Опубликовано: 4806

Жертвы космодрома Байконур. О чем молчали архивы

Жертвы космодрома Байконур. О чем молчали архивы

Секретность космодрома Байконур всегда вызывала массу домыслов. Автор этих строк жил в Ленинске, а потом еще почти 8 лет, когда город сменил название на Байконыр. Также представлю журналиста с большим “космическим” стажем Олега АХМЕТОВА и сотрудника Центра эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры Олега УРУСОВА. Опираясь на их исследования, мы расскажем читателям “Каравана” о малоизвестных фактах из истории

космодрома.

Зарождение космодрома

Официально днем рождения космической гавани считается 2 июня 1955 года. Меж тем ее история началась на полгода раньше – морозным вечером 12 января 1955-го, когда на железнодорожном разъезде Тюра-Там высадился первый взвод военных строителей, прибывших из соседнего города Аральска.

Как рассказал “Каравану” Олег Ахметов, первых строителей приютили в своих домах жители разъезда Тюра-Там. Надо сказать, рассматривалось несколько вариантов строительства космодрома, в том числе в Красноярском крае и на Северном Кавказе. Учитывались наличие большой незаселенной территории, близость к экватору и крупным водной и железнодорожной магистралям, солнечные погодные условия. В итоге выбор пал на район разъезда Тюра-Там в Кызылординской области. В июне 1955-го началось строительство объекта № 135 – стартового комплекса, впоследствии известного всему миру, как Гагаринский старт.

Много было слухов, что космодром строили заключенные. Это абсолютная ерунда. Секретное строительство доверили только военным. Кстати, стройка века обошлась стране недорого – военные строители работали исключительно за идею. Зато восстановление Гагаринского старта после взрыва ракеты в сентябре 1983-го влетело в копеечку. Восстанавливали 8 месяцев, трудились в три смены. Почти каждый строитель в месяц получал от полутора до двух тысяч полновесных тогда рублей. Для сравнения: “Жигули” шестой модели стоили пять с половиной тысяч.

Вместе с первым стартом строился жилой городок – 5 мая 1955 года заложили камень первого здания будущего административного центра космодрома. Сегодня этот камень находится в нескольких сотнях метров от места, где был заложен, – он мешал прокладке дороги. Все первые дома были деревянные. До сих пор район, с которого начинался поселок, называют деревянным городком. Чтобы скрыть местонахождение будущего космодрома, его из-за соображений секретности назвали так же, как и поселок в Джезказганской области, – Байконур. Так это название и закрепилось за космодромом. А вот административный центр переименовывали неоднократно: Москва-400, Ташкент-90, Кзылорда-50, поселок Заря, поселок Ленинский, город Ленинск. И наконец – Байконур.

Слава начиналась с аварий ракет

За фантастически короткий срок построили стартовый комплекс и монтажно-испытательный корпус для сборки и испытаний ракеты Р-7 конструкции Сергея Королева. Уже 15 мая 1957 года осуществили ее первый запуск. До сих пор модернизированная королевская “семерка”, известная, как ракетоноситель “Союз-У”, выводит в космос пилотируемые корабли и грузовые “Прогрессы”. Но первый старт Р-7 завершился аварией на 109-й секунде полета. Второй и третий запуски также были неудачными. 9 июня запуск не состоялся вообще: трехкратные попытки запустить двигатели не увенчались успехом из-за заводского дефекта. 12 июля ракета снова взорвалась. Четвертый запуск ракеты Р-7 состоялся 21 августа 1957 года в 18.15. На этот раз ракетоноситель отработал устойчиво, строго по графику произошло отделение головной части ракеты. Но сама головная часть, войдя в атмосферу в запланированном районе падения, разрушилась от тепловых и механических перегрузок. Лишь через неделю, когда обнаружили фрагменты головной части, была обнародована информация об успешном запуске…

А накануне старта первого человека в космос 9 апреля 1961 года Сергей Королев решил показать будущим космонавтам, как стартует боевая ракета Р-9А. Но она взорвалась при запуске. Королев поспешил успокоить Гагарина, что Р-7, на которой он полетит, гораздо надежнее.

Самая крупная авария в истории ракетно-космической техники произошла на Байконуре 24 октября 1960 года. На уже заправленной ракете Р-16 конструкции академика Михаила Янгеля неожиданно сработал дренажный клапан запуска второй ступени. Ракета взорвалась на старте. Загорелось более 200 тонн ракетного топлива. В огне погибли 79 испытателей и маршал Митрофан Неделин, находившийся неподалеку от ракеты. Конструктор Янгель остался жив благодаря случайности – он отошел за бункер покурить. Остался жив и специалист загорского НИИ “Химмаш”, работавший на ракете на высоте более 10 метров. Услышав щелчок дренажного клапана, он понял, что произойдет. Крикнув: “Спасайтесь! Сейчас рванет!” – спрыгнул с огромной высоты и побежал от старта против ветра. В СССР скрыли факт столь ужасной трагедии. Как и то, что маршал Неделин погиб в авиакатастрофе. Вообще день 24 октября стал роковым для космодрома – ровно через три года из-за пожара в ракетной шахте погибли люди. После этого 24 октября не проводятся никакие пусковые или испытательные работы – это до сих пор день траура.

