Опубликовано: 1449

Жить благодаря. Жить вопреки...

Жить благодаря. Жить вопреки...

“Скоро мышцы атрофируются, и боль пройдет. Потерпите…”. Только такую надежду дали врачи молодой матери троих детей после долгих поисков причины ее болезни. А еще сказали, что жить осталось несколько месяцев. С тех пор прошли годы, и женщина в четвертый раз стала мамой.

– В больницу я обратилась, когда боли уже стали невыносимыми. Все думала, пройдет, некогда, надо за детьми смотреть, работала, семью кормила… Диагноз ставили восемь месяцев, и потом приговор: “красная волчанка” III степени с разрушением всех органов. Болезнь, как мне сказали, невыясненной этиологии, лечению не подлежит. Я слышала разговоры врачей за спиной, когда один говорил, что, может, ей то-то попробовать, другой тут же махал рукой: мол, да зачем уже, бессмысленно все…Отпустили домой. Умирать, – рассказывает Марина ЛЯШЕВА.

Женщина хотела счастья

Прогнозы докторов молодая женщина, тогда ей было немногим за 30, перечеркнула своим желанием жить. Жить и быть счастливой! А счастье ее было только в детях.

Семья была, и было все вроде как у всех: муж, работа, дети, достаток, домашние хлопоты. Так выглядело со стороны. Только Марина знала, что всю семью она тянет на своих плечах, благо зарабатывала хорошо. Все потому, что не боялась труда и даже в голодные девяностые работала поваром вахтовым методом на Севере, куда решались ездить за длинным рублем немногие.

Но семейная лодка, которая и так еле держалась на плаву, все же отправилась ко дну, две дочери остались исключительно на материнских плечах.

Жили – не тужили. Но счастья женского, заботы и внимания, которого так и не довелось испытать, все же хотелось. Дочки подросли, и Марине судьба подарила встречу, которую она посчитала своим женским счастьем.

– Хотела семью, настоящую, дружную. Не представляла себе семью без совместных детей. Родилась Даша…

Но сказка закончилась быстро. Благоверный выбрал “горькую” вместо заботливой жены и крохотной дочурки. Скандалы и рукоприкладство Марина терпеть не стала.

Не умерла, а родила

– Было очень больно. Душа страдала. Трое детей на мне, а с работой стало совсем плохо. Я очень переживала, терзала сердце. В этот момент и стала чувствовать себя все хуже и хуже. Но терпела до последнего.

Только сама Марина знает, что творилось в ее душе в тот момент, но по какому-то провидению случилось так, что именно тогда, когда она получила медицинский приговор, вдруг, как яркое пятно, луч солнца, в ее тьму ворвалась надежда, что отец Даши одумался и все еще наладится.

Иллюзии развеялись в одночасье. Но Марина, будучи смертельно больной, которой, по подсчетам медиков, осталось жить несколько недель – максимум месяцев, забеременела. И родила сына!

– Егорка спас мою жизнь. Благодаря ему я живу уже пять лет! – говорит мама, прижимая к сердцу сыночка.

Душе больнее

Перечитывая врачебные заключения Марины, не остается сомнений: женщина держится только на стремлении жить.

Болезнь коварно и безжалостно пожирает организм – клеточку за клеточкой. Сильнейшие обезболивающие средства уже не заглушают муки разрушающейся печени, почек и неприжившегося искусственного сустава. Марина говорит, что врачи сделали все, что могли, но организм принял только один имплантат, второй отторгает, и ткани просто разлагаются.

Сильнее нестерпимой физической боли – только душевные страдания.

– Домишко, где мы жили с мамой, покосился от старости. Акимат мне, как многодетной матери, дал вот эту комнату. 12 квадратов на пятерых. Я сплю с Егором. Терплю приступы боли из последних сил, чтобы не разбудить его. Не всегда удается…

Платно, потому что не рак

Финансы семьи Ляшевых – отдельная боль и настоящий риторический вопрос: как вообще можно прожить на такие деньги?

Пенсия Марины по инвалидности II группы немногим больше 20 тысяч тенге. Плюс пара тысяч – доплата на лекарства. Еще недавно было пособие многодетной матери – 6 300 тенге, но его сняли, так как старшая дочь Александра окончила колледж.

