Опубликовано: 960

За бензин ответишь!

За бензин ответишь!

Более половины казахстанских автозаправок ежегодно уличают в реализации некачественного бензинаВ прошлом году комитет технического регулирования и метрологии Министерства индустрии и новых технологий Казахстана запретил реализацию 367 партий некачественных ГСМ на сумму более 400 млн тенге.Из 328 проверенных предприятий 215 (65,5 процента) нарушали стандарты хранения, транспортировки и реализации горюче-смазочных

материалов. В этом году проверить успели пока лишь 65 предприятий, и статистика не дает повода для оптимизма. В 37 из них, или у 58 процентов, выявлены нарушения. Причем наиболее часто встречается реализация кустарного бензина прямой перегонки с октановым числом 50-60 с добавлением присадок. Причем выдается эта гремучая смесь за 92-й, а то и за 95-й бензин.

- Некачественный бензин стал настоящим бичом для автовладельцев, - рассказывает автолюбитель Ален Каржибаев. - В лучшем случае то там, то здесь услышишь дружный перезвон клапанов, которые не успевают срабатывать в момент сгорания топлива в цилиндрах. В худшем случае машины глохнут или работают натужно. Одно время я постоянно заправлялся на одной из недорогих заправок Алматы. Бензин там всегда был, даже когда у других его не было, к тому же на 5-6 тенге дешевле, чем на прочих АЗС. И поплатился. Не успел даже бонус со своей накопительной карты снять, как спустя три месяца машина полностью перестала заводиться. Когда вскрыли клапанную крышку на СТО - это было для меня шоком. Стенки и механизмы на 3-4 миллиметра были покрыты слоем парафина. Естественно, топливо здесь пройти не смогло бы ни при каких условиях. И опять же весь этот парафин - из бензина, которым я пользовался до этого. С тех пор я на дешевые заправки ни ногой.

По данным уже упомянутого комитета по техническому регулированию и метрологии МИНТ РК, заниженное октановое число было зафиксировано при проверке алматинских заправок Royal Petrol, «Нурмат», «Петрол-сервис», «Сидоренко», «Эльдорадо-2005» и «Айтелко». В Северном Казахстане аналогичные нарушения обнаружены на АЗС «Крестьянское хозяйство». В Карагандинской области - в ТОО «Азамат ай». В Алматинской области - на АЗС «Sid-нефть», ТОО «VR Мунай» при реализации бензина премиум Евро-95, Аи-93.

Между тем по результатам мониторинга ТОО «Независимый центр экспертизы нефтепродуктов ORGANIC», работающего по заказу управления природных ресурсов и регулирования природопользования акимата Алматы, подобные несоответствия обнаружены на многих сетях АЗС. Так, грубейшие несоответствия в прошлом году были выявлены в сети АЗС «SID-нефть», где реализовывались партии прямогонного бензина, то есть нефтепродукта сродни самогону. Его производят в кустарных условиях на примитивных перегонных установках. На выходе его октановое число составляет от 55 до 73. Однако при помощи специальных присадок на короткое время можно довести эти цифры даже до 96-ти. Проблема одна. Присадки имеют свойство осаживаться. Поэтому «срок годности» такого топлива невелик - максимум неделя. Причем ухудшение качества ощущается ежедневно.

По мнению директора ТОО «Независимый центр экспертизы нефтепродуктов ORGANIC» Акмарал Калмуратовой, возмещая недостающие объемы высокооктанового топлива, рынок заполняется суррогатом. Поступлений российского бензина Аи-92 и Аи-95 в последнее время не хватает, да и казахстанские заводы производят его недостаточно, чтобы покрыть потребности внутреннего рынка. Остается самый простой способ: купить восьмидесятый бензин и с помощью присадок превратить его в высокооктановый. К тому же в итоге это становится еще и экономически более выгодно. Не секрет, что оптовые цены на высокооктановый бензин в России значительно выше наших розничных. «Литер» посвятил этой проблеме целую серию публикаций. Получалось, что российским владельцам АЗС было бы выгоднее покупать бензин казахстанских АЗС, что называется, на развес, нежели у своих нефтеперерабатывающих заводов

(НПЗ). А потому возникает резонный вопрос - откуда в Казахстане берется высокооктановый бензин дешевле российского, если, к примеру, тот же Аи-96 ни один из наших трех НПЗ производить пока не в состоянии? Ответ пока не найден, хотя догадаться несложно.

Но самое печальное, что вот эти более половины предприятий, допустивших нарушения, лишь верхушка айсберга. Как тот заяц - сам в кусты вроде бы спрятался, а уши торчат. Так вот с этими самыми ушами, видимо, и приходится иметь дело отечественному комитету по техрегулированию. Дело в том, что согласно законодательству орган по контролю - комитет по техническому регулированию и метрологии - имеет право проверять АЗС лишь раз в год и то уведомляя при этом сам субъект проверки, причем с разрешения прокуратуры.

