Опубликовано: 1055

Жизнь на льду

Жизнь на льду

Семейные дуэты в мировом хоккее – явление не редкое. Однако нечасто двум братьям удается играть несколько лет в одной команде. И уж крайне редко – в одном звене. Устькаменогорцы Александр и Евгений Корешковы выходили вместе на лед 14 сезонов подряд.

Предсезонка – это не сахар!

Дуэт распался в 2006 году, когда Евгений уехал в Швейцарию, а затем завершил игровую карьеру. Зато Александр играет до сих пор: в 40 лет он – капитан сборной Казахстана и ведущий форвард выступающего в Континентальной хоккейной лиге (КХЛ) “Барыса” из Астаны. Сейчас столичная команда готовится к своему второму сезону в КХЛ. Какая же по счету эта предсезонка для Александра Корешкова, легко сбиться со счета.

– Каждые предсезонные сборы тяжелы по-своему, – говорит Александр Корешков. – Во время отпуска охота отдохнуть, куда-то съездить, побыть с семьей. Все это время практически ничем не занимаешься. Поэтому, когда начинаются первые сборы, всегда тяжеловато втягиваться. Но это у всех так.

– Стоило ради этого еще на год оставаться в хоккее?

– Появился новый стимул – наша сборная попала в группу сильнейших на чемпионате мира. Прошлой весной перед чемпионатом мира в первом дивизионе я решил, что если займем первое место и в моих дальнейших услугах будет заинтересован тренерский штаб сборной и “Барыса”, то я останусь. Задачу мы выполнили. Хочется еще раз – наверное, уже в последний – сыграть на чемпионате мира, почувствовать его атмосферу. Задача для сборной, скорее всего, – остаться еще на год среди сильнейших команд.

– Вы еще играете, а ваш брат Евгений, который моложе на два года, уже тренирует…

– Он с прошлого сезона работает в Магнитогорске, входил в тренерский штаб “Металлурга” вместе с нынешним наставником “Барыса” Андреем Шаяновым. В этом году Евгений возглавил молодежный клуб “Металлурга” “Стальные лисы”, который будет выступать в молодежной хоккейной лиге (МХЛ).

Понимали с полувзгляда

– Брат к себе в Магнитогорск не зовет?

– В данный момент он практически один в команде, без помощников. Так что ассистент ему нужен. С другой стороны, хоккейное руководство в “Металлурге” очень требовательно относится к результатам команды, ему нужны только победы.

– Представляете себя в роли тренера?

– Если выбирать, чем заниматься после завершения игровой карьеры, то лучший вариант, конечно, – работать тренером. Практически всю жизнь провел на льду. Вот только считаю, что не стоит идти работать детским тренером. Я привык находиться в команде мастеров, работать с взрослыми людьми. Если никаких предложений не поступит, то придется заниматься чем-то другим.

– Вы столько сезонов провели в одном звене с Евгением. Взаимопонимание возникало уже, наверное, чуть ли не на подсознательном уровне?

– Да, мы очень долго играли вместе. В Магнитогорске у нас был уже сложившийся костяк: мы с братом и защитник Андрей Соколов (тоже из Казахстана. – Прим. авт.), который сохранялся на протяжении восьми-девяти лет. Для полной пятерки к нам вставали еще один защитник и крайний нападающий. Друг друга мы понимали с полувзгляда. Достаточно было переглянуться, и пас шел чуть ли не с закрытыми глазами.

Хоккейная династия

– С самым старшим из братьев – Игорем – поиграть не успели?

– Был один момент, когда мы оказались в магнитогорском “Металлурге”. Нас поставили в одну тройку, но вместе сыграли всего один матч. Причина в том, что Игорь и Евгений – оба центральные нападающие. А в то время в команде конкуренция на каждую позицию была очень высока. Игорь считался в “Металлурге” только пятым или шестым центрфорвардом. Поэтому при первой же возможности сменил клуб, чтобы иметь игровую практику.

– Четвертый Корешков – Дмитрий – тоже играл в хоккей…

– Его история похожа на истории многих хоккеистов, которые в армейские годы служили в обычных воинских частях. Не всем удавалось отслужить армию в спортивных командах. Кто-то уезжал в Хабаровск, Екатеринбург, Новосибирск или Москву, а кого-то забирали в обычную часть. После такой службы возвращаться в хоккей тяжеловато. Тем не менее некоторые ребята пробовали. Тот же Дмитрий, когда вернулся, пытался возобновить тренировки, но время было упущено. Способности у него были, но двухлетний армейский перерыв сказался.

– Династия Корешковых на этом не заканчивается. Каковы перспективы в хоккее у Ростислава Игоревича?

