Опубликовано: 484

Царица воды

Царица воды

С капитаном сборной Казахстана по водному поло

и лидером «Глифады» Асель Джакаевой нам удалось поговорить о многом – о жизни за рубежом и греческих тавернах, об отношении к браку и, конечно же, о мужчинах.

Асель Джакаева была и остается одной из ключевых и, пожалуй, самых узнаваемых фигур в женском водном поло. Она капитан сборной Казахстана, лидер в греческом клубе «Глифада».

Независимая, выносливая, смелая. Этот тот случай, когда можно сказать о человеке – незаменимый! Ее позиция – центральный нападающий.

27-летняя спортсменка недавно вернулась в Казахстан по окончании «рабочего года». В этом сезоне ее «Глифада» выиграла серебро чемпионата Греции и бронзу Кубка европейских чемпионов.

Какие греки? Глазастые! Бровастые!

– Твоя азиатская внешность стала в Греции предметом обсуждений?

– Казахов там очень мало, я почти не встречала. А для греков я китаянка!

– А как мужское население реагирует на экзотическую девушку?

– Оказывает знаки внимания. А потом, я думаю, иностранцы – греки, итальянцы, испанцы – больше любят девушек из СНГ. Когда выясняется, откуда я, сразу перестаю быть китаянкой и становлюсь русской. Мы для них все русские. Греки считают, что наши женщины хозяйственнее, лучше воспитывают детей и прочее. Даже мой тренер Харри Павлидис говорит: «Если жениться – то лучше всего на русской!»

– А тебе самой греки кажутся привлекательными?

– Я считаю, что это красивая нация. Такие чернявые! Глазастые! Бровастые! И девушки, и мужчины – красивые, яркие. Хотя итальянцы, на мой взгляд, интереснее.

На корабль и… к бабочкам!

– Какие у тебя ассоциации с Грецией?

– В Греции очень красиво. Обычно мы садимся на корабль или машины и уезжаем на пару дней куда-нибудь из Афин. Рядом есть шикарные острова – с бабочками, черепахами! Мы часто с девочками из команды после тренировок приходим на берег, чтобы просто попить кофе. Обожаю греческие таверны! Знаете, как отдыхают в настоящих греческих тавернах?! Убирают все со столов, забираются на них и начинают плясать. Все кругом хлопают. Хозяин таверны берет посуду и бьет ее в знак уважения!

– Что обычно привозишь домой в качестве сувенира?

– Привожу сыр «Фета». Он наподобие нашей брынзы. Когда делают знаменитый греческий салат именно из «Фета», получается совершенно другой вкус!

– Твое имя греки легко выговаривают?

– Если в Киришах русские девчонки называли меня Ассэль, то в Афинах правильно – Асель. Когда мы играли в Кубке европейских чемпионов, я им всегда говорила: «Посмотрите, гречанки и те мое имя без ошибок произносят!»

О, Тараз!

– Что ты рассказываешь в Греции о родном Таразе?

– О, Тараз! Это зеленый, красивый, добрый, гостеприимный город. Без пробок! Особенно я люблю его летом!

– Пару лет назад видела твое фото на Доске почета около стадиона в Таразе. Тебе нравится быть популярной?

– Было очень приятно видеть свое фото в компании одних мужчин! Но на фоне той же Греции мы просто меркнем. Настолько они больны спортом, что для них не важно, водное поло проходит или еще что – множество болельщиков, ажиотаж. Как-то был случай в кафе, к нашей компании подсел один молодой человек. Мы болтали о спорте, и он говорит: «Я так уважаю Асель Джакаеву и болею за нее!». Мой друг отвечает ему: «Так вот она сидит перед тобой!» Мы посмеялись, как же он за меня болеет, если даже не узнал?

Дома, в Таразе, родители очень гордятся мной. Сестренка Айгуль рассказывает, что у нее на работе, глядя на бейджик с фамилией, люди спрашивают: «Вы сестра Асель Джакаевой?»

Пойду за тренером

– Асель, ты единственная иностранка в команде?

– Да. Во всем греческом чемпионате я одна «русская». У меня недавно была травма спины, я с трудом двигалась, команда переживала. А тренер говорит: «Она «русская», сможет и так играть». Для гречанки сказать «не хочу, я устала» – норма. Меня это сначала нер-вировало. С другой стороны, в таких условиях легче тренироваться, когда на тебя сверху не давят.

– Собираешься ли остаться в афинской «Глифаде» на следующий сезон?

– В ближайшие недели должно все решиться: я жду звонка от своего менеджера. В прошлом году меня звали в Италию, но я отказалась. Мне не хочется ехать в новую страну и все начинать заново – учить язык, налаживать связи. В Греции я уже играю три года. Команда стала для меня родной. Если мой тренер остается в «Глифаде» – я тоже, если перейдет работать в другой клуб – иду за ним. Он очень грамотный специалист, и я выросла с ним как игрок.