- По закону мы обязаны направлять письмо на заправочную станцию, что такого-то числа придем для проверки соответствия качества топлива и приборов учета. Естественно, любая заправка, даже если она заправляет плохой бензин, именно в этот день зальет в свои резервуары отличное по качеству топливо, - говорят в комитете по техрегулированию.

Но даже несмотря на это - нарушения просто колоссальные по своим масштабам. Шутка ли - более половины предприятий как работали, так и работают по непонятным правилам, несмотря ни на что. И уже, похоже, даже не боятся проверок. Оно и понятно. По итогам апрельской проверки были наложены штрафы на 1,6 млн тенге, еще на 135 млн тенге были отозваны партии некачественного бензина. Но вот ведь беда, никому неизвестно, куда ушли эти партии. А уж размер штрафа по сравнению с партиями и вовсе смехотворен.

По словам нашего источника в комитете по техническому регулированию и метрологии, после того как они выявляют некачественное топливо и запрещают его продажу, дальнейшую судьбу такого ГСМ отследить невозможно.

- Например, мы выявили несоответствие октановому числу, когда вместо 96-го продавался 80-й. В этом случае нам с АЗС пишут письмо, что они реализуют данную партию бензина как 80-й, а не 96-й. Но что делать тогда, когда мы выявляем прямогонный бензин кустарного производства с октановым числом 50? У нас нет никаких полномочий, чтобы конфисковать данный суррогатный бензин в пользу государства либо отправить его на НПЗ с целью обработки и доведения до приемлемых стандартов. Чаще всего после наложения запрета на продажу ГСМ этот же бензин может быть реализован на соседней АЗС или может быть отправлен в соседние регионы, где отследить мы уже не можем.

Эксперты единодушны во мнении, что для эффективного контроля за качеством топлива необходимо разработать и принять закон, предусматривающий единые требования к субъектам рынка. В нем также должно быть отражено право постоянного контроля, меры наказания нарушителей, вплоть до запрета на реализацию некачественного топлива, а также ответственность нерадивых владельцев АЗС. При этом за нарушение стандартов можно будет наказывать не мизерными штрафами, а лишать лицензии на торговлю нефтепродуктами, конфисковывать ГСМ.

Однако вернемся все-таки к теме дня текущего. Кустарный бензин - откуда он берется и как с этим борются? На самом деле производить низкооктановый бензин из нефти, который вполне годится для большинства машин с карбюраторным двигателем или дизельным мотором, не так уж сложно. Схему простой перегонной установки можно найти в Интернете за пять минут. Собрать такую установку, обладая необходимыми реагентами и профессионализмом, можно за неделю. В месяц она дает до 2 тонн бензина. Если, конечно, это можно назвать бензином. Во время чеченской кампании такие установки уничтожались десятками за рейд. Таким образом боевики добывали топливо для своих внедорожников. То есть уже одно это говорит о том, что установка не сложна в изготовлении и тем более в эксплуатации. Заливай нефть - и получишь бензин. Но и нефть ведь где-то нужно брать. Где? На этот вопрос весьма подробно ответили недавно финансовые полицейские.

На днях Агентство по борьбе с экономической и коррупционной преступностью озвучило также цифры: с 2010 года ими возбуждено 203 уголовных дела в сфере нелегального оборота нефти и нефтепродуктов. Из незаконного оборота изъято почти 10 тысяч тонн нефти и свыше 313 млн тенге незаконного дохода.

Основным источником поставки нефти на нелегальный рынок является кража нефти из нефтепроводов путем несанкционированной врезки. К примеру, в Карагандинской области за хищение нефти стоимостью 5,4 млн тенге путем несанкционированной врезки в магистральный нефтепровод Кумколь - Карокоин виновные осуждены на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В Мангистауской области осужден на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества директор ТОО «СМП ойл», который занимался хищением и продажей нефти с установленной врезки в магистральный нефтепровод Узень - Атырау - Самара. В Кызылординской области в результате оперативно-разыскных мероприятий на 53 км трассы Кызылорда - Жезказган был обнаружен подпольный мини-цех, где осуществлялась переработка и хранение сырой нефти без соответствующих разрешительных документов. В этой же области пресечена деятельность подпольного мини-цеха по переработке нефти, в котором обнаружено 15 тонн сырья, на которое отсутствуют документы.

И так далее и тому подобное. Список «нефтепреступлений», выявленных финполицией - огромен. Причем суммы, которые в нем фигурируют, впечатляют не меньше - от 50 миллионов до полумиллиарда тенге. Одним словом, непаханое поле наш рынок нефтепродуктов. И вспахать его нужно, жизненно необходимо. Прежде всего на законодательном уровне. Речь о штрафах, которые не идут ни в какое сравнение с оборотом того или иного предприятия. Такие деньги нарушители могли бы платить добровольно и даже ежемесячно, а не ежегодно - лишь бы их не трогали. Ну и о сроках, которые при подробном изучении отчета финполиции чаще всего условные.


Источник: Сайт газеты «Литер» 

Загрузка...