Опубликовано: 912

Автопарк отказывается выплачивать компенсацию карагандинке, сломавшей позвоночник в автобусе

Автопарк отказывается выплачивать компенсацию карагандинке, сломавшей позвоночник в автобусе

Лариса Авдеева сломала позвоночник, когда ехала в автобусе. Водитель резко затормозил, женщина упала и самостоятельно больше не встала. После двух лет лечения и разбирательств, она выиграла суд у водителя автобуса, автопарка и страховой компании.

В сентябре позапрошлого года Лариса Авдеева собралась на день рождения к подруге. Купив букет цветов, она стала ждать автобус. Подъехал битком набитый 45-й. Женщина зашла через переднюю дверь и остановилась около водителя в надежде сохранить букет. На остановке «Шыгыс» пассажиры стали выходить, и чтобы им не мешать, карагандинка решила пройти ближе к середине салона.

«Я отошла от дверей и взялась за поручень. Автобус тронулся. Вдруг водитель резко затормозил, но я удержалась. Затем последовало второе длительное торможение. На меня начали наваливаться люди, и я упала. Меня просто снесла толпа. Я услышала хруст, почувствовала резкую боль в спине и закричала. Поняла, что что-то с позвоночником и попыталась пошевелить ногами. Люди стали кричать: «Что же делать, что же делать»? Какая-то женщина сказала, что надо вызвать «скорую» и начала звонить. Водитель выглянул, ойкнул и поехал дальше», – рассказывает Лариса Викторовна.

Автобус продолжал двигаться по маршруту, люди заходили, выходили, переступая через Ларису. Кто-то порывался ее поднять, но женщина понимала, что с травмой позвоночника ей лучше не шевелиться. «Скорая» должна была подъехать к автостанции. Когда автобус оказался на месте, медиков там не оказалось. Водитель сам повез карагандинку в травмпункт Областного медицинского центра.

«В травмпункте нам сказали: «У нас носилок нет, идите сами»! В этот момент подъезжает та самая машина «скорой помощи». Носилок у них тоже не было. «Чего женщина лежите? Вставайте и идите!» – так и заявили. А я не могу встать. Говорят, сейчас мы обезболивающее сделаем. Сделали один укол – я не смогла встать. Сделали второй укол – мне не помогает, – вспоминает Лариса Викторовна.

Водитель заволновался: «Мне же на маршрут надо! Делайте что-нибудь!»  А ему ответили: «Ну, несите тогда сами – вы же мужчина»! Водитель взял Ларису Авдееву за подмышки и в вертикальном положении занес в здание. Там ее положили на кушетку и… забыли. Чуть позже она очнулась в кресле.

«Из кабинета вышла врач и спросила: «Женщина, а вы что здесь делаете»? Я ответила, что не знаю. Она куда-то побежала, на кого-то кричала. Меня повезли делать снимок, заставили встать и залезть на стол. Сделали снимки и говорят: «О, это у вас старый перелом! Сейчас у вас ушиб. Все, езжайте домой». Я говорю, что у меня никогда не было перелома позвоночника. Они отмахнулись, сказали, что я не заметила», – рассказывает Лариса Викторовна.

Ларисе Авдеевой вызвали такси, она практически на четвереньках дошла до машины и поехала домой. Таким же образом она кое-как доползла до квартиры и отключилась в прихожей.

Два дня без помощи

Двое суток карагандинка промучилась дома. Знакомый врач посоветовал обследоваться в  частной клинике. Там врачи сразу обнаружили у нее оскольчатый перелом третьего поясничного позвонка. Опять же через знакомых Лариса Авдеева попала в травматологическое отделение клиники имени Макажанова.

«Там сделали еще один снимок и врач сказал: «Женщина, вы чем думаете, с таким переломом разгуливаете»!  Получается, двое суток я была без помощи», – возмущается Лариса Викторовна.

В травматологии она пролежала несколько недель. После выписки женщине полгода нельзя было сидеть и целый год нужно было носить специальный поддерживающий корсет. В быту она не могла обходиться без посторонней помощи.

