Опубликовано: 477

Из клана раковых

Из клана раковых

21-летний Максим Раков – новая звезда в новом поколении казахстанских дзюдоистов. Он из большой семьи, где дзюдо – как фамильная драгоценность, которая передается от старшего к младшим.

Максим очень рано обратил на себя внимание специалистов. Уже в 16 лет стал бронзовым призером молодежного чемпионата мира 2002 года. Да и во взрослой сборной Казахстана Раков не первый сезон – одна из главных фигур. В декабре 2006 года он стал автором самого громкого успеха казах-станских дзюдоистов на Азиатских играх в Катаре, завоевав серебро в весе до 90 килограммов.

Присутствие отца повышает работоспособность

В семье Раковых дзюдо занимаются все мужчины. Это настоящий культ дзюдо. И на сегодняшний день Максим по спортивным достижениям в клане Раковых превзошел всех.

– В дзюдо пошел по воле отца? Или это было твое решение?

– Наверное, дзюдо стало нашим семейным делом. Дзюдо занимался мой отец. Потом старший брат. Меня привели в зал в 7 лет. Года два, можно сказать, я от этого восторга не испытывал. А потом понрави-лось, начало получаться.

– Твой отец (Сергей Раков. – Прим. авт.) работает в сборной Казахстана. Его присутствие идет на пользу?

– Да. Когда он рядом, у меня работоспособность возрастает (улыбается). Если он говорит: «Делай!», то я делаю. Нельзя же сказать, что не буду! Отец был первым дзюдоистом в нашей семье. Старший брат Сергей тоже занимался дзюдо, но в 2005 году закончил. У нас разница – шесть лет. Единственный турнир, где мы сошлись в одном весе, – чемпионат страны 2003 года, он стал чемпионом, а я – третьим. Мой младший брат Миша, ему 12 лет, тоже ходит на дзюдо. Только самого младшего в семье, двухлетнего Егора, дзюдо еще не коснулось.

Атакую сразу, не жду

– Ты попал во взрослую сборную Казахстана в 17 лет. Ветераны не гоняли?

– Физически первый год было трудновато. Я еще пацан, а большинству из сборников лет по 25 – мужики! Отставать мне от них как-то неудобно было. Но меня восприняли нормально, дедовщины у нас никогда не было (смеется).

– Какой прием тебе удается лучше всего? В какой манере стараешься бороться?

– Лучше всего получается бросок через спину. У меня агрессивный стиль борьбы. Атакую сразу, не жду. Жестко борюсь. Пытаюсь подавить соперника, вымотать его, чтобы он начал тяжело дышать…

– Часто ли на соревнованиях даешь волю эмоциям?

– Эмоции, которые надо показывать, я показываю. Все остальное – лишний расход силы. Можно дать волю эмоциям, когда проигрываешь, если они тебя подстегивают. Но в таких ситуациях некоторые начинают вести себя некорректно – жестко бороться, делать то, что запрещено правилами. Я – за честную борьбу в любой ситуации.

– Передается ли твоя агрессивность за пределы татами?

– Если смотреть, какой я на ковре и в жизни – это разные люди. В жизни я спокойный, не вспыльчивый…. Думать стараюсь, прежде чем сказать или сделать что-то. Дзюдо – это не только демон-страция физической силы, но и хитрость, как ты сможешь обмануть соперника.

Мы – не самураи. Мы – бабочки

– Чему тебя научило дзюдо?

– Дзюдо по-японски означает «гибкий путь к победе». Оно учит думать, уважать старших, уравновешивает и воспитывает характер. Плюс у нас манеры – отдать поклон, когда выходишь на татами, перед началом и по окончании тренировки.

– Дзюдоистов порой называют самураями – считаешь, это верное сравнение?

– Нам далеко до самураев. Дзюдо – это ведь только спорт. Нас чаще называют бабочками. Когда боремся, кажется, что порхаем над татами. Со стороны создается впечатление, будто это не контактный вид спорт и здесь нет физической боли.

– Выделяется ли чем-то особенным дзюдо в исполнении родоначальников этого спорта – японцев?

– Оно намного техничнее. То, что показывают японцы, – это классика. У нас дзюдо смешивается с приемами вольной борьбы и другими видами. У японцев делается ставка на технику и на качество исполнения приемов, у нас более силовая борьба. Японская техника – это как эталон! Но у нас строение тела другое. Один к одному все не скопируешь. Есть и другие факторы. В Японии дзюдо преподают в школе! Там около 6 миллионов человек занимаются дзюдо! Все это сказывается и на мастерстве, и на результатах.

Лучше всего – дома!

– Приходится ли тебе придерживаться диеты?

– Нет, абсолютно. Стараюсь не употреблять продуктов вроде колы. Мой рабочий вес – 93 кг. Сбросить перед соревнованиями три килограмма для меня не составляет труда.

– Предлагали ли тебе выступать за иностранные дзюдоистские клубы?

– В прошлом году вместе с другим казахстанцем, Анваром Касымовым, боролся за немецкий клуб. Сейчас мне поступило предложение от санкт-петербургского клуба «Явара-Нева» – одного из сильнейших в Европе. Думаю, буду бороться. Соревнования Евролиги, в которых выступает «Явара-Нева», пройдут сразу после чемпионата мира. В календаре сборной Казахстана на этот период как раз нет соревнований.

– Где тебе нравится выступать больше – в Азии или в Европе?

– Дома! Дома лучше всего! На последнем чемпионате Азии в мае, в Кувейте, было очень жарко. Я тяжело переношу жару. Давление сразу поднимается, может, поэтому неудачно выступил – бронзу получил. Европа мне нравится больше – климат мягче.

– Считаешь, что в Кувейте у тебя не получилось?

– Не показал всего того, на что способен. Проиграл таджику (Арсан Нематулло. – Прим. авт.), которого ранее побеждал.

– Какой успех для тебя наиболее дорог?

– Серебро Азиатских игр 2006 года в Катаре. Я там одолел чемпиона мира 2005 года и призера Олимпийских игр японца Хироши Изуми.

В церковь – перед каждым турниром

– В родной Караганде тебя узнают?

– Нет. Я выступаю за Астану, просто живу сейчас в Караганде. Великих результатов, я считаю, у меня еще нет. Поэтому даже удивился, когда недавно в Алматы ко мне подошли ребята и спросили: «Раков?» Отвечаю – «Да». Пожелали успехов, такое редко бывает. Всегда при этом становится тепло на душе.

– Ты суеверный? Как поведешь себя, если черная кошка перебежит дорогу?

– Все спортсмены суеверные. Но если черная кошка перебежит дорогу, я не испугаюсь… В Бога верю. Перед каждым турниром хожу в церковь.

– Если время остается, куда выплескиваешь энергию?

– В семью. У меня сын растет – Ростислав, ему всего 2 месяца.

– Сына тоже ждет карьера дзюдоиста?

– Посмотрим, еще не думал. Но в какой-то вид спорта точно надо будет ребенка отдавать. Жена Олеся знает, что такое дзюдо, и может поддержать разговор. Но разговоры на эту тему ведутся только в обществе отца. Он не может без дзюдо (улыбается).

GAZETA.KZ Суперспорт

Загрузка...