Опубликовано: 1198

Нефтекомпании хотят поднять цену бензина Аи-92 до 120 тенге

Нефтекомпании хотят поднять цену бензина Аи-92 до 120 тенге

– Правила определения предельной розничной цены жестко привязаны к цене нефти сорта Brent. А эта цена сейчас на достаточно высоком уровне. Фактически в соответствии с правилами ценообразования цена на Аи-92 должна была быть около 119 тенге за литр, – сообщил «Каравану» генеральный директор АО «ҚазМұнайГаз Өнімдері» Геннадий МОРОЗОВ.– С учетом разницы в налогообложении цены в РК должны быть

на 10 процентов ниже российских. К примеру, бензин Аи-92 на нашем рынке должен стоить около 120 тенге, – рассказала начальник отдела рекламы ТОО «Гелиос» Анна ШИБАНОВА.

Представители обеих компаний уверены, что спрос на ГСМ внутри страны после повышения цен не уменьшится. Значит, они полагают, что цена все-таки будет расти?

– Для стабилизации рынка надо сбалансировать цены на ГСМ с Россией. С учетом налогов цены в РК должны быть на 10 процентов ниже российских. Установить предельные цены для оптовых поставщиков. Также необходимо ускорить модернизацию заводов и построить новый НПЗ, работающий полностью на казахстанской нефти, – пояснила А. Шибанова.

Из чего складывается цена?

По решению рабочей группы при Министерстве нефти и газа РК, оптовая цена составляет 87 процентов от предельно-розничной цены. Сейчас этот уровень – 112 тенге. Значит, оптовая цена – 97,4 тенге за литр. Но мелкие оптовики покупают ГСМ гораздо дороже.

– Сегодня оптовая цена бензина Аи-92 составляет примерно 106 тенге. ДТ – 92 тенге. Кто-то берет подешевле, кто-то подороже. Среди моих знакомых ходят упорные разговоры о том, что цена на топливо может снова вырасти. Когда – никто не знает. Но называют даже максимальную цену: доллар за литр. Но это только слухи, – рассказал «Каравану» один из нефтетрейдеров.

Из чего складывается цена на литр топлива? От хвоста цепочки «завод – посредники – нефтебаза – АЗС» картина выглядит так: маржа АЗС – 5 тенге с литра, расходы на хранение – 1–2 тенге, транспортировка – 3 тенге, маржа двух посредников (того, что на заводе, и того, что на нефтебазе) – по 1 тенге с литра. Итого расходы торговли в 1 литре бензина или солярки – 11–12 тенге. Значит, крупные нефтекомпании получают с каждого литра дополнительно по 2,5 тенге. У мелких трейдеров такого зазора нет, они живут с перепродаж.

Нам поможет заграница

Даже крупные нефтекомпании не брезгуют покупать топливо у перекупщиков. Тот же «Гелиос» покупает в Казахстане только 60 процентов продаваемого топлива. Остальную часть добирают на свободном рынке по 100–105 тенге за литр.

– С декабря прошлого года мы начинали реализацию бензина, произведенного на Мозырском НПЗ в Беларуси. Но импорт нестабилен, так как из-за госрегулирования цены на рынке малопривлекательны, – рассказала А. Шибанова.

Получается странная ситуация: импорт горючего из Беларуси, причем полученного из казахстанской нефти, может быть выгоднее, чем продажа нашего бензина из нашей нефти? Почему так происходит?

– Если верить открытым источникам, цена переработки 1 тонны нефти в Казахстане составляет 3947 тенге без НДС. Этот тариф утвердило Агентство РК по регулированию естественных монополий (АРЕМ) в 2010 году. Эта цена вполне укладывается в среднеевропейские нормативы – 4 цента за производство 1 литра топлива. Если сейчас плясать от таких оптовых цен, учитывая расходы на перевозку, хранение, доставку на АЗС, то цена в 112 тенге за литр обоснованна. Но сами отпускные цены завода достаточно высокие. Значит, есть простор для маневра, для снижения цены. По моим расчетам, отпускная цена не должна превышать 60 тенге за литр с учетом маржи самого НПЗ. Ведь большие заводы выпускают не только топливо. У них же есть и другие продукты – растворители, спирты, газойли. Их продажа окупает все расходы по переработке нефти, – поделился своим мнением с «Караваном» руководитель одной из инжиниринговых компаний.

