Опубликовано: 1689

Зурият СЫБАНКУЛОВА: Лекарства – дело государственное

Зурият СЫБАНКУЛОВА: Лекарства – дело государственное

Для чего нужна лекарственная политика и как с пользой для дела преобразовать отечественную фармацию? На вопросы корреспондента “КАРАВАН. ЗДОРОВЬЯ” отвечает президент Ассоциации поддержки и развития фармацевтической деятельности РК Зурият СЫБАНКУЛОВА.

– Почему фармации надо уделять особое внимание?

– Потому что это отдельная и чрезвычайно важная в социальном и стратегическом плане отрасль здравоохранения. И она подлежит государственному регулированию. Ведь ни один врач при лечении больных не обходится без лекарственных средств. Будь то гинеколог, уролог, инфекционист, психиатр или другой специалист. Практически в каждой стране мира есть орган государственного управления, осуществляющий руководство в сфере обращения лекарственных средств, наделенный контрольными, надзорными функциями и призванный заботиться о здоровье человека. В 2002 году такой орган был создан и в нашей республике – Комитет фармацевтического контроля. За годы существования им было сделано очень многое, но 7 октября 2009 года на основании постановления правительства РК № 1541 Комитет фармацевтического контроля МЗ РК присоединили к государственному учреждению “Комитет контроля медицинской и фармацевтической деятельности МЗ РК”. Чаще всего такие комитеты и в центре, и на местах возглавляют люди с врачебным образованием. Врачи – конечно, хорошо, но они не знают нашей фармацевтической отрасли досконально.

Рецепт – предписание врача

– Насколько правильно, что сейчас в аптеках многие препараты отпускают без рецептов?

– За грамотное назначение больному лекарств и выписанный рецепт у нас отвечает врач. Согласно приказу министра здравоохранения, рецепт должен соответствовать строго определенной форме, с указанием диагноза пациента, его возраста, дозировки препарата. И там должны стоять подпись и личная печать врача. Но наши врачи сегодня рецептов почему-то не выписывают! И больной зачастую приходит в аптеку с обычным клочком бумаги, на котором в лучшем случае написано лишь название препарата. Ни возраста пациента, ни имени врача, ни из какой клиники – не указано. И что должен делать аптекарь?

– В чем же причина такой неразберихи?

– Изначально фармация у нас была очень стройной системой. Например, аптеки в населенных пунктах должны были располагаться равномерно на расстоянии 300–500 метров друг от друга и в пределах пешеходной доступности. Одна аптека – примерно на каждые 5 тысяч жителей. И в мире это так. А у нас сейчас то густо, то пусто. В некоторых селах вообще нет аптек, потому что там их невыгодно держать. Или же аптеки обустраивают в квартирах площадью в 30 квадратных метров. Это слишком мало. Там ведь должно помещаться все спецоборудование (холодильники для лекарственных препаратов, требующих хранения при низкой температуре, шкафы, поддоны и прочее). Должны быть специальные помещения для препаратов, чувствительных к влаге. Нужны также рецептурные отделы для изготовления гомеопатических препаратов, лекарственных препаратов, мазей, лекарственных препаратов для новорожденных детей и многого другого, что не выпускает фармацевтическая промышленность. Просто, когда в 90-е годы у нас эта система разрушилась, аптеки были проданы в частную собственность, и многие рецептурно-производственные отделы в них были закрыты как нерентабельные.

– И что происходит, когда аптечным бизнесом занимаются непрофессионалы?

– Появилось много оптовиков, посредников, которые просто перекупают лекарства у крупных фирм и перепродают дальше, а профессиональной транспортировкой и хранением не занимаются. И если непрофессионал выкупил аптеку, то он будет продавать только то, что принесет ему больше прибыли. Это закон торговли. А закон медицины и фармацевта – не навреди больному. Дай ему возможность лечиться, и чтобы у него на это хватило денег. Настоящие профессионалы в фармации, которые начинали с нуля, переходят на международные стандарты. Строят хорошие склады, завозят препараты от производителей, соблюдают все режимы хранения и холодовые цепи и при перевозке, и при хранении лекарств.

– Фармацевтический бизнес – это риск?

 – Конечно. С одной стороны, мы относимся к торговле, потому что, продавая, получаем прибыль, отчисляем налоги и прочее, платим своим работникам. А с другой – относимся к медицине, потому что лечим людей.

Хорошо было бы, если бы государство поддерживало своих фармпроизводителей тем, что давало бы госзаказ на социально значимые лекарства, например, противотуберкулезные, противоонкологические, детские и другие средства. А остальное пусть они производят, что им надо для рынка. И тогда можно было быть уверенными, что с такими препаратами не будет перебоев и что есть с кого спросить за качество и по приемлемой цене. А вместо этого у нас сейчас тендер. И один оператор “СК Фармация”, который проводит госзакупки и разво­зит лекарственные средства по регионам. А все самые необходимые простейшие вещества, как, например, растворы новокаина, глюкозы, физраствор, мы завозим из-за границы. В то время как их можно и нужно производить самим.

Фармация – большая наука

– И как же реорганизовать отрасль?

– Для этого нужны высококвалифицированные кадры. Необходимо развивать науку. Она у нас в критическом состоянии. Почему есть НИИ хирургии, НИИ акушерства и гинекологии, НИИ педиатрии, а научно-исследовательского института фармации нет? Ведь это жизненно важная отрасль здравоохранения!

– Чем мог бы заниматься такой институт? Подготовкой кадров, например?

– Это один из самых больных вопросов! В свое время я училась в Семипалатинском медучилище. Это было сильнейшее учебное заведение, в лабораториях которого мы, студенты, сами изготавливали растворы, лекарства, потом проверяли их качество, делали аналитику. Знали все этапы производства. Проходили организацию фармацевтического дела, товароведение. В институте более детально изучали те же предметы. Проходили практику и в аптеках, и в ботаническом саду. Знали, как выращиваются лекарственные травы и как их обрабатывают. А сейчас выпускники институтов, не пройдя такой практики, приходят в фармацию неподготовленными, изучив все только теоретически.    

И сегодня мы в тупике. У нас нет даже госоргана, который бы определял лекарственную политику в стране! Мы не знаем, сколько и каких видов препаратов завозить, какие изготавливать лучше самим. У нас зарегистрированы тысячи препаратов. А может, их столько не надо?

Одно лечим, другое калечим

– Может, это все последствия перестройки?

– Когда в 90-е годы все разрушилось и в страну начали завозить контрабанду, тогда, помните, лекарства еще на базарах продавали. И мы боролись с этим, осуществляли рейды. Потому что человек такое существо, над которым обязательно нужен контроль, иначе и появляются то водка паленая, то лекарства поддельные. А теперь еще интернет-аптеки появились. Этого категорически нельзя допускать! Америка и Европа уже не знают, как закрыть эти онлайн-аптеки, потому что именно там и продают все контрафактные лекарства. Думаю, это надо законодательно запретить.

Та же картина с лекарствами, которые на базарах до сих пор продаются. Что входит в их состав,  никто не знает. И люди получают проблемы со здоровьем. В нашей отрасли должен быть разумный контроль!

Алматы

Загрузка...