Опубликовано: 840

Мины под канистрой

Мины под канистрой

Чиновники ссылаются на объективные причины дефицита нефтепродуктов. Д?ескать, не хватает производственных мощностей. Но на самом деле главная угроза нехватки ГСМ возникла из-за действий самого государства.

Дефицит своими руками Ирония судьбы в том, что дефицит нефтепродуктов возник из-за принятия нового закона "О государственном регулировании производства и оборота отдельных видов
нефтепродуктов". То есть того самого документа, который должен был навести порядок на рынке ГСМ и устранить дефицит. Этому закону была выдана масса комплиментов. Мол, он устранит с рынка посредников, цены пойдут вниз, исчезнет искусственный дефицит. Однако на практике произошло прямо противоположное.

Дело в том, что под предлогом борьбы с посредниками в закон включили норму, что каждый поставщик нефти на НПЗ должен иметь в собственности или в аренде базу для хранения нефтепродуктов. И теперь эта норма, написанная кабинетными теоретиками, парализовала все производство.

Ведь как происходит процесс? Компания поставляет на НПЗ сырую нефть и заключает договор на ее переработку. Завод эту нефть перерабатывает, получая из нее бензин, дизтопливо, мазут. Вся эта продукция заливается в заводские резервуары. Она принадлежит компании, которая поставляла нефть. Но продать готовые нефтепродукты из заводских резервуаров она не может, потому что по закону нужно обязательно сначала их забрать с завода, а затем за его пределами складировать на нефтебазе.

Этот бюрократический заворот приводит к тому, что компания в лучшем случае несет дополнительные расходы на слив-налив и перевозку нефти, а также аренду резервуаров. Все эти расходы, само собой, ложатся на цену топлива. А в худшем, и это встречается чаще, компания просто не может найти свободную нефтебазу. Стало быть, она отказывается поставлять нефть на НПЗ. Мощности заводов простаивают – и это при том, что в стране дефицит ГСМ!

Абсурд в законе Еще одну мину под рынок топлива заложили при помощи нормы, которая ограничивает количество звеньев в цепочке поставки нефтепродуктов. При этом тоже исходили из благих намерений – сократить треклятых посредников. А в итоге получилось, что сейчас оборот ГСМ обрывается на городских или районных нефтебазах. Везти топливо в села, в большинстве из которых собственных нефтебаз нет, уже некому. Эта норма грозит сорвать поставки в село нефтепродуктов по льготным ценам для проведения посевной.

Сейчас чиновники в спешном порядке пытаются исправить положение. Подготовлены изменения в законодательство, чтобы убрать искусственно созданные препоны. Однако без внимания осталась еще одна, которая грозит оставить без топлива все сельскохозяйственные регионы страны.

Дело в том, что введена норма: все оптовые поставщики нефтепродуктов обязаны иметь базы для хранения или арендовать их. Откуда взять такие базы в сельских регионах? Как правило, они там есть только на элеваторах. Еще с советских времен снабжение сел ГСМ и углем велось именно со складов на элеваторах, куда есть возможность завозить ГСМ по железной дороге. Ничего другого не придумали, ведь строить нефтебазы в каждом ауле дорого и неразумно.

Получается, что поставщики, чтобы соответствовать новому требованию закона о нефтепродуктах, обязаны арендовать резервуары на элеваторах. Но не вправе это делать, потому что тогда будет нарушен закон "О зерне". Ведь он запрещает элеваторам предоставлять свои резервуары для нефтепродуктов в аренду. При этом сами хлебоприемные предприятия торговать топливом не имеют права, они могут лишь хранить его. Чем чреваты абсурдные противоречия между двумя законами? Тем, что в аграрные регионы теперь некому поставлять бензин и дизтопливо. Сейчас это еще не так заметно, но когда придет время готовиться к весенне-полевым работам, чиновники очнутся и в авральном режиме бросятся "спасать аграриев".

Выделят на поставки ГСМ бюджетные деньги (половина из которых исчезнет в неизвестном направлении), обяжут компании обеспечить поставки. А потом будут докладывать, как благодаря их героическим усилиям удалось обеспечить топливом посевную. Хотя всего-то и надо было убрать нелепое противоречие и разрешить элеваторам сдавать в аренду резервуары под ГСМ. С канистрой к соседям Между тем готовятся новые инициативы по регулированию топливного рынка. Так, Казахстан готов разрешить толлинг нефти – то бишь отдавать ее на переработку на иностранных заводах.

Как отметил министр нефти и газа Сауат Мынбаев, на эти цели ежегодно может отправляться порядка 2 млн тонн сырой нефти. Это позволит получать недостающие в стране 1,6 млн тонн светлых нефтепродуктов (бензин, керосин, дизельное топливо). "Переработка 14,2 млн тонн нефти – это наши возможности, потолок мощностей наших заводов. Все, больше перерабатывать невозможно. После того как мы получили все эти светлые нефтепродукты из 14,2 млн тонн, нам нужно еще 1,6 млн тонн светлых нефтепродуктов, из которых мы что угодно сделаем, но без реконструкции на наших заводах выработать не сможем", – пояснил министр.Работать по такой схеме Казахстану придется до 2015 года. После этого, как обещает правительство, завершится реконструкция трех отечественных НПЗ, и они смогут полностью обеспечивать страну бензином и дизтопливом высокого качества без импортных поставок. Теперь китайским будет и бензинДля толлинга наиболее вероятный кандидат – Китай. Правда, Министерство нефти и газа не исключает и другие варианты. "Толлинг может быть не только с Китаем, возможно – Азербайджан, возможно – Туркменистан", – сказал Сауат Мынбаев.