– Насколько сложно принимать решение перейти в новый клуб?

– Раньше мне казалось, что все легко и просто. Может, в силу возраста? Потом в Кириши уезжала со слезами. В Грецию вообще не хотела ехать! Думала, что после Олимпиады в Афинах завяжу играть в водное поло. После нескольких отказов «Глифаде» я все-таки попросила узнать о клубе свою школьную подругу Юлю, она живет в Афинах. Приехала. Благодаря опеке Юли мне там очень понравилось. Я быстро поставила антенну с русскими каналами. Клуб дал машину, и у меня не было проблем!

– Мысль уйти из спорта оставила в покое?

– Вы знаете, я обожаю водное поло! Меня греческий тренер спрашивает: «Ты ради денег или ради интереса играешь?» Я отвечаю: «Я люблю это дело!» Мне нравится это легкое волнение перед игрой, затем состояние, когда ты борешься, и наконец радуешься или огорчаешься после матча. От этого меня «колбасит»!

Итог игры – порванный купальник

– Расскажи, чем отличались казахстанский, российский и греческие периоды твоей карьеры?

– В своем, по сути, первом клубе – питерской «Диане» – я играла, чтобы набраться опыта. А им нужен был центральный нападающий. В казахстанском клубе «Евразия-Рахат» провела два года. Было здорово весело, мы постоянно находились в России – играли там, проводили сборы. Я выросла с этими девочками, мы давно уже как семья. Затем год отыграла в Киришах, в команде «КинефСургутНефтегаз».

Кириши – настолько маленький город, его можно за 15 минут обойти. Когда играешь в клубе и тебя знает весь город, лишнего себе позволить в том же ресторане не можешь. Клуб – гордость города, ты не имеешь права никого подводить. Просыпаешься утром в Киришах и не понимаешь, какое время суток: постоянно серо, слякотно, холодно. Как-то было 30 градусов мороза, я жила в пяти минутах ходьбы от бассейна, пока добегала, вся покрывалась инеем. Но я играла с девочками из сборной России, для меня это была хорошая школа. Помню, мы играли на Кубке европейских чемпионов и проиграли много мячей «Глифаде». Я так ненавидела гречанок в тот момент! Греки очень эмоциональные – их наглость… Я думала, да… не очень доброжелательная нация. А когда попала в Грецию и ходила со словарем, девочки кружились вокруг меня. Очень теплые и гостеприимные люди не только в спорте, но и на улице, в ресторане – где угодно.

– Асель, а сколько за сезон рвется у ватерполистки купальников?

– У меня амплуа такое – центральный нападающий. У чужих ворот постоянно идет борьба, поэтому мне рвут купальники почти в каждой игре. К примеру, если мы играем в греческом чемпионате с «Вулиагмени», тренер говорит: «Приготовьте Джакаевой новый купальник». Если против «Олимпиакоса», то там есть опытный игрок Эби. Я знаю, что она мне не порвет ни одного купальника и не оставит ни одного синяка.

«Сколько синяков на тебе – столько раз ты допустила ошибку», – считает тренер. На последнем Кубке европейских чемпионов в Будапеште я опустила голову и тут же получила локтем по губе. Пошла кровь – остановили игру, мне заморозили рану. Под водой ты можешь делать что хочешь – хоть убей соперницу. Сама видела, как на Олимпиаде в Афинах играли мужчины: один ныряет, а другой ему коленом в нос заезжает. Первый выныривает со сломанным носом. Это специально делается, чтобы выключить конкурента из игры. Всегда надо быть на чеку – держать голову на поверхности воды, а то сразу «поймаешь» колено или локоть.

Главное – чтобы было тепло, надежно

– Не устала от чемоданной жизни?

– Мне надо нанять человека, который будет собирать и разбирать мой чемодан, а также тренировочный рюкзак, развешивать халат, полотенца. Я готова платить!

– Как тебе кажется, когда наступает идеальное время для создания семьи?

– Мы только вчера с подругой спорили на эту тему. Сейчас у нас менталитет другой. Десять лет назад женщину за рулем даже сложно было представить, а сейчас каждая вторая водит. Мы теперь не торопимся замуж. Я сужу по своим подругам, сестрам. Им по 27–28 лет, и они не стремятся обзаводиться семьей. Я смеюсь: «До 25 лет можно сказать «не хочу», после, наверное, – «не берут». Лучше создавать семью, когда почувствуешь, что встретил свою судьбу, когда у тебя будет и крепкое плечо, и любовь.

– Значит, уже нашла свою судьбу?

– Да, считаю, что встретила такого человека. Мне с ним уютно, тепло, надежно. Конечно, у нас бывают разговоры о создании семьи, но пока нам и так хорошо.

Загрузка...