.

Сборная КВН Санкт-Петербурга.

Следующие 10 километров на морально-волевых «Умру, но добегу, добреду, доползу!» я пробежал еще быстрее, чем первые. Может, и не стоило этого делать, потому что дальше я просто сдох. Ноги чувствовали себя сносно, но нещадно болели ребра. Любое ускорение отдавалось острой болью, и дышать становилось невозможно, а тем более – бежать.

Благо примитивные математические расчеты показали: чтобы получить медаль и затем выгравировать на ней свое имя и время, достаточно оставшиеся 12 километров уложить в два часа. А значит, можно просто очень быстро идти. И я пошел.

Навстречу попался самый последний из «оставшихся в живых». Страшное зрелище, доложу я вам. Он отчаянно семенит, а за ним медленно-медленно движется колонна из автобуса для сошедших с дистанции, двух полицейских машин, «скорой» и уборочной.

12 километров за два часа оказались посильным делом. Несмотря на духоту, жару и ставшую теплой и противной воду.

Остатки сил я приберег на последние 195 метров. Завершать марафон шагом перед глазами многочисленных зрителей – это не комильфо. За 30 метров до финиша я был вынужден обо-гнать 65-летнюю француженку Бернадетт Бернардеши. Финишировать перед старушкой – совсем не комильфо, поэтому перед самой чертой я резко остановился и с галантным поклоном пропустил Бернадетт перед собой. А она, улыбающаяся и утомленная, повторяя «Мерси! Мерси!», раздавала воздушные поцелуи публике…

P. S. В итоге я оказался 3143-м в общем зачете и 843-м в категории «Мужчины, новички», придя на шесть минут раньше дедлайна со временем 5 часов 54 минуты 18 секунд и средней скоростью по дистанции 8,23 км/час. Мне тут же вручили вожделенную медаль, сфотографировали для специальной базы данных, после чего обгоревшие на солнце, но вполне довольные собой, мы отправились отмечать сие событие все тем же пивом и мясом. На следующий день моя походка больше напоминала пингвинью, что, впрочем, не помешало посетить центральный матч одного из заключительных туров чемпионата Чехии по футболу между пражской «Спартой» и либерецким «Слованом», в котором фактически решилась судьба титула. Но об этом читайте в следующем номере.

Загрузка...