Опубликовано: 1269

"Золотой" Немов

"Золотой" Немов

Алексей Немов – один из величайших гимнастов в истории мирового спорта. В эксклюзивном интервью нашему изданию етырехкратный олимпийский чемпион рассказывает о своей семье, послеспортивной жизни и дружбе с казахстанцем Валерием Люкиным.

Помимо четырех золотых олимпийских наград Немов также обладатель двух серебряных и шести бронзовых медалей. А уж мировых и европейских титулов – не счесть. Приближающаяся Олимпиада в Пекине станет первой, которую Алексей встретит не как действующий спортсмен, а как зритель. Интересно, что 8 августа – не только день открытия Игр, но и праздник в семье прославленного гимнаста. В этом году Алексей и Галина Немовы отметят 10 лет с того дня, как они решили быть вместе. Потому наша беседа, состоявшаяся в кафе крупнейшей в Москве сети фитнес-клубов, началась с закономерного вопроса.

Моя жена – мой менеджер

– Как вы познакомились с женой?

– Это произошло на спортбазе на озере Круглое, где я тренировался, а Галина работала администратором. У нее тогда была другая семья, ребенок, но так сложилась жизнь, обстоятельства, что через три года мы стали жить вместе. Вдаваться в технические подробности, как все случилось, не буду (улыбается).

– Сразу поняли, что Галина – тот человек, кто вам нужен?

– Нет, такого не было. Мы прекрасно понимали, что есть семья, этические вещи. Поначалу мы дружили, а потом поняли, что не можем жить друг без друга. Наверное, звучит банально, но это так. И свершилось чудо.

– Жена работает вашим менеджером?

– Да, отвечает в том числе и за контакты с прессой.

– Работа и семейная жизнь не мешают друг другу?

– Нет, даже помогают. Потому что работаешь с человеком, которому полностью доверяешь. И к тому же мы не день и ночь все время вместе – графики разные. Так что никакого перенесения рабочих проблем на дом или наоборот.

Олимпийское шоу

– Сейчас, если не ошибаюсь, вы готовите новое шоу?

– Да, я занимаюсь очередным, уже третьим (после “Легенды о спорте” и “Полетов времени”. – Прим. авт.) гимнастическим шоу, которое мы хотим запустить после Игр в Пекине по возвращении олимпийцев и на фоне всей этой олимпийской лихорадки сделать настоящий праздник – с новыми чемпионами, причем зарубежными тоже, со звездами российской гимнастики.

Шоу будет включать в себя четыре вида спорта: спортивную и художественную гимнастику, акробатику и батут. Включим и цирковые номера, выступления эстрадных исполнителей. Декорации, костюмы, музыка – должно получиться очень красиво. Настоящий спектакль с участием чемпионов и призеров Олимпиад, мировых и европейских первенств.

– Название уже выбрали?

– Как раз работаем над этим. Но в названии точно будет слово “олимпиада”.

– Два предыдущих шоу объездили множество городов России. До вас потом не доходили сведения: может быть, повысился интерес к гимнастике?

– У нас даже есть отчет о том, что после нашего приезда увеличился наплыв детей в секции. Для меня это очень важно, потому что, к сожалению, гимнастика не так популярна, как другие виды спорта. Ее надо развивать и популяризировать.

К политике не готов

– Заканчивая карьеру, спортсмены идут либо в тренеры, либо в бизнес, в последнее время популярна политика. Вы же стали делать гимнастические шоу. Не смогли окончательно отойти от любимого вида спорта?

– В общем-то, вы сами ответили на вопрос (улыбается). Мне это действительно близко. Да и полегче в родной стихии – многим спортсменам тяжело себя найти по окончании карьеры. Особенно тем, кто выступал на высоком уровне, привык выигрывать, а в обычной жизни не всегда так бывает. Но, даже несмотря на то что у меня есть любимое дело, я продолжаю искать себя. Искать, где можно применить свои качества, где можно созидать, и чтобы результат работал на будущее, для людей.

– Политика? Вас ведь наверняка туда звали?

– Было предложение, но я отказался. Сказал, что пока не готов принимать серьезные решения. Ведь, соглашаясь на такую работу, необходимо обладать солидным жизненным и профессиональным опытом. Поэтому я пока решил заниматься тем, что действительно умею. И, мне кажется, поступил правильно.

– Помните ли свой первый день в качестве уже бывшего спортсмена?

– Конечно! Как и многие, старался просто отсыпаться. Года два, наверное, до 3–4 часов ночи смотрел телевизор, не мог заснуть. А потом спал до 10–11… Естественно, сложно поначалу. Когда тренируемся, не понимаем, что когда-нибудь, даже скоро, такой момент наступит. Поэтому многие спортсмены, кто закончил, предупреждали: “Ребята, не забывайте, что о себе нужно заранее позаботиться. Приготовить какой-то плацдарм для жизни вне большого спорта”. Каждый к этим словам относился по-разному. Я всегда считал, что нужно заниматься одним делом, а что потом – видно будет. Нужно вкладывать все силы и душу сейчас.

До встречи с Люкиным жил в холле

– В сборную вы попали еще при Советском Союзе. Тогда одной из звезд команды был казахстанец Валерий Люкин. Какие отношения у вас сложились?