По его словам, возможен даже вариант работы по толлинговой схеме с Румынией, где расположен принадлежащий Казахстану нефтеперерабатывающий завод Rompetrol. Но очевидно, что все эти варианты предлагаются больше для проформы. Россия хоть и является нашим соседом и входит вместе с нами в Таможенный союз, вряд ли найдет свободные мощности для переработки казахстанской нефти. Она сейчас сама обсуждает введение толлинговых схем для переработки нефти в Беларуси и Украине, чтобы избежать дефицита нефтепродуктов и создать их резервы.

В Азербайджане мощности нефтеперерабатывающих предприятий больше, чем в Казахстане, и они загружены не полностью. Однако учитывая, что нас с этой страной разделяет Каспийское море, переработка нефти в Азербайджане станет не самым дешевым вариантом. Туркменистан в плане логистики ничем не лучше. Про Румынию не стоит даже говорить: везти бензин через два моря обойдется дороже его стоимости. Так что китайский толлинг – самый оптимальный. Туда есть возможности доставки казахстанской сырой нефти по трубопроводу. Там есть и современные перерабатывающие предприятия. Ушел и не вернулсяИдея толлинга нефти далеко не нова. Еще несколько лет назад, когда вместо Министерства нефти и газа существовало Министерство энергетики и минеральных ресурсов, предлагалось отдавать нефть на переработку в Россию и Китай.

Но если тогда это был резервный вариант, то сейчас толлинг уже считается безальтернативной необходимостью. Другим способом проблему дефицита топлива не решить. Между тем способ этот весьма сомнительный. Опыт других стран показывает, что при толлинге совершается масса нарушений. Компании, которые поставляют сырую нефть на переработку, освобождаются от пошлин. Государство идет на это при условии, что они обязательно вернут нефтепродукты в страну. Однако многие компании находят лазейки, чтобы оставлять часть топлива либо вообще продавать нефть под видом толлинга. Фактически они получают канал беспошлинной продажи сырой нефти. Чтобы не допустить таких схем, нужна четкая правовая база, которой сейчас в Казахстане нет.

Помимо правовой проблемы толлинга, есть и экономическая. Отдавая свою нефть на переработку за рубеж, мы рискуем прочно привязаться к чужим мощностям, попав в топливную и ценовую зависимость. Ссылки на то, что все это временно, что нужно просто потерпеть до 2015 года, смехотворны.

Нет ничего более постоянного, чем временное. Нет никакой гарантии, что в 2015 году казахстанские НПЗ завершат реконструкцию и будут выпускать качественные нефтепродукты в нужном объеме. Нет никакой гарантии, что они окажутся экономически рентабельными, поскольку конкуренты не стоят на месте. Пока мы говорим, они делают. Пока мы мечтаем о бензине Евро-5, они его уже выпускают, а к 2015 году могут перейти уже на другой технологический уровень.

И речь не только о бензине, проблема касается всего сектора переработки нефти. И снова опаздываем Сейчас стратегическим приоритетом у нас объявлена нефтехимия. На всех уровнях чиновники не устают заявлять, что нам нужно экспортировать не нефть и газ, а продукты их переработки. Между тем за столько лет дело дальше разговоров не продвинулось. Мы не только не экспортируем продукцию нефте- и газопереработки, но и не можем обеспечить себя. Один из наиболее грандиозных объявленных проектов в этой сфере – Атырауский газохимический комплекс, который будет производить ежегодно 500 тыс. тонн пропилена и 800 тыс. тонн полиэтилена.

Его стоимость превышает 6 млрд долларов. Президент Нурсултан Назарбаев в своем послании народу Казахстана потребовал довести наконец проект до ума и даже использовать для финансирования Национальный фонд.Однако пока наши менеджеры раскачаются, может так оказаться, что газохимический комплекс останется невостребованным. Ведь аналогичные предприятия бурно развиваются не только на Ближнем Востоке, но и в соседних государствах. В том же Китае, в приграничном с нами Синьцзян- Уйгурском автономном районе, объявлена пятилетка ускоренного развития нефтехимии.

Подтверждено уже 20 проектов, связанных с глубокой переработкой нефти. Они будут использовать в том числе казахстанское сырье. В Азербайджане создается крупнейший комплекс стоимостью 15 млрд долларов, который включает газоперерабатывающий, нефтеперерабатывающий и нефтехимический заводы. Среди его продукции – 550 тыс. тонн полипропилена и 670 тыс. тонн полиэтилена.

Иными словами, это будут наши прямые конкуренты, и пока они двигаются гораздо быстрее, чем мы.Между тем 22 февраля в правительство был направлен депутатский запрос от мажилисмена Романа Кима: "Будут ли внесены поправки в законодательство, предусматривающие возможность сдачи нефтебаз и резервуаров при элеваторах в аренду оптовым поставщикам нефтепродуктов?". "Поводом для нашего депутатского запроса послужила непростая ситуация, возникшая с введением в действие 20 июня 2011 года закона "О государственном регулировании производства и оборота отдельных видов нефтепродуктов", – пояснил народный избранник.

Источник: Экспресс К.

Загрузка...