Опубликовано: 1032

Золотой Головкин

В далекой Панаме казахстанский боксер Геннадий Головкин в августе выиграл чемпионский пояс в среднем весе по версии WBA, победив техническим нокаутом колумбийца Милтона Нуньеса. Но титул – с приставкой “временный”. Что нужно, чтобы стать полноценным чемпионом мира, и почему бой прошел не в Казахстане, Головкин рассказал в эксклюзивном интервью “Каравану”.

“Я был готов ко всему”

– Геннадий, ваш бой с Нуньесом продолжался менее минуты. Вы изначально выбрали агрессивную тактику с тем, чтобы не затягивать поединок?

– Нет, я не ставил задачу провести нокаутирующий удар в первом же раунде. Но не зря говорят, что ты боксируешь так, как позволяет тебе соперник. Колумбиец позволил мне многое. Он встал на удобной для меня дистанции, и первым же ударом я его “потряс” и не стал отпускать. А так готов был ко всему. Даже к тому, что соперник сразу кинется на меня: у него ведь тоже были свой план, стратегия. Я был готов работать все 12 раундов в хорошем темпе, потому что мы с командой провели несколько очень удачных сборов.

– На какие сильные стороны колумбийца обратили внимание во время подготовки?

– Видео его боев, к сожалению, было немного. Нуньес – парень высокий, длиннорукий. Может, не так мощно сложен, но в нем чувствовалась сила. Во время традиционной пресс-конференции и взвешивания он выглядел уверенно. Учитывая, что дрались мы за вакантный пояс и у нас не было деления на чемпиона и претендента, наши шансы были 50 на 50. К тому же бой проходил на нейтральной территории – в Панаме. Хотя здесь преимущество было у Нуньеса, поскольку он готовился в схожих климатических условиях при жаркой погоде и высокой влажности. Я же тренировался в горах Калифорнии, где климат более сухой. Не стоит сбрасывать со счетов и то, что до боя со мной Нуньес из 23 поединков выиграл 21, причем 19 – нокаутом. Это показатель того, что он – парень с ударом. К тому же и перчатки мы выбрали жесткие, “бьющие”. Не все соглашаются работать в них, используя, как правило, более мягкие варианты.

Германию сменил на Калифорнию

– Подготовка к бою с Нуньесом, учитывая, что он был титульным, чем-то отличалась от предыдущих?

– Моя подготовка вообще сильно изменилась, но не из-за того, что я дрался за чемпионский пояс. С января я тренируюсь и провожу спарринги не в Германии, а в Калифорнии. Можно сказать, в Штатах у меня начался новый этап карьеры. Здесь другие методы подготовки. То, что мне предложили в США, существенно отличается от того, что было раньше. Все-таки в профессиональном боксе американцы на несколько шагов впереди европейцев.

– В Панаме в вашей команде был замечен экс-чемпион мира в первом тяжелом весе по версии IBF казахстанец Василий Жиров…

– У Василия был продолжительный простой, и сейчас он хочет вернуться в бокс. Жиров внес свою лепту в подготовку, поддерживая меня морально. Когда рядом находится земляк, начинаешь чувствовать себя спокойнее и увереннее.

– А каковы функции известного промоутера Ивайло Готцева, который тоже был рядом с вами в Панаме?

– Ивайло давно в этом бизнесе, знает очень многих. При принятии каких-то решений мы советуемся с ним. Он консультирует нас, делится своим мнением, которое основывается на его видении американского рынка профессионального бокса.

Первый вариант был связан с Казахстаном

– Была ли возможность провести этот бой в Казахстане?

– Да, была, потому что право выбора места боя принадлежало нам. Мы хотели провести поединок

6 июля в Астане, в День города. Но контракт на бой с Нуньесом мы подписали в начале июня, а, значит, драться предстояло уже через месяц. У соперника был шанс продлить этот срок, и он им воспользовался. Пришлось планировать бой в Америке. В то же время его перенос на другой континент позволил избежать упреков в том, что первый же титульный поединок мы забрали к себе, в Казахстан. Нуньес имеет авторитет в Латинской Америке, этот бой был интересен для американского телевидения. В этом плане неплохо, что поединок за вакантный пояс прошел на нейтральной территории. Конечно, каждый боксер хочет провести бой на родине, и я надеюсь, что защиту титула смогу организовать в Казахстане.

– С чем связаны неоднократные переносы боя по срокам и месту проведения?