Трагические полеты

Случились и две трагедии в пилотируемой космонавтике СССР. В 1962-м был готов к запуску совершенно новый корабль “Союз”. Но летать он начал только в конце 1966-го. Три первых запуска “Союза” тоже были неудачными. 28 ноября 1966 года беспилотный корабль разрушился при возвращении с орбиты, 14 декабря взорвался на старте из-за неожиданно сработавшей системы аварийного спасения, почти полностью разворотив стартовый комплекс 31-й площадки – “близнеца” Гагаринского старта. Планировали, что третий беспилотный “Союз”, выведенный на орбиту 7 февраля 1967 года, пробудет там более недели, но из-за неполадок летал всего двое суток. А при посадке попал на лед Аральского моря и затонул. В апреле того же года с интервалом в сутки должны были стартовать два “Союза”, произвести стыковку на орбите и переход космонавтов из одного корабля в другой. Командиром основного экипажа стал Владимир Комаров. Не многие знают, что его дублером был Юрий Гагарин. “Союз-1” стартовал 23 апреля 1967 года. Сразу после выхода на орбиту начались проблемы: не раскрылась левая солнечная батарея, не сработали двигатели ориентации. Стало ясно, что необходимо возвращаться. Но при посадке не раскрылся тормозной парашют. Комаров погиб при ударе “Союза” о землю. При этом еще взорвались двигатели мягкой посадки.

Во второй раз космонавты погибли тоже при посадке. Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев стартовали 6 июня 1971 года на корабле “Союз-11”. Этот экипаж первым в истории состыковался с первым в мире орбитальным комплексом “Салют-1” и первым проработал на его борту 23 дня. Несчастье случилось 30 июня. Во время отстрела орбитального отсека в спускаемом аппарате неожиданно открылся клапан для выравнивания давления, и весь воздух вытек в вакуум. Когда поисковая группа открыла люк, космонавты были мертвы. Они погибли от удушья.

Есть ли здесь радиация?

Как рассказал “Каравану” бывший военный специалист, а ныне сотрудник Центра эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры Олег Урусов, у далеких от этой сферы людей засело мнение, что на космодроме все пропитано радиацией. На самом деле работы с радиоактивными материалами велись лишь на одной площадке космодрома – 94-А, удаленной от города почти на 100 км. Программу запусков спутников с ядерными реакторами настолько засекретили, что лишь к концу 80-х (как всегда, из западной прессы) жители Байконура узнали, что такие аппараты почти 20 лет стартовали с космодрома. Точку в этой эпопее поставила межправительственная казахстанско-российская комиссия, постановившая летом 1999 года захоронить все радиоактивные отходы с площадки 94-А в могильнике Семипалатинского полигона, что и было сделано.

Фокусы с переодеваниями

Но, наверное, главной тайной Байконура всегда была жизнь тех, кто отправляет корабли в космос. В письмах и разговорах категорически запрещалось упоминать место службы и сам объекте – цензура была жесткая. Один лейтенант, не выдержавший разлуки, поселил жену в 78 км от космодрома и ездил к ней на мотоцикле по ночам. Когда об этом стало известно, военный получил три года тюрьмы. Секретность охраняли многочисленные контрольно-пропускные пункты, в том числе в самом городе. Накануне знаменитой стыковки “Союза” и американского “Аполлона” на Байконуре ждали делегацию американского космического агентства – НАСА. Как скрыть, что космодром на деле – военный полигон? Всем офицерам запретили даже на площадках космодрома показываться в военной форме. Контролеров КПП переодели в гаишников, патрули экипировали в гражданку и выдали повязки с надписью “Дружинник”. Военнослужащих срочной службы, необходимых на объектах, предназначенных для показа американцам, одели в черные робы. Якобы гражданские. Но церэушники на дешевый трюк не купились. Говорят, что на одном из объектов к шеренге гражданских специалистов подошел фотограф и, делая снимки, неожиданно спросил у одного из ребят: “Сколько служить осталось?” Тот автоматически отчеканил: “Один год”.

Как вспоминает Олег Урусов, переодевания продолжались почти до конца 80-х во время визитов иностранных делегаций.

Таксист – находка для ЦРУ?

Кстати, попасть в город, который был и остается закрытым и обнесен забором, несложно. Таксисты за дополнительную плату всегда могли провезти через контрольно-пропускные пункты. Так в начале 90-х в редакцию газеты “Байконур” заглянули то ли бельгийские, то ли датские журналисты. Поинтересовались, как попасть на космодром. Их направили в службу режима, ведавшую тогда аккредитацией СМИ. Выяснилось, что иностранцы без всяких разрешений приехали в город. На вопрос удивленных сотрудников службы, как они попали в город, те спокойно ответили: “На такси”.

В 60-е здесь появилось свое телевидение. Но как рассказывать о жизни города, если почти все является секретным? Так первомайские и ноябрьские демонстрации показывали в прямом эфире, а чтобы в кадр не попали люди в военной форме, их вылавливали при входе на площадь. А ракету “Союз” в честь 25-летия космодрома поставили не вертикально, чтобы ее не было видно из проходящих мимо поездов.

Кызылорда

Загрузка...