– Замечательные! Одним из первых, с кем я познакомился, был именно Валера. Он жил в номере вместе с Беленьким – еще одним Валерой, а я – в холле.

– Как это?

– Я еще был в молодежной сборной, и наши кровати, и даже шкафы стояли в вестибюле. И так получилось, что я оказался там один. Пришел Беленький, говорит: “Лех, давай к нам!” А для меня на тот момент они с Люкиным были большими звездами! Даже не знаю, как объяснить – недосягаемыми! И они меня пригласили к себе в номер жить!

О Люкине остались самые хорошие воспоминания. Он и человек отличный, и проявил себя как тренер и менеджер, воспитавший дочь – чемпионку мира. Очень сложно достичь таких результатов в жизни, но Валере удалось. А впереди еще Олимпиада, может, Настя и там блеснет.

К сожалению, так сложилось, что страна распалась. Думаю, Люкин мог бы многое сделать и для Казахстана.

– Общаетесь, поддерживаете отношения?

– Конечно. Правда, сейчас напряженный период – подготовка к Олимпиаде, и не хочется его отвлекать. Но когда в конце мая в Москве проходил этап Кубка мира, виделись и пообщались. Кстати, Настя Люкина выступала в моем первом шоу “Легенда о спорте”. Как же было не пригласить дочь Валеры! (Смеется.)

– Вы быстро нашли общий язык со звездами советской гимнастики. А когда сами стали звездой, над кем-нибудь шефство, так сказать, брали?

– Над кем-то конкретным нет, но старался защищать тех, кто послабее, поддерживать – меня мама так воспитала.

Псих-одиночка

– Семья была спортивная?

– Нет, абсолютно. Никто в нашей семье не был сколько-нибудь выдающимся или перспективным спортсменом. А я… Как это говорят: “псих-одиночка”, “маньяк-самоучка”? (Смеется.) Я долго и упорно тренировался, мне повезло с тренерами, повезло, что мама отдала меня именно в секцию спортивной гимнастики. Много факторов сошлось. Кстати, уже начал заниматься гимнастикой, а мой товарищ предложил параллельно ходить на футбол. Посоветовался с мамой, но она сказала: “Только гимнастика”. А раз мама сказала – надо делать.

– Нравились тренировки?

– Втягивание в тренировочный процесс шло постепенно. Сначала в игровой форме – эстафеты, соревнования, кто быстрее пробежит, больше подтянется… Мне очень нравилось прыгать на батуте и в яму с поролоном. И было условие: кто, например, больше отожмется, тот больше попрыгает на батуте. В этом отношении тренеры грамотно нас заинтересовывали. Мы, бывало, даже пораньше приходили на тренировки.

– В спорте много примеров династий, и гимнастических предостаточно. Не хотите стать зачинателем династии Немовых?

– У меня нет таких амбиций. Главное, чтобы сын был здоровым и счастливым, а свою дорогу пусть выбирает сам. Но стараюсь, конечно, Алексея воспитывать в спортивном духе – отжимания, стойка на руках. Получается неплохо, генетика дает о себе знать (смеется).

Медали не пересматриваю

– Вы – четырехкратный олимпийский чемпион. После того как выиграли первое золото, почувствовали, что какая-то грань в карьере, жизни пройдена?

– Честно говоря, трудно было потом – отстаивать звания. Психология ведь у людей какая? Если ты олимпийский чемпион, то должен выиграть и следующие Игры. И они забывают о травмах или даже просто о стечении обстоятельств. А то, что трудно было этих высот достигнуть, даже не обсуждается.

– Где храните завоеванные медали?

– А с какой целью вы спрашиваете? (Смеется.) Если серьезно, то примерно половину – у мамы, половину – у себя.

– Есть награда, глядя на которую вы испытываете какие-то особенные чувства?

– Я стараюсь их редко смотреть. Потому что сразу всплывают в памяти моменты, когда я их получал, и в голове начинает “крутиться кино”.

Мне нечего стыдиться

– Не могу не спросить вас о той злосчастной Олимпиаде в Афинах. (После упражнения на перекладине судьи явно занизили Немову оценку, и зал в знак протеста устроил Алексею 12-минутную овацию, прервав соревнования.) Уже спокойно о ней вспоминаете?

– Конечно. Почему нет?! Мне нечего стыдиться. Я могу смело смотреть в глаза людям. Я сделал работу, к которой готовился четыре года, достойно. И самое главное – люди это оценили, они поняли, что бывают такие вещи, как несправедливость и субъективизм.

– Что творилось в душе, когда видели беспрестанно аплодирующий зал?

– Испытывал огромную благодарность, чувствовал, что все-таки не зря я приехал, чтобы после этих соревнований закончить карьеру. Меня потрясло, что аплодировали все – не только наши, но и американцы, греки, что эта несправедливость объединила людей. И я был благодарен Богу, что он позволил мне объединить всех этих людей и пройти через это. Может быть, те чувства даже дороже золотой медали. Когда я уезжал домой, конечно, был стресс, но в то же время чувствовал бальзам на душе. Это не описать словами.

Дмитрий МОСТОВОЙ, Москва – Алматы

Загрузка...