Опубликовано: 885

Казахстан вновь решил прибегнуть к ограничению экспорта дизтоплива

Казахстан вновь решил прибегнуть к ограничению экспорта дизтоплива

23 июля ОАО «Казахстан Темир Жолы» обратился в совет по железнодорожному транспорту СНГ с соответствующей просьбой.

Периодически Казахстан прибегает к таким ограничениям, чтобы справиться с дефицитом топлива на рынке, однако, по мнению экспертов, эти меры в корне так и не решают ключевую проблему выхода на самообеспечения страны топливом.

В этом году Казахстан уже прибегал к ограничению импорта топлива из РФ. В начале марта был введен 45-дневный запрет на поставку из РФ дизтоплива и бензина АИ-92. Одним из аргументов было то, что в России стали резко падать цены на бензин, и казахстанцы, особенно в приграничных областях начали резко его закупать, что практически парализовало местный рынок и грозило остановить работу казахстанских НПЗ.

С начала года объем поставок топлива из РФ в РК составил 91,3 тыс. тонн, это на 80% меньше аналогичного показателя в 2014 году. Объем квоты, которую согласовали РФ и РК выполнен лишь на 18%.

Напомним, что 11 февраля текущего года в Казахстане были установлены предельные цены на розничную реализацию ГСМ: дизельное топливо 99 тенге за литр, бензин Аи-80 — 89 тенге за литр, Аи-92/93 — 99 тенге за литр.

Впоследствии в мае они были вновь пересмотрены и определены на уровне: дизельное топливо – 99 тенге за литр; Аи-80 – 89 тенге за литр; Аи-92/93 – 108 тенге за литр.

Директор департамента развития нефтяной промышленности министерства энергетики РК Куандык Кулмурзин тогда пояснил, что повышение связано с ростом цен на нефть.

"Действующее законодательство предполагает формулу. В ней четко прописаны расчеты на уровне 60-65 долларов за баррель. Если цены на нефть окажутся, ниже, чем $60 за баррель, "действующая формула должна привести к снижению цены на бензин", - разъяснил журналистам директор департамента развития нефтяной промышленности Министерства энергетики РК Куандык Кулмурзин.

Вместе с тем, в настоящее время цены на нефть колеблются в среднем в размере $52 – 55 за доллар. Однако минэнерго пока ни разу не проговаривало возможность снижения цен на топливо, вслед за падением цен на нефть.

Нефтегазовый аналитик Сергей Смирнов в комментарии Kursiv.kz сказал, что для Казахстана запрет на импорт нефтепродуктов из России становится доброй традицией. Это практиковалось и в 2013, и в 2014 году, тогда тоже был переизбыток топлива и правительство не могло придумать ничего более традиционного, чем просто ввести временный запрет, но из года в год ситуация повторяется и никакого концептуального решения проблемы не предлагается. Более того, в рамках единого рынка ЕАЭС такие ограничения противоречат базовым принципам Евразийского экономического союза.

В 2013 году еще тогда функционировавшее Миннефти и газа ограничило импорт российских бензинов введением квоты в объеме 94–135 тыс. тонн. Такая же практика была и в 2014 году. Анализ, проведенный г-ном Смирновым, по итогам реализации этой нормы свидетельствует о том, что после этого предельные цены на ГСМ в Казахстане как в 2013, так и в 2014 году повышались, а чиновники тогда тоже заверяли, что удорожания стоимости ГСМ не будет.

Однако проблема не только в том, что ограничение импорта российского бензина ведет к его удорожанию, но и провоцирует дефицит, избежать который и намерены в министерстве энергетики. Например, осенью Казахстан судорожно искал источники насыщения нефтегазовой страны бензином, и вынужден был обращаться с этой просьбой в Азербайджан и Туркмению.

Внутреннее производство по автобензину составляет 2,9 млн тонн, а потребление от 4,2 млн тонн и выше.

«Отчасти этот вопрос упирается в модернизацию казахстанских НПЗ и строительство 4-го нефтеперерабатывающего завода. Уже в этом году должна была закончиться модернизация, но она продлена до 2017 года при удорожании ее стоимости на $2,5 млрд. Потом мне совершенно непонятна аргументация таких мер как ограничение импорта или же экстренный завоз топлива при образовании дефицита. Причем приводятся диаметрально противоположные друг другу доводы. В 2014 году – девальвация тенге, в этом - снижение курса рубля. Цены на нефть упали почти вдвое, но рынок ГСМ на них не реагировал линейно, никак не отыгрывая ситуацию на рынке нефти. Это показывает искусственный механизм их образования, как и в целом всех тех манипуляций с ограничением импорта топлива из России. Поэтому, думаю, что, несмотря на заверения чиновников цены на ГСМ могут вырасти», - заметил Сергей Смирнов.

В марте, в связи с очередным запретом на ввоз нефтепродуктов из РФ, Казахстанская топливная ассоциация подготовила официальное обращение к Минэнерго, которое в целом отражает суть тех проблем, с которыми сталкивается республика из-за искусственного ограничения импорта топлива.

«В 2013 году при ограничении импорта были назначены три оператора в лице ТОО «Петролеум Оперейтинг», ТОО Petrosun и АО «КазМунайГаз-Онімдері». Ограничение импорта было принято до конца 2013 года. Как результат – незамедлительный рост оптовой цены на светлые нефтепродукты примерно на 17,5%. Министерством нефти и газа РК (МНГ) указанные ограничения были сняты в ноябре 2013 года, поскольку вышеназванные операторы не справились с возложенными на них функциями и образовался дефицит нефтепродуктов. Как и ожидалось, в апреле 2014 года МНГ вновь ввело ограничение на импорт нефтепродуктов с РФ и наступило на те же грабли повторно, с одной лишь разницей – вместо трех операторов был определен лишь один в лице ТОО «КазМунайГаз-Онімдері». С июля по декабрь 2014 года по всей стране наблюдался острый дефицит нефтепродуктов, так как КазМунайгаз Онімдері не справился с возложенной на него задачей. По сведениям ТОО «КазМунайгаз Онімдері», операторство обошлось компании крупными убытками в несколько миллиардов тенге. Ассоциация не видит смысла вводить ограничения, по следующим причинам. Основная причина для введения ограничений заключалась в том, что казахстанские производители нефтепродуктов не могли конкурировать с российскими. Однако в настоящее время, в связи с увеличением спроса, российские поставщики нефтепродуктов начали постепенно повышать оптовую стоимость нефтепродуктов, которая сравнялась с казахстанскими ценами на нефтепродукты», - отмечалось в обращении.

Директор Oil Gas project Жарас Ахметов считает, что схема производства ГСМ и сам рынок топлива в Казахстане словно заколдованный лес. С одной стороны, он регулируемый - розничные цены устанавливаются приказом министерства. С другой стороны, на нем действуют законы спроса и предложения в торговле оптом. С третьей стороны, недропользователей обязывают поставлять нефть на отечественные НПЗ. С четвертой стороны, НПЗ бывает невыгодно принимать нефть, например, когда происходит затоварка мазутом. С пятой стороны, собственное производство не покрывает потребности рынка. С шестой стороны, российские ГСМ дешевле казахстанских и последние не находят сбыта. Так что оценить, какое решение верное, а какое нет, просто невозможно. Закроем рынок - получим дефицит. Откроем рынок - остановим собственное производство.

«Есть межправительственные соглашения о взаимных поставках нефти и нефтепродуктов. Есть в нем и ограничения. Главная цель в нынешних условиях не дать возможности реэкспорта», - заключил он.

Загрузка...