– После того как отпал вариант с Астаной, мы решили провести бой 31 июля. Но боксер, выступавший в главном поединке того вечера, заболел, и все бои отменили. Тогда нашу схватку с Нуньесом поставили на 7 августа, но кому-то из команды колумбийца не успевали к этому дню оформить мексиканскую визу. Поступило предложение встретиться 14 августа в Панаме. Этот вариант устроил всех. К тому же штаб-квартира WBA находится в Панаме, там нам предложили драться в солидном зале Роберто Дюрана (знаменитый панамский боксер, многократный чемпион мира среди профессионалов. – Прим. автора) на

15 тысяч зрителей.

Штурма не дождаться?

– Почему титул, который вы разыгрывали с Нуньесом, оказался вакантным?

– Чемпионом мира в среднем весе по версии WBA (Всемирная боксерская ассоциация) был немец Феликс Штурм. Я в свою очередь на протяжении года считался обязательным претендентом на бой с ним. Однако промоутерская компания Universum Box-Promotion, обязательства перед которой были у нас обоих, не хотела нашего боя и всячески его отклоняла. Моя команда надавила на WBA, чтобы та установила крайний срок нашей встречи со Штурмом. Но, когда он истек, Феликс отказался от боя. Титул был объявлен вакантным, и нам дали право самим выбрать соперника. Вторым номером рейтинга WBA на тот момент был австралиец Энтони Мандайн. Но его команда отказалась, заявив, что не нуждается в чемпионском бое. Мы стали предлагать бой каждому боксеру по рейтингу сверху вниз. Согласился только Нуньес, занимавший позицию в пределах десятого места.

– А что стало со Штурмом?

– В отношении его WBA приняла странное решение. В профессиональном боксе есть такое понятие, как суперчемпион. Этот титул получает боксер, который раз 15 защитил свой титул. Однако Штурм получил его и без такого количества побед. Профессиональный бокс – это большой бизнес, и Феликс, думаю, просто договорился с WBA об этом титуле для себя. Поднялась шумиха: три другие ведущие федерации – WBO, WBC и IBF – выразили свое недовольство решением WBA. Там считают, что у каждой версии должен быть только один чемпион. WBA не может объявить меня полноценным чемпионом мира, поскольку есть суперчемпион Штурм. По идее между нами надо провести бой, чтобы победитель стал единственным чемпионом мира. Но мне кажется, что немца будет очень трудно уговорить. К тому же у него бой (завтра в Кёльне Штурм встретится с Джованни Лоренцо из Доминиканской Республики. – Прим. автора), который еще надо выиграть. У WBA практически в каждом весе есть суперчемпионы. Я, в свою очередь, сторонник того, чтобы завоевать титулы по всем четырем престижным версиям.

“Родину не меняют!”

– Кому принадлежат чемпионские пояса в среднем весе по другим версиям?

– Чемпионом мира WBC является аргентинец Серхио Мартинес. Не назову его звездным боксером. Да, он победил Келли Павлика (по очкам в титульном бое в апреле этого года. – Прим. автора). Но тот бой скорее Павлик проиграл, чем Мартинес выиграл. У Келли были большие проблемы с весом, он очень тяжело укладывался в лимит этой категории… Чемпион мира по версии IBF немец Себастьян Сильвестр придерживается осторожной тактики, не дерется с сильными соперниками – только с боксерами второго-третьего эшелонов. Наконец, чемпиона мира по версии WBO россиянина Дмитрия Пирога я знаю лично, вместе тренировались. Хороший парень и сейчас на коне. Но он дрался за пояс не с чемпионом, поскольку титул был вакантным. Причем произошло это самым странным образом: WBO просто отняла титул у чемпиона мира Мартинеса. И этот пояс оспаривали Пирог с американцем Дэниэлом Джейкобсом, хотя по рейтингу WBO выше всех стоял я.

– Знаю, что после Олимпиады-2004 в Афинах, где вы завоевали серебро, вам предлагали сменить гражданство и выступать за другую страну…

– В то время в казахстанском боксе был сложный период, и мне действительно поступали предложения выступать за другие страны. Но для меня такой вариант был неприемлемым. Возможно, выступай я за другую страну, мог бы выиграть и следующую Олимпиаду, и чемпионат мира. Тем более что в моем весе серьезных конкурентов у меня тогда не было. Но я считал бы себя предателем, если бы отказался от гражданства страны, где родился и живут мои родственники. Поэтому принял решение перейти в профессионалы и продолжать выступать за Казахстан. Этот поступок, на мой взгляд, был самым честным по отношению к себе самому и к своей родине.

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...