Опубликовано: 3372

Зов крови

Зов крови

Необычный факт: ежегодно все больше иностранцев приезжают в Казахстан в поисках своих корней.Охотники за фамильными знаниями кропотливо трудятся в местных архивах, ездят по отдаленным районам страны, и все это, чтобы восстановить генеалогическую цепочку вековой и более давности. Ведь что может быть более интригующим, чем история собственного рода!Адвокат из Франции Станисловас ТОМАС (на фото) вместо

отпуска где-нибудь на жарком курорте приехал в декабре в Казахстан, чтобы все разузнать о своей казахской родне. От дальнего и непонятного путешествия его отговаривали, но ведомый то ли зовом предков, то ли чистым любопытством молодой человек засел в архиве Алматы на целый месяц.

– Проходят века, люди исчезают, о них не остается никакой информации… И мне стало интересно, чем занимались, чем жили и что делали мои родичи? Всю информацию, которую можно собрать от родственников, я уже получил. Расспрашивал свою бабушку, когда она была жива, но у нее были противоречивые показания. Поэтому решил приехать и все разузнать самостоятельно. Мама и бабушка – родом из Казахстана, отец – литовец. Для меня бабушка всегда выглядела экзотично – у нее узкие глаза.

Томас родился в Павлодаре, вырос в Литве, учился во Франции и Бельгии. В общем, настоящий кочевник, только в масштабах мира. К своим 28 годам получил европейское образование, баллотировался в литовский парламент, вел дела экс-президента Литвы Роландаса Паксаса. А сегодня по кирпичику собирает историю своей семьи. И как ребенок радуется каждому новому открытию:

– Бабушка по папе – казашка, а по маме – ногайка. Это мне удалось выяснить здесь. Вообще-то, родственники говорили, что у нас есть татарская кровь, но я больше верю архивным документам.

Мой прадед был алашординцем

Перед приездом в Алматы Томас засел за изучение основ арабского языка, чтобы самостоятельно опознавать в исторических документах имена своих предков. Восемь европейских языков, которыми он владеет, едва бы помогли ему продвинуться в этом деле.

– Эти документы даже сами по себе интересны. Вот, например, я нашел прошение девушки-казашки генерал-губернатору о том, чтобы самостоятельно выбрать жениха. Или, например, жалоба от некоего гражданина о том, что его жену украл другой гражданин, с конкретным указанием места, где тот кочует. Я обнаружил, что мой прапрапрадед 3 октября 1890 года продал железную дверь за 1 руб. 20 коп. И это интересно! Дед был ногайцем, видно, что он не говорил по-русски, после русского слова “получил” он подписался справа налево на чагатайском языке. А мой прадед Ахмед Чигиров был алашординцем. Он присутствовал на всеказахском съезде, где провозгласили создание партии “Алаш”. То есть у него была политическая карьера, значит, он получил какое-то образование. Из 60 тысяч жителей Каркаралинского округа я нашел двух Чигировых, один из них мог быть его отцом…

В Париже есть все, кроме шубата!

Это родословное приключение доставляет литовцу большое эмоциональное и интеллектуальное удовольствие. Станисловас скрупулезно записывает все, что узнал о своих предках аж до шестого колена. Все это богатство он планирует передать уже своему потомству.

– У меня пока нет детей, но когда они появятся, надо им объяснить, что есть Казахстан. Очень важно знать историю своих родичей. Это нужно для самоидентификации...

Полную картину ощущений от поездки в Казахстан наш исследователь получил в том числе и благодаря местной пище.

– Я каждый день пью кумыс и шубат, ем эти пирожки – самсу. Это еда, которая есть только здесь! Хотя, думаю, для верблюдов в Париже намного лучше погодные условия – у нас плюс 10 сейчас. Но ни шубата, ни кумыса вы там не найдете.

Поиски себя

Число современных “корне­искателей”, таких как Станисловас, в последнее время значительно выросло.

– В начале 90-х годов приезжали 2–3 человека в год, а сегодня мы принимаем по 20–25 в год, приезжают со всего мира, – говорит Марзия ЖЫЛЫСБАЕВА, руководитель службы использования и публикации архивных фондов Центрального государственного архива Казахстана. – У нас единственный архив в республике, где хранятся документы с середины XVIII века. Сейчас мы начали собирать документы за XVI век. К нам обращаются граждане России, Германии, Англии, США, других стран. К нам как-то обратился один россиянин, его предки жили в Талдыкурганской области. Он думал, что русский, а я ему шутя говорила, что у него что-то есть европейское, так как фамилия была интересная. А потом я нашла документ – с такими фамилиями были австрийцы. В 1863 году, после польского восстания, в Казахстан ссылали не только поляков, но и евреев, австрийцев. Революционеров 1905 года тоже посылали к нам. Я ему посоветовала обратиться в архив Алматинской области, в Талдыкорган, и там нашлись документы о его предках.

Архив сам по себе кладезь истории, однако люди, которые туда приходят, делятся такими рассказами, от которых сжимается сердце:

– Приезжали как-то две бабушки-кореянки из Кызылординской области за справкой. И вот рассказали такую историю – они, кстати, великолепно говорят на казахском. Так вот, старушки вспомнили, что, когда они были детьми, их семьи отправили в степь – без еды, без воды, местным запрещали с ними общаться. Но казахи, которые пасли на жайляу скот, придумали вот что: цепляли мешок с разными продуктами, в том числе с рыбой, к лошади и, делая вид, что пасут скот, дырявили мешок и так их подкармливали. Бабушки так плакали, когда вспоминали то время…

Загрузка...