Опубликовано: 1137

И сварщик, и солдат

И сварщик, и солдат

В свое время Сергей Волгин был признан бесперспективным. Однако это не помешало алматинскому парню подняться до уровня московского «Спартака» – одного из лучших клубов Советского Союза.

Путь в «Кайрат» пролег… через Новосибирск

«Иртыш» зачастил в Алматы. В течение полутора месяцев павлодарская команда провела в южной столице три матча.

– Наши частые посещения Алматы обусловлены календарем, – говорит главный тренер «Иртыша» Сергей Волгин. – Но не буду скрывать, поездки в южную столицу для меня особенные. Я коренной алматинец, вырос в районе Тастака и занимался футболом там, на стадионе «Спутник». После школы меня не взяли ни в одну команду мастеров, поэтому пошел работать на АДК сварщиком. Параллельно играл за команду комбината на первенство города. И тут неожиданно поступило предложение от новосибирского «Чкаловца», тренировал который известный в прошлом игрок «Кайрата» Борис Еркович. Его помощником в команде был другой экс-алматинец – Михаил Тягусов. Во многом благодаря ему я стал профессиональным футболистом. После первого круга чемпионата-1978 в московский «Спартак» перешли Никонов (кстати, воспитанник АДК) и Калашников, которые освободили мне место в основном составе.

На полгода – в караул

– А как затем вернулись в Алматы?

– Через Уральск, куда меня в 1980 году взял с собой все тот же Тягусов. А в «Кайрате» в то время работал Игорь Волчок. При нем в команду пришла целая плеяда молодых талантливых игроков – Вахид Масудов, Антон Шох, Александр Куклев. Позвал в «Кайрат» он и меня. Играл я в основном за дубль. Потом пришло время служить в армии. Вытащить меня из армии «Кайрат» не сумел. За полгода армейской службы в Сарыозеке я и в нарядах побывал, и у знамени полка в почетном карауле постоял, и дежурным по кухне был. Воинскую службу прервал талдыкорганский «Жетысу», сумевший добиться моего перевода. Пропустив полсезона из-за желтухи, в 1983 году я провел полноценный чемпионат, став лучшим бомбардиром второй лиги 8-й зоны.

Левым будешь!

– И тут о вас вспомнил «Кайрат»?

– В той команде, вернувшейся в высшую лигу, была сумасшедшая конкуренция в средней линии – Вахид Масудов, Антон Шох, Курбан Бердыев, Фанас Салимов, Владимир Никитенко, Сергей Ледовских. В конце сборов тренер «Кайрата» Леонид Остроушко сказал, что вакантным местом в полузащите остается только позиция левого хава. Проявлю я там себя – останусь в команде. Две последние контрольные игры перед чемпионатом-1984 мы выиграли у ворошиловградской «Зари» (1:0) и ашхабадского «Колхозчи» (1:0), и оба победных мяча забил я. Так что сезон начал игроком основного состава. А тут Шох получил травму, и Остроушко перевел меня на позицию центрального полузащитника, где я и отыграл всю свою карьеру.

Московский «Спартак» – особая команда

– На ваш переход в москов­ский «Спартак» в 1986 году по­влияли три мяча Ринату Дасаеву в памятной игре годом ранее (4:4)?

– Нет. В «Спартак» меня звали и раньше, несколько раз звонил экс-кайратовец Сергей Рожков, работавший там тренером-селекционером. Но я еще не считал себя готовым играть в Москве. А в 1986-м решил рискнуть. В тот год в Мексике проходил чемпионат мира, и первый круг «Спартак» отыграл, по сути, без сборников. Знаменитый тренер Константин Бесков, приглашая меня в «Спартак», вероятно, рассчитывал, что я смогу заменить ушедших на время лидеров. Но я все-таки не был игроком, который мог одним дей­ствием изменить судьбу матча. Конечно, я не жалею о времени, проведенном в «Спартаке». Я окунулся в другой футбол, познакомился с великими футболистами – Дасаевым, Федором Черенковым, Сергеем Родионовым. Золотые люди в человече­ском плане – никакого зазнай­ства и высокомерия.

Грузинская «мафия»

– Вы вернулись в «Кайрат», который с каждым годом ухудшал свои результаты…

– В 1988 году мы покинули высшую лигу, потеряв решающие очки в домашних матчах с ленинградским «Зенитом» (1:1) и московским «Локомотивом» (1:1). С другой стороны, нашим конкурентом за выживание было тбилисское «Динамо», шансов в борьбе с которым, учитывая славное прошлое грузинского клуба, у нас было мало. Вернуться в «вышку» мы могли с первой попытки, но уступили два первых места московскому ЦСКА и «Гурии» из Ланчхути. По армейцам вопросов нет, а вот «Гурия»… Стадион в Ланчхути был хороший, на матчах – аншлаги. Другой вопрос, как «Гурия» выходила в высшую лигу… В 1992 году, поиграв перед этим два сезона в Запорожье, я готовился вместе с «Кайратом» к чемпионату СНГ. Мы должны были выступать в высшей лиге, но перед самым началом сезона стало известно, что общего турнира не будет.

Один на один против Макелеле

– После первого чемпионата Казахстана вам было уже 32 года…

– Да, собирался уже завершать карьеру. И тут поступило предложение из Камышина. Воспринял его как очередной вызов. С «Текстильщиком» я дебютировал в еврокубках. Играли в Кубке УЕФА с французским «Нантом» – такое ощущение, будто попал в другой мир. Скорости сумасшедшие, атмосфера на стадионе – словами не передать. В первой игре я красную карточку получил. Тогда еще совсем молодой Клод Макелеле перебросил через меня мяч, а я, чтобы не уступить, машинально поднял руку. Одна желтая карточка у меня уже была. «Нант» тогда был, конечно, неудержим, но и мы в борьбе не уступали. Тренер французов, помню, сказал, что с таким яростным сопротивлением, который оказал им «Текстильщик», они давно не встречались.

Загрузка...