– Только одно лекарство мне отпускают бесплатно. Остальные надо покупать, потому что у меня не рак. Цена каждого препарата по нескольку тысяч тенге.

Вопрос, на что же вы их покупаете, остался без ответа. Марина опустила глаза, и стало ясно – не покупает.

– Была надежда на гемодиализ почки, но, когда пошла обследоваться, чтобы получить процедуру бесплатно, мне сделали УЗИ и сказали, что не подпадаю под бесплатную услугу. Поплакала и ушла. Платно – 120 тысяч.

О таких затратах мать даже не помышляет. Сейчас она ломает голову, как выкроить деньги на гамаши для младшей дочурки.

– Хорошо, хоть средняя дочка одета на осень и зиму. Это младшей на президентской елке подарили, но все велико, сестре пока досталось.

– Как вы выживаете на пенсию?

– Церковь крупами, маслом помогает. Чужие люди что-то приносят. Бывает, что, кроме хлеба, соли и лука, ничего нет.

И слезы, и смех

Разговаривая с Мариной за чаем с сырниками из подаренного соседями творога в кругу всей ее семьи, невольно поймала себя на мысли: как тепло и радушно в этом уголке, где живет столько горя. Но нет, радости здесь больше!

– Сегодня с мамой поссорились с утра. Я спешу, надо скорее делать ей укол, а она тянется на костылях чаем меня напоить. Чай разлили, шприц упал. Но потом и посмеялись над этим. Мама у нас очень добрая. С такой мамой и близкие подруги не нужны. Говорим обо всем откровенно. Всегда поймет и посоветует, – говорит Александра.

– Какая у тебя мама? – спрашиваю у Егорки. Мальчуган застеснялся и молча вцепился в мамочку, не отлипал от нее до самого нашего прощания.

Собачонка Холли и та не отходит от хозяйки. Марина на костылях ходит с ней гулять. Только – по ночам. Говорит, днем не хочет ловить взгляды, которые душу режут.

А недавно в комнатушке Ляшевых появился и седьмой жилец – котенок.

 – Все уместимся. Каши на всех хватит, – радушно уверяет хозяйка.

 – Что дает силы жить?

– Я живу ради квартиры. Добиваюсь государственного жилья по очереди. Если я не успею, дети останутся на улице.

Тут хрупкая с виду, но очень сильная внутри Марина впервые смахнула с глаз слезу. Дочки бросились ее обнимать и запрещали думать о плохом…

Чужие ближе своих

– Однажды о нас написали в газете, и мы дали свои координаты для помощи. Звонили очень много людей, которые корили меня за то, что я родила четверых детей. Так и говорили: мол, контрацепцией пользоваться надо. Я ведь, когда рожала, не собиралась умирать. Теперь ни у кого ничего не прошу. И не сужу никого. Даже родственников, которые отвернулись, испугавшись, что я заразная.

Вместо родных и друзей с недавних пор в жизни семьи Ляшевых появились прокуроры. Прочитав ту статью, которая вызвала гнев у некоторых, коллектив Северо-Казахстанской областной прокуратуры решил просто по-человечески взять покровительство над Мариной и ее бедами. Благотворительностью прокуроры не хвалятся, говорят скромно, но емко: “Мы рядом”.

Марина рассказывает: помогли определиться с работой Саше, подарили новую кровать, привозят подарки, лекарства.

– Теперь у нас есть надежное плечо. И эта человеческая поддержка дает мне уверенность, что завтрашний день будет. У моих детей все будет хорошо!

Вот она – настоящая сила. Сила преодоления боли и бед. Сила доброты и человечности. Жаль, что это такой редкий дар.

Вместо послесловия

Марина помощи не просит. Давить на жалость – это не про нее. Но в ее ситуации поддержка очень нужна. Искренне желающих помочь многодетной маме прошу связаться с корпунктом “КАРАВАНА” в СКО. Желающих поучить жизни – прошу не беспокоить. Не тот здесь случай.

Петропавловск

Загрузка...