Опубликовано: 874

Джереми Кларксон о том, почему мы любим гонять

Джереми Кларксон о том, почему мы любим гонять

Если есть мастерство, на дизельной Astra можно уделать тюнингованную Impreza

После последнего выхода в шоу TopGear Live мы втроем любим отползти в гримерку и хорошо там посидеть, бутылок этак на 14 вина. Конечно, потом мы не только вести автомобиль, но даже дойти до него не в состоянии. Поэтому в какой бы точке мира мы ни оказались, у нас всегда есть водитель.
Во время последнего визита в Глазго нам дали водителя, который – как бы это сказать? – любил притопить. Возможно, это он пробовался на роль Стига, хоть и без нашего ведома и благословения. Он ехал так быстро, что с заднего сиденья, где были Джеймс и Ричард, послышались неприятные звуки. Кого-то тошнило. Мне не оставалось ничего, кроме как собрать весь свой такт (а его у меня маловато) и попросить водителя ехать чуть медленнее.

Представьте, он очень удивился. Но не тому, что я, ведущий TopGear, попросил его не гнать. А тому, что на фига ехать медленно, если машина может быстро?!

Мне пришлось принять суровый вид и употребить несколько крепких слов. В конце концов мужик отключил форсаж, и наш Range Rover перестал сшибать коров сверхзвуковой волной. И тут началось самое странное.

Нас тут же обогнал Subaru. И прежде чем я успел изречь “Ничего себе парень валит!” мимо пронеслась Audi A3. А за ней – еще машина. Последняя просвистела так быстро, что я не успел заметить, что это было. Выходит, мы ехали в три-четыре раза быстрее скорости звука, но все равно всех задерживали!

Потом, уже лежа в постели и мучаясь легким сожалением о 14 бутылках вина, я слушал, как автомобили едут по шоссе. Слышно было, как они до отсечки разгоняются на второй, потом на третьей, потом на четвертой. Даже в слабенькой тачке это больше 160 км/ч. Колина МакРея уже нет с нами, но поверьте: здесь, на севере, дух его живет.

По всему миру водительские манеры разнятся так же сильно, как то, что люди едят или пьют. Американцы, кажется, не подозревают, что на дороге кроме них может оказаться кто-то еще, и искренне удивляются, когда ты перестраиваешься на их полосу. Российских водителей отличает неприкрытая злоба. Итальянцев – шик и лихость. Я уже говорил, что в Риме гораздо важнее отпадно выглядеть, чем глядеть, куда едешь. Немцам просто необходимо быть первыми, а индусы считают, что приедешь ты живым или нет, зависит только от воли и настроения богов. Меня, как атеиста, последнее очень пугает.

Поэтому и техника пилотажа у разных наций разная. Единственное, чего теперь нигде почти не увидишь, это хорошая скорость. Может быть, потому, что бензин нынче дорог. А может быть, потому, что все правительства поняли, что штрафы за превышение – отличный побочный доход. Или, может, машины у нас такие?

Давным-давно, когда Джеймс Мэй был еще юн, максимальная скорость у всех автомобилей была разной. Компактный семейный седан мог, пыхтя и задыхаясь, выдать сотню, а чистокровный спорткар, как MG или Sunbeam, разгонялся аж до 130 км/ч. То есть “гоняться” на дороге было опасно, но не смертельно.

Но сегодня, если ты хочешь доказать, что твой BMW быстрее захудалого мелкого Opel соседа, придется разогнаться за 190 км/ч. А уж если у соседа Audi или Mercedes, или Jaguar, или что-то равное по силам твоему бумеру, доказать превосходство будет еще сложнее. Ведь у обеих машин максималка ограничена 250 км/ч. То есть “гонка” не только опасна, но и совершенно бессмысленна. Погонялись, никто ничего не доказал, зато погибла куча народу.

Иногда на треке мы снимаем автомобили с неограниченной максималкой и разгоняем их до предела, чтобы узнать, который быстрее. Вы не представляете, сколько для этого нужно места. Мчишь и мчишь со скоростью три километра в минуту целую вечность, а потом еще целую вечность на скорости пять километров в минуту. Но ведь на дороге попадаются и грузовики, и Peugeot. А когда ты проскакиваешь 800 метров за 10 с, вовремя затормозить просто невозможно.

Так почему на шотландских дорогах все продолжают гонять? Циники скажут, что это они от скуки или под героином, но, по-моему, тут дело в том, что большинство шотландцев давно живут не в Шотландии. И вот мы имеем западную страну первого мира, полную западных автомобилей первого мира, с совершенно пустыми дорогами.

И с какими дорогами! Покрытие гладкое, с хорошим держаком, обзор отличный. Повороты такие, что у “гонщика” начинает свербить во всех местах. Ездить медленно в Шотландии – идти против божьей воли, ведь он создал нирвану для маньяков скорости.

Может быть, поэтому почти все великие пилоты Великобритании – шотландцы. Култхард. МакРей. Кларк. Стюарт. Франкитти. Макниш. Рид. Дамфриз. Уокиншоу. Перечень бесконечен.
И еще: в Англии движение на дорогах просто ужасное. Поэтому устроить гонку можно только на автомагистрали, а там никакого мастерства не требуется. А в Шотландии есть тысячи хороших шоссе с горками, виражами и другими прелестями. И на них игра будет честной.

Если есть мастерство, то на дизельном Opel Astra можно уделать мощную, цепкую, тюнингованную Subaru Impreza. Ваша победа вынудит человека за рулем Subaru тюнинговать свою машину дальше, чтобы искоренить все несовершенства. Вот вам и рецепт бесконечного соперничества: гонять не перегонять!

Безобразие? Разумеется. В наше время нелепо использовать дорогу в качестве гоночного трека. Безумие. Идиотизм. Это следует осудить. Но можно понять. Ведь это просто один чувак демонстрирует другому, что лучше умеет водить машину. Это как лев демонстрирует сопернику, что у него зубы больше, а лапы сильнее, и он будет лучшим мужем для львиц прайда. Олени мутузят друг друга рогами. Жирафы сбивают друг друга с ног. Шотландцы гоняются на своих тачках.

Вы скажете, что в цивилизованных странах такого не бывает. Возможно, вы правы. Но иногда довольно приятно обратиться к низменным инстинктам. И вспомнить, что как бы мы ни прикрывались дорогими костюмами, прическами и модной едой, по сути мы – просто транспортные средства для пениса.

Загрузка...