– Насколько знаю, сейчас он находится на просмотре в тюменском “Газовике”. Еще с ним не созванивался, поэтому не знаю, как там у него складывается. Если проявит себя, то будет играть. В “Газовике” подбирается неплохой состав, ставятся серьезные задачи, чуть ли не в КХЛ собираются на следующий год.

В Магнитогорске заправляла усть-каменогорская “мафия”

– Знаете какую-нибудь другую страну, которая играла бы на Олимпиаде, не имея собственного национального чемпионата?

– В 1998 году в Нагано мы действительно были единственными, где не проводился свой чемпионат. Тут есть еще одна особенность. Только в Казахстане национальный чемпионат проводился после чемпионата мира. Это было связано с тем, что казахстанские команды были задействованы в различных российских лигах, где серии плей-офф заканчивались поздно. Поэтому расписание чемпионата Казахстана приходилось подстраивать под российский календарь.

– Олимпиаду 1998 года, на которой сборная Казахстана – дебютант подобных турниров – дошла до четвертьфинала, вспоминаете часто?

– Нет. Прошло уже целое десятилетие, многое подзабылось. Есть более свежие моменты: мы же в 2006 году выступали на Олимпиаде в Турине. Больше вспоминаются недавние события, тот же выход в группу сильнейших на чемпионате мира-2008 после победы в Литве. Считаю это одним из главных достижений нашей сборной.

– Магнитогорский “Металлург”, с которым вы становились сильнейшими не только в России, но и в Европе, – команда-мечта? Подобной ей больше не будет?

– Тот “Металлург” состоял из игроков Усть-Каменогорска и Челябинска, которые делились примерно поровну. А две эти школы считались чуть ли не сильнейшими в Союзе. Стиль, который они проповедовали, был атакующим, комбинационным, а не “бей-беги”. Мы получали удовольствие от игры в той команде.

Проще было пригласить обоих

– Тогда в одной тройке с вами играл казахстанский нападающий Константин Шафранов…

– Мы вместе начинали. Года через два он уехал покорять Америку. Потом вернулся, снова уехал. Сейчас, насколько я знаю, он продолжает играть за океаном, подписал контракт еще на один год (в минувшем сезоне в Интернациональной хоккейной лиге 40-летний Шафранов в 60 матчах забросил 28 шайб и набрал 63 очка по системе “гол+пас”. – Прим. авт.).

– А у вас были предложения из-за океана?

– Нет. Да мы с братом туда и не стремились. Чтобы ехать за океан, надо иметь богатырское здоровье. Хоккей там силовой, атлетичный. Это только в последнее время там немного изменили правила так, что теперь действительно можно в хоккей играть. А раньше там не хоккей был, а рубиловка. Поступали предложения из Швейцарии, но условия в Магнитогорске были лучше тех, что нам предлагали за рубежом.

– Говорят, что главным условием перехода в команду одного из братьев было обязательное подписание контракта с другим…

– Как правило, звали нас обоих. Все же видели, что проще пригласить нас двоих. Если есть одна связка, то это практически готовая тройка. Оставалось только подобрать человека, который мог бы держать шайбу при атаке в чужой зоне, понимал бы, в какой хоккей мы играем. Были разные варианты. А вот когда мы играли в “Торпедо” (Усть-Каменогорск), Евгений решил поехать в Швейцарию. Там нужен был только один нападающий. Он поехал, а я оказался лишним.

Ничего не было: ни формы, ни условий…

– Сейчас в “Барыс” пришел еще один ветеран – защитник Владимир Антипин из “Амура”. С ним в одной команде сколько сезонов отыграли?

– Точно сказать не могу. Он и в Магнитогорске был, потом мы вместе один год отыграли в новосибирской “Сибири”. Как раз в тот год у нас кавардак получился, ходили из клуба в клуб, за сезон поменяли три команды. В челябинском “Мечеле” вместе выступали. Чаще же всего встречались в сборной Казахстана.

– С современной молодежью общий язык находите?

– В отношениях с молодыми все нормально, мы ведь сами такими были. Просто сейчас немного изменилось отношение и к хоккею, и к хоккеистам. Условия в командах стали совсем другие. Когда мы начинали, у нас вообще ничего не было: ни формы, ни условий, ни финансов. Сейчас молодые люди приходят в команду и сразу получают бешеные деньги. Не знаю, хорошо это или плохо. Одних большие деньги расхолаживают, они больше не стремятся совершенствоваться. Кого-то же, наоборот, деньги стимулируют.

– Для вас какой год получился самым прибыльным в финансовом плане?

– (После паузы.) Тяжело вспомнить. Наверное, в “Металлурге” в сезоне-2001/2002.

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...