Мы – очень богатый народ

Давайте разберем, а как вообще работают наши НПЗ. Для примера можно взять отчет Атырауского НПЗ за январь и февраль.

Судя по этим данным, с начала года этот завод переработал 750,6 тысячи тонн нефти. Он произвел 86 тысяч тонн бензина, дизельного топлива – 156,6 тысячи тонн, топлива ТС-1 (авиакеросин) – 8,3 тысячи тонн, печного топлива – 37,6 тысячи тонн, мазута – 268,4 тысячи тонн, вакуумного газойля – 101,1 тысячи тонн, кокса – 12,2 тысячи тонн, серы – 3,9 тысячи тонн. Теперь разберем эти цифры.

Первое, что бросается в глаза, – малый выход серы, всего полпроцента от объема. Значит, или в Атырау извлекают из нефти не всю серу, или туда поставляют легкую малосернистую нефть.

Выход светлых нефтепродуктов – это бензин, керосин и дизель – составляет 250 тысяч тонн. Всего 33 процента. Для такого крупного завода – роскошь непростительная. Обычная норма выхода таких продуктов в России – минимум 50 процентов. А вот мазута – это фактически отходы производства – у АНПЗ целых 35 процентов. Получается, вместо того чтобы производить дорогие бензин и дизель из отличной легкой малосернистой нефти, все сырье уходит в мазут, который стоит так же, как сама нефть.

Еще более дорогие продукты, например изопропиловый спирт, завод вообще не производит.

Судя по цифрам, завод еще и теряет очень много сырья. Это видно, если сложить массу всех полученных продуктов и сравнить полученную массу с объемом переработанной нефти. Разница – 76,5 тысячи тонн. Больше 10 процентов. Это не могут быть тяжелые фракции – тут все уходит в мазут. Значит, фракции легкие – это легкие горючие газы. В основном бутан, пропан и метан. Все это уходит в атмосферу Атырау, и этим дышат горожане.

Вообще норма потерь газов – всего 1–3 процента. Если больше, то, скорее всего, руководство завода не хочет работать над технологиями. Эти газы можно улавливать, сжижать, продавать населению и снова получать прибыль – вместо того чтобы отравлять атмосферу.

Алматинская ТЭЦ-1 в год выбрасывает в атмосферу 5,7 тысячи тонн газов. Это в 60 раз меньше, чем АНПЗ. В Атырау люди вообще живут? А экологи в городе есть? Почему же не бьют тревогу?

Главный вопрос: по какой цене нефтезаводы получают нефть? Этого никто говорить не хочет. Понятно, что эта цена не биржевая. Если бы наши заводы получали нефть по мировым ценам, то они работали бы в убыток. Многие эксперты говорят о цене в 400–450 долларов за тонну. Тогда наши НПЗ получают миллионные прибыли.

Так, например, Петропавловский ПНХЗ в 2010 году переработал 4,8 миллиона тонн сырой нефти и получил 3,1 миллиарда тенге прибыли. Это в 7 раз больше уровня 2009 года. Другие НПЗ – Атырауский и Шымкенский – не такие эффективные, но и они, думаю, получили соизмеримую прибыль.

За чей счет расходы?

В 2009 году правительство Казахстана приняло Комплексный план развития нефтеперерабатывающих заводов страны на 2009–2015 годы. Согласно ему, три НПЗ планируется реконструировать к концу 2015 года с увеличением глубины переработки до 90 процентов. Одновременно мощность переработки будет увеличена до 17,5 миллиона тонн против 13,7 миллиона тонн сегодня. Стоимость этой программы, по информации министра индустрии и новых технологий Асета ИСЕКЕШЕВА, составляет 3 миллиарда долларов. Вот и получается, что все эти расходы уже сегодня оплачивают потребители.

Выводы, сделанные в материале, могут показаться спорными. Если официальные представители упомянутых компаний и другие заинтересованные лица захотят представить свое мнение по данному вопросу, «Караван» готов предоставить такую возможность.

Источник: Караван 

Загрузка...