Опубликовано: 1311

Жизнь с чистого листа

Жизнь с чистого листа

С чистого листа начинают свою жизнь аулы Кокжыра и Жантикей, разрушенные паводком в Восточном Казахстане. Оба села переезжают на безопасное место.

Два месяца назад о трагедии Тарбагатайского района узнала вся страна. Небывалый паводок подтопил несколько сельских округов. Два аула – Кокжыра и Жантикей – практически целиком ушли под воду. К счастью, обошлось без жертв. Как сегодня живут попавшие в беду тарбагатайцы?

ПАВОДОК ПОЙМАЛ АУЛ

Дорога в район кое-где до сих пор в сугробах. По обочинам – талые реки. Земля так промерзла за зиму, что до сих пор не впитывает воду. Деревья голые, трава только пробивается. На границе Тарбагатайского района возле трассы “плавает” придорожное кафе. Флигель, в котором жили его хозяева, подтоплен. Молодая пара вместе со своими малышами уже почти месяц ночует рядом с кухней.

Первым на нашем пути лежит аул Жантикей. Дома – покосившиеся, многие без окон. Возле одного работают несколько мужчин, снимают облицовку, разбирают подмытую кладку.

– Вот родственники собрались на помощь, – рассказывает Жанарбек БАЙСЕНГИРОВ, – разбираем дом. Потом из этого материала поставим сарай, летнюю кухню – уже на новом месте, в двух километрах отсюда.

Вообще наводнения в Тарбагатае – редкое явление, обычно здесь не бывает большого снега. В памяти старожилов только два случая, когда вода заходила в село, – в 1956 году и 1984-м.

Но этой весной паводок ударил даже дважды. 19 марта талые воды прорвали верхнюю дамбу на участке Орталас. Только вода ушла и насыпь укрепили, ровно через месяц, 19 апреля, прорвало нижнюю дамбу – на участке Богембай.

– Паводок будто поймал аул, – говорят селяне. – Вторая волна была втрое сильней. Вода высотой около метра стояла три дня!

Сейчас жантикейцы живут в палатках. Под старые крыши даже заглядывать страшно – в любой момент могут рухнуть. Люди ждут, когда им начнут раздавать обещанный скот, собственное хозяйство почти все погибло во время паводка – это 4,5 тысячи овец, сотни коров. Животные, которых оставили в подтопленных сараях, просто вмерзли в лед во время резкого похолодания.

У Мухтара АТЫБАЕВА от стада в 200 голов осталось 20. Теперь фермер надеется, что власть сдержит обещание и выдаст кредит натурой – скотом.

Новый поселок должен быть сдан к октябрю. Мы осматриваем место будущего нового Жантикея – голая степь, ряд палаток. Работают 30 приезжих строителей и около 20 местных жителей. Над ямами, выкопанными под фундаменты, ветер клубит пыль. Природа будто гадает: оживет ли аул после удара стихии?

ОЖИВЕТ ЛИ СТЕПЬ?

Соседняя Кокжыра встречает нас шумом техники. Здесь уже вовсю идет строительство. Работают 400 человек. 150 из них – местные, кокжыринцы. На новое место переезжает нижняя половина аула, затопленная в марте речкой Базар. До октября тут должны поставить больше 200 домов.

Мы заглядываем в палатку с надписью “Штаб”, знакомимся с акимом сельского округа Бахытжаном КЕМЕРБАЕВЫМ.

– Мы людям сказали: зарплату получат только те, кто будет работать наравне с приезжими строителями, – говорит аким. – А как некоторые рассчитывали – поработали немного и ушли, так не пойдет. И с “гуманитаркой” сразу решили так: ни я, ни другие акимы этим не занимаются. Люди сами выбрали среди населения онбасы (десятников) и жусбасы (сотников). Они отвечают за распределение помощи, организацию работ, сами следят за порядком, за ходом строительных работ.

– Вот здесь пройдут улицы, – показывают строители пунктир котлованов. – Примерно по десять домов в ряду. Дальше – школа, акимат, детсад. Приезжайте через месяц – уже увидите первые дома.

Честно говоря, верится с трудом. Пока вокруг только голая степь...

Галина Вологодская, Виктор ВОЛОГОДСКий (фото), Усть-Каменогорск – Тарбагатайский район

Загрузка...