Опубликовано: 778

Галина классная!

Галина классная!

Одолев тяжёлую травму плеча, мучавшую Галину Воскобоеву весь прошлый сезон, казахстанская теннисистка рванула с места в карьер. В течение года она обыграла двух представительниц из десятки сильнейших мирового рейтинга включая Марию Шарапову, а в конце сентября впервые в карьере вышла в финал турнира WTA. В Сеуле на Hansol Korea Open спортсменка уступила в решающей битве испанке Марии Хосе Мартинес-Санчес 6:7, 6:7. В интервью

«Мегаполису» Галина ВОСКОБОЕВА подводит приятные итоги, рассказывает, почему на корте нужно быть актрисой, и признаётся, от какого тренера могла бы сбежать.

– Второе место, занятое в Сеуле, вас порадовало или огорчило?

– С одной стороны, радость была. Я на том турнире отыграла очень хорошо, победила сильных соперниц. К тому же финал стал первым в моей карьере. Но то, что я уступила в финале 6:7, 6:7 – самую-самую малость! – меня огорчило. Но совсем немного.

– Чего же не хватило в финале?

– Наверное, тогда был не мой день.

– Если бы в начале года вам сказали, что обыграете по ходу сезона Бартоли, Шарапову и выйдете в финал турнира WTA, как бы это восприняли? Не поверили?

– Ха! Я, если честно, в начале года вообще не знала, чего от себя ожидать. И очень удивилась, если бы услышала от кого-то, что смогу быстро восстановиться после тяжёлой травмы. Я думала, что это займёт больше времени. Ну а то, что смогла так быстро вернуть прошлые позиции и даже улучшить результаты, доставило мне больше радости. Особенно потому, что это произошло раньше, чем я ожидала.

– Поделитесь секретами быстрого восстановления?

– Наверное, помогло то, что даже будучи травмированной, я продолжала тренироваться. Также большую помощь оказала мой тренер Алина Жидкова, с которой у нас выдался отличный союз. В общем, как-то всё сложилось, что с начала года я стала хорошо играть, и это придало мне уверенности.

– Тренеров принято делить на диктаторов и демократов. Вам с каким работалось легче: который вас гонял бы или давал полную свободу?

– Наверное, выбирать стоит что-то среднее. Тренер должен уметь быть диктатором, когда спортсмену что-то не хочется делать, а он мог бы заставить и объяснить, почему нужно выполнить именно это и именно сейчас. Но бывают моменты, когда нужно уступать. Лично мне необходим тренер, который может варьировать подготовку, исходя из моего состояния, из конкретной ситуации. Если же будут допускаться перегибы в ту или иную сторону – это скажется не очень хорошо на моей игре.

– Вы удачно отыграли в Корее – стране, которая славится жёсткостью в тренировочном процессе. Здесь спортсмена отдельные наставники могут и палкой ударить. Вы бы от такого тренера сбежали?

– Ой! (Бурный смех.) Мне кажется, что если тренер хватается за палку, это значит, что он не может объяснить словами, чего именно хочет добиться от спортсмена! Так что я не считаю, что это хорошо, если тренер чересчур кричит или как-то обострённо реагирует. Хотя, возможно, такой подход кому-то и подходит. Но явно не мне (смех).

– Матч против какой соперницы в этом году вы считаете лучшим?

– Против Марии Шараповой. Я встречалась с ней второй раз и выходила против неё в хорошей форме, и очень хотела её обыграть. До этого у меня были интересные встречи с Бартоли, Пеннеттой. Вообще на том турнире в Торонто я отыграла очень хорошо, и каждый матч был интересным, но с Шараповой получилось что-то особенное. Я довольна тем, как тогда сыграла.

– Год назад вы занимали, мягко скажем, невысокое место в мировом рейтинге. Сейчас вы – 65-я ракетка мира. Перемены, случившиеся с вами всего за 12 месяцев, не сродни волшебным?

- Знаете, очень тяжело оценивать то, что было в прошлом году. Когда у меня была травма, и я не могла играть в полную силу. Да, я пыталась, но не получалось, и выступала, наверное, вполсилы – на 50 процентов от своих возможностей. Поэтому нельзя сравнивать, какие результаты были во время травмы и после неё.

– Сейчас вашу физическую форму можно назвать идеальной?

– Ну… Я всегда смотрю на свою игру и думаю, что могу сделать лучше. И такого матча, после которого бы могла сказать, что ошибок не допустила и сыграла просто супер, у меня ещё не было. Я пока не бываю полностью довольна собой и вижу, над чем мне нужно работать. Думаю, это правильно: относиться к себе критично и исправлять ошибки. Тогда, надеюсь, я буду играть в финалах турниров совершенно другого уровня.

– Казахстанский теннисист Евгений Королёв решил улучшать форму с помощью боксёрских тренировок. Готовы ли были пойти по такому пути, если бы ваше восстановление затянулось?

– Ха-ха-ха! Наверное, я бы так далеко не зашла. Если он считает, что это ему поможет, то почему бы и нет. Просто бокс такой травмоопасный вид спорта, что можно получить серьёзное повреждение. Поэтому я предпочитаю заниматься менее рискованными, мирными видами спорта.

– В одном из интервью вы заявили, что если бы не занимались теннисом то стали, по мнению вашей мамы, драматической актрисой. Это действительно так?

– Да (ещё одна порция бурного смеха на другом конце провода). Мама часто подшучивает надо мной, говорит, что у меня неплохо бы получилось играть роли. И когда мы проходим мимо какого-нибудь театра, она шутит: «Вот там твоё место». Хотя пока у меня никакого театрального опыта не было.

– А на корте нужно быть актрисой?

– Ну конечно, конечно же, надо! Теннис такой вид спорта, где нужно уметь скрывать эмоции. Но главное ещё и в том, что нужно внутри оставаться спокойным. Это тоже искусство – потому что у нас такой вид спорта, где настроение может часто меняться. И, думаю, в теннисе мало людей, которые бы оставались спокойными на корте.

– Вы бы смогли так наброситься на судью, как сделала в этом году одна из сестёр Уильямс?

– Наверное, до такого я не дойду. Хотя, не скрою, сама иногда ругаюсь на судей. Когда бывают неправы и непонятно, чем руководствуются, принимая решения. А ведь иногда их ошибки – в самый нужный момент – могут перевернуть весь матч! И в таких ситуациях очень трудно сдержаться. Мы с мамой недавно обсуждали, что когда играла на центральном корте, то обязательно пользовалась системой «Соколиный глаз». И на повторе было видно, что я правильно оцениваю моменты: попала ли я в корт или угодила ли моя соперница в аут. А когда нет возможности проверить, и видишь, как мяч уходит в аут, и этот эпизод трактуют в пользу соперницы, становится очень обидно. И хотя пытаешься сдержаться, всё равно выражаешь своё недовольство.

– От насыщенного сезона вы ещё не устали?

– Усталость чувствуется. Но она скрашивается положительными эмоциями, которые я получаю от хороших матчей – они окрыляют. Хотя в этом сезоне сыграла столько матчей, сколько у меня никогда в один год не было! Но я настроена отыграть оставшиеся турниры – включая крупный в Москве. А потом будет отдых. Его я заслужила.

Загрузка...