Опубликовано: 4742

Жизнь за решеткой

Жизнь за решеткой

Заречный поселок – пригород Петропавловска. ЕС 164/3, именуемое “тройкой”, – жутковатое место, как и все тюрьмы. Высокий бетонный забор, колючая проволока, смотровые вышки. Три железные двери остались позади, и вот мы уже идем с сопровождающим по территории.Хулиганы, дебоширы, грабители

Пустынно и тихо. В центре двора фонтан – земной шар на трех дельфинах. Его сделал мастеровитый сиделец Евгений Блохин. С его работами я ознакомилась на выставке-конкурсе “Умiт” в музее изобразительных искусств. Нарды, шахматы, декоративные изделия… А изящный сундучок тюремного таланта даже был отмечен специальным призом. Когда же рассматривала полотна другого обитателя “тройки” – Александра Скакунова, поразилась – от его пейзажей и натюрмортов веет таким домашним уютом…

Начальник воспитательного отдела Тулеген Жакаев курирует все восемь отрядов сидельцев (в колонии отбывают наказание около семисот осужденных). По его словам, когда заключенный попадает в “тройку”, он две недели находится в карантинном отряде, привыкает к новым порядкам, проходит медицинский осмотр, психологическое тестирование и отправляется в свой отряд:

– Большинство отбывает сроки в первый раз. Это хулиганы, дебоширы, грабители, нечаянные убийцы. Все стремятся к условно-досрочному освобождению или желают по положительным характеристикам перебраться в колонию-поселение, где режим мягче и разрешается даже выезжать в город на работу.

Тюремные возможности

В колонии есть вечерняя школа. Сейчас в ней учатся около 150 сидельцев. Занимаются с ними 11 учителей. Отличников нет. Зато есть твердые хорошисты. В учебном курсе – все образовательные дисциплины, кроме уроков музыки, рисования, иностранных языков, черчения и физкультуры. Впрочем, поддержать хорошую физическую форму заключенные могут на баскетбольных и волейбольных площадках. В учреждении проводятся спартакиады по нескольким видам спорта.

Осужденные так включаются в этот процесс, так увлеченно готовятся к соревнованиям, так дружно болеют за свою команду, – говорит Тулеген Жакаев.

Еще здесь работает профессиональный лицей. 75 человек получают востребованные на воле специальности плотника, сварщика, каменщика. Срок обучения – 10 месяцев.

Те, кто учится в школе или лицее,  не работают. Другие зарабатывают деньги, чтобы отработать свои исковые задолженности, в котельной, хлебопекарне, швейном и деревообрабатывающем цехах, в хозяйственной части и в кухонной обслуге. А с недавних пор в колонии выращивают зелень и овощи. Кроме того, планируют организовать производство шлакоблоков, открыть пилорамный цех, заниматься изготовлением сувенирных изделий, национальных предметов быта.

Распорядок дня осужденных: подъем в шесть утра, завтрак, потом учеба или работа, обед. Свободное время до 15 часов, затем снова работа или лекции воспитательного характера, индивидуальные беседы с психологами. Их в учреждении четверо.

 Былое и думы

Кормят в колонии, как выразился Тулеген Жакаев, на убой. Два блюда на выбор – на завтрак, два – на обед. Хочешь, ешь борщ и гречку с мясом, не нравится – возьми гороховый суп и картошку с гуляшом. Также предусмотрены сливочное масло, яблоки, лимоны, натуральный сок. На праздники делают баурсаки и плов.

В колонии есть секция организации досуга, ею заведует местный активист и спортсмен Борис Лябухин. Идет подготовка к КВН. В колонию Борис попал за вымогательство. Парню 26 лет. Его прозвали местным Стасом Михайловым. Поет – заслушаешься. Жалеет, что жил на воле бесцельно. Бросил университет, потом два колледжа, забросил спорт. А был пловцом, имел первый разряд…

 Мастер на все руки, Евгений Блохин на воле ничем творческим не увлекался. А тут таланты открылись. На воле его ждут сестры, еще он хочет повидать дочку. Признается, что, когда жена ушла, он сорвался: бросил работу, запил, похулиганил – взял телефон соседа, который принес столько проблем. “Глупо вышло”, – заключил парень.

 54-летнему Александру Скакунову осталось сидеть два года, в колонии он почти пять лет. На воле строил печи, ремонтировал мебель, делал камины. В колонии сел за мольберт и взял в руки кисть. На воле Александра Ивановича ждет жена:

Болеет она. Я переживаю. А дети – сын и дочь – уже взрослые. Трое внуков у меня есть – двое мальчиков и девочка.

Говоря о том, как оказался здесь, опускает взгляд: “От тюрьмы и от сумы не зарекайся. Пожар был. Выносили вещи, все выкидывали, задели мебелью человека, и меня крайним сделали… Ну ничего, недолго сидеть осталось…

P. S. Когда за мной закрылись железные засовы, сразу подумалось: каким бы в колонии обедом ни кормили, какую бы работу ни предлагали – все равно тюрьма есть тюрьма. Я увидела одну сторону медали, другую мне никто не покажет. О ней знают лишь те, кто с законом не дружит…

Петропавловск



Загрузка...