Опубликовано: 2095

Жерар ДЕПАРДЬЕ: Любовь – это суперская вещь!

Жерар ДЕПАРДЬЕ: Любовь – это суперская вещь!

Жерар Депардье, посетивший на прошлой неделе кинофестиваль “Евразия” в Алматы, придерживается той же позиции, что и многие деятели культуры Франции. Как известно, эта страна отчаянно противостоит масскультуре американского образца, предлагая миру свой собственный, по-французски утонченный, чувственный и в то же время реалистичный взгляд на художественное творчество вообще и

кинематограф в частности.

“Я в первую очередь – Человек”

– Сейчас все ориентируются на американский кинематограф, на коммерцию, потому что зритель ждет развлечений, он не хочет думать, ему нужна картинка, а не чувства, – так начал нашу беседу месье Депардье. – А мне нравится такое кино, которое снимает Азимов.

– Именно поэтому вы снялись в его “Нежданной любви” (рабочее название “Поздняя любовь”)?

– Да, все очень просто – мне понравился сценарий. Меня порази­ло, как без особых выкрутасов, точно и тонко подана тема, которая сегодня актуальна и в Европе, и в Китае, и в далекой Бразилии, – одиночество стариков. Это меня так взволновало! Человеческие судьбы, простые ситуации, настоящая любовь, жизнь обычного пенсионера всегда присутствуют и в наших фильмах. Это непреходящие ценности французского кино. Весь мир – в сердце и судьбе одного старого пенсионера из казахского аула.

По сценарию нам надо найти для одинокого старика жену. А как это сделать, если в селе все люди уехали в город – там работа, лучшие условия для жизни. Молодежь приезжает только навестить своих родителей. И это ведь происходит во всем мире. Даже во Франции молодые покидают села.

Но хотя наши герои физически немощны, душа их молода. Они могут чувствовать, любить и ненавидеть. А жизненный опыт помогает им не ошибаться в выборе. Мне история очень понравилась, она не банальна, а глубоко человечна. Люди в любом возрасте имеют право на счастье. К тому же фильм не вызывает грусти, он будит добрые чувства, улыбку и смех.

– А как Сергею Азимову удалось уговорить вас, звезду мирового кино, сниматься в его картине?

– Я в первую очередь – человек. Ознакомившись со сценарием, сказал себе: “Жерар, это именно то, что тебе нужно”. Я ведь тоже не молодею, время идет, мне становятся понятны новые ценности, о которых раньше не задумывался. Да и Сергей сумел меня убедить, что эту историю, эту маленькую жемчужину надо подарить всему миру, в ней есть то, что мы называем счастьем.

Сергей Азимов много рассказывал мне о Казахстане, об истории казахов, о том, как здесь живут люди. И я загорелся, понял, что это бесподобная страна! Не только Алматы, но все ваши горы и степи, музыка и культура – все бесподобно! И дух, дух казахов. Кино ведь такая вещь, своего рода витрина, которая может продемонстрировать дух страны, нации…

Я очень люблю Казахстан. Это одна из тех редких стран, в которых люди свободны, несмотря на все, что у них было в прошлом, это та страна, в которой нет места злости, здесь ее никогда не было. А многие другие страны исторически утверждались за счет агрессии, которая продолжает в них жить. Мой Париж очень агрессивен к иностранцам. Или США, где я был две недели назад, не очень дружелюбно настроены к мексиканцам. С таким же отношением к себе сталкиваются албанцы, которым отказывают во въезде на границе с Италией, или африканцы, которые умирают от жажды в лодках, не доплыв до берега…

В Казахстане почувствовал себя молодым

– Но в нашем ауле нет комфорта, как вы с этим свыкались во время съемок?

– Это не главное, хотя я видел здесь хороший сервис – и в ауле, и в городе. И скажу вам: вы живете в достойной стране! Вот я родился во французской провинции, которая находится в центре Европы, но моя семья никогда не видела там докторов. Мне было 7 лет, когда я сам помог своей сестре родиться, потому что не было врачей и нормальной медицины. Понятно вам?

– А что вам запомнилось в казахском ауле?

– Люди. Все деревенские люди на нашей планете чем-то неуловимо похожи друг на друга. Может, потому, что они ближе к природе? Я видел такие поселки в Китае, Латинской Америке, Алжире, даже во Франции. Но что отличает тот казахский аул, где мы жили, так это дружба людей – казахов, русских, узбеков, немцев… В их взаимоотношениях очень глубоко и в то же время просто царствуют мудрость, искренность и уважение. А самое яркое воспоминание – о старой женщине, которой, кажется, 102 года. Она была частью этого аула, его своеобразным символом. Я не раз останавливался и смотрел на нее. Я представлял ее молодость и видел ее такой же красивой, как наш зеленый поселок, где протекают две речки. Там нет садов, разбухших от плодов, но он прекрасен по-своему.

– Съемки в Казахстане закончились, вы приехали во Францию и…

– И я почувствовал себя молодым. Здесь, в Казахстане, я заново обрел свою молодость.

– Тема старого человека для вас не нова, последний фильм с вашим участием – “Мамонт”.

– Да, это рассказ о мужчине, который собирается выйти на пенсию. “Мамонт” – о человеке, которого общество не подготовило к пенсионному возрасту, и он просто потерялся в жизни, не зная, что делать и как теперь быть. Это фильм о том, как живут французы, которым за 60. Мне самому сегодня 62 года.

Французский кочевник

– Нынешний визит – не последняя встреча с Казахстаном?

– Конечно! Я себя здесь отлично чувствую. Скажу больше: я не француз, не стопроцентный француз, ничего не имею общего с национальной идентичностью. Как-то я сказал президенту Франсуа Миттерану, когда он посадил моего сына в тюрьму (а он это сделал именно потому, что это сын Жерара Депардье), что готов у него на глазах порвать свой французский паспорт. Есть вещи, которые мне нравятся, но есть вещи, которые я не люблю.

Моя жизнь, прежняя моя жизнь, когда я был просто актером, – это путешествия, бесконечное познание людей. Я – житель всего мира. И все те земли, которые я видел, принадлежат мне, потому что я – кочевник. Наверное, во мне живет казах.

– Но виноделием вы занимаетесь дома, во Франции…

– В Анжу, да, поэтому бываю там десять раз в году. Но выращиваю виноград и в Аргентине, и в Марокко, и в Алжире, где сложно даже просто с водой. Я хотел бы делать вино и в Казахстане – хотя вы мусульмане, вы толерантны и ко всему относитесь с открытым сердцем. Я готов везде иметь виноградники.

– Если бы вам предложили сняться в фильме, подобном “Аватару”, вы согласились бы?

– “Аватар” очень хорош. В чем американцам не откажешь – так это в умении делать спецэффекты. Но “Аватар” еще и актуален, он ставит экологические проблемы. И не только. Наша общая история знает немало примеров, когда пришельцы приносят с собой крутую технику, оружие и разрушают привычный человеку мир. Да что мне вам-то говорить? У вас есть Арал, бывший полигон, земля еще долго не придет в себя от ядерных отходов. Те, кто это делал, ушли. А вам с этим жить.

– Французы любвеобильны, и в вашей фильмографии немало талантливых любовных историй, а что для вас любовь?

– Любовь – это одна из суперских вещей, которыми вас может наградить судьба. И спасибо ей, что я до сих пор влюблен в жизнь, людей – без этого я не могу существовать.

– Вы еще будете приезжать к нам сниматься?

– Конечно, конечно! Когда я встречаю людей, которые мне симпатичны, пытаюсь влюбить их в себя.

Адил ИБРАЕВ, фото автора

Загрузка...