«Я ела на коленях, друзей встречала на коленях. Толком ничего не могла делать, потому что наклоняться было категорически нельзя. Даже в туалет приходилось ходить стоя. Через год, когда я сняла корсет, меня начало вести вправо. Я стала ходить как-то боком. Позвонок сместился, и на том месте у меня образовался горб», – переживает Лариса Авдеева.

Сейчас она все еще проходит реабилитацию. Ходит с трудом, ей нельзя поднимать больше двух килограммов и вести активный образ жизни.

«Из живого, энергичного и подвижного человека я превратилась в инвалида. Я никогда ничем кроме гриппа не болела. Всю жизнь занималась спортом: прыгала с парашютом, бегала на лыжах. Я кандидат в мастера спорта по охоте на лис. Поэтому когда ко мне пришел водитель того автобуса и попросил написать заявление, что я к нему не имею никаких претензий, то я сразу отказалась. Решила судиться и с водителем, из-за которого получила такую серьезную травму, и с автопарком» , – говорит Лариса Авдеева.

ДТП или нет?

Лариса Авдеева наняла адвоката. Юрист составил досудебную претензию и отправил ее руководству автопарка №5. Пятого июня 2013 года автопарк прислал ответ, что ущерб возместит страховая компания «Amanat Insurance», так как парк застрахован в этой организации. Но страховщики выплатили пострадавшей только 75 тысяч тенге. Оплачивать все расходы на лечение страховая компания отказалась, объяснив это тем, что Авдеева не предоставила необходимые документы.

Когда юрист пострадавшей начала готовить заявление в суд, вылезла куча проблем. Например, оказалось, что не был составлен протокол об административном правонарушении.  Водитель автобуса не вызвал полицейских, так как посчитал, что ДТП не было. А резко затормозить ему пришлось из-за того, что его подрезал какой-то автомобиль.

Полицейские тоже посчитали, что это происшествие не относится к категории ДТП. И только в суде юрист смогла доказать, что то, что случилось с Ларисой Авдеевой иначе как дорожно-транспортным происшествием не назовешь.

«ДТП – это событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства с его участием, и в ходе которого люди получили травмы. Это событие? Событие! В процессе движения? Движения! Транспорт? Транспорт! И травмы есть! Тогда почему не ДТП?», – удивляется адвокат Авдеевой Гульмира Муслимова.

Иск подали в ноябре прошлого года на водителя, автопарк №5 и на страховую компанию. Карагандинка потребовала, чтобы ей возместили материальный ущерб в 309 тысяч тенге. Причиненный ей моральный вред женщина оценила в 2 миллиона тенге. Суд первой инстанции удовлетворил требования Авдеевой частично, снизив сумму морального вреда до 500 тысяч тенге. Его должен был возместить автопарк. Но ответчики с таким решением не согласились и подали апелляционную жалобу.

«Когда водитель автобуса ехал по маршруту, его подрезала легковая машина, создала аварийную ситуацию. Водитель, избегая наезда на эту машину, применил торможение. В салоне была пассажирка Авдеева, она как раз стояла с цветами. Авдеева утверждает, что она держалась, но я думаю, что она все-таки держалась не очень хорошо. Она не удержалась на ногах и упала. Другие пассажиры по инерции тоже на нее упали. Инспектор полиции написал в справке о проделанной работе, что данное происшествие не является ДТП. Мы хотели, чтобы дорожная полиция провела расследование и нашла виновника создавшейся ситуации. Простите, на Бухар жырау достаточно видеокамер, можно было уточнить номера этой машины и найти настоящего виновника. Пять заседаний прошло. В итоге нашего водителя признали виновным. С этим решением мы не согласны. Мы написали апелляционную жалобу в областной суд. Ждем теперь, когда нас вызовут на заседание. Будем доказывать, что водитель во избежание столкновения вынужден был затормозить. И наш водитель проявил человечность: вызвал «скорую помощь», занес на руках пострадавшую в травмпункт. Тут, конечно, дорожной полиции нужно было тщательней разбираться», – говорит инженер по безопасности движения  автопарка №5 Вячеслав Вязников.

Загрузка...