Опубликовано: 3188

Жандос АЙБАСОВ: Хочу показать, как казахи умеют любить

Жандос АЙБАСОВ: Хочу показать, как казахи умеют любить

На экран выходит проект Ермека Турсунова “Кенже”, в главной роли – молодой актер Жандос АЙБАСОВ. Накануне премьеры мы поговорили с ним и о фильме, и о нашем кино в целом. Итак: секс, стыд и рок-н-ролл.Границы адекватности

Актерский путь Жандоса начался стремительно – дебютом в романтической комедии “Он и Она” Сакена Жолдаса. Затем пригласили сняться в “Кенже”. После было “Ограбление по-казахски” Каиржана Орынбекова – тоже главная роль. А еще за его плечами участие в масштабном американском сериале “Марко Поло”.

– У вас уже три главные роли в полнометражных фильмах, какой работой гордитесь?

– Пока не горжусь. Но дело не в проектах – о них на самом деле много говорят, обсуждают, часто хвалят, бывает, ругают. Я – человек адекватный и самокритичный, поэтому похвалю себя, наверное, только под старость. Не знаю, как люди примут “Кенже”, но за этот фильм, как и за каждую свою работу, очень переживаю.

– Каково было сниматься в “Кенже”?

– Это мой первый столь масштабный проект. Съемки проходили не только в Казахстане, но и в Таиланде, Испании. Большинство сцен снималось в мегаполисах, а это довольно сложно организовать. Причем снимали быстро, иностранцы удивлялись, как мы успевали. Отдельная трудность – актерская работа. Мне не просто было перевоплотиться в киллера. Но думаю, все было не зря, и “Кенже” найдет своего зрителя.

– Не так давно вы работали еще и в приключенческом сериале – “Казына. Пещера Жумбактас” Ануара Райбаева, а скоро будете сами снимать сериал…

– Оператором сериала, в котором я снимался, был знаменитый Аубакир Сулеев. Он снимал “Гибель Отрара”, “Балкон” и первые фильмы Дарежана Омирбаева. Съемки проходили в Актау. Было интересно – и погоню снимали, и стрельбу. Но наши казахские сериалы, как мне кажется, намного консервативнее, чем художественные фильмы. Как правило, у сериалов есть госзаказчик, поэтому актерам нужно говорить литературно, какие-то вещи лучше не показывать, а то ұят болады (стыдно). Нельзя курить, целоваться. Секс? Не дай бог!

Казах с головы до ног

– Так у нас ни в одном кинофильме нельзя будет целоваться?

– Это все временно. Комплексы, которые пройдут. Мы не такие скромные и никогда не были такими. Ведь у наших предков и в 60–70 лет была бурная личная жизнь, судя по тому, что они могли в этом возрасте спокойно зачать детей.

– То есть сами не побоитесь снимать откровенные сцены?

– Если этого требует сценарий, почему я должен бояться? Ну, скажут моралисты, что меня нужно убить, ну будут обзывать сорлы (несчастный) и албасты (гадкий). Конечно, я слишком молод, чтобы обличать кого-либо. Возможно, мне понадобится еще лет 50, чтобы понять и человеческую психологию, и психологию моего народа, но в своих фильмах хочу показать, что мой народ умеет очень сильно любить. Мы воспеваем любовь, в том числе и плотскую. И это не стыдно.

– Вы, прямо, не как казах рассуждаете.

– Ой, я с головы до ног казах! Хотя, бывает, спорю о том, какими мы должны быть. Если девушка курит, по мне – ну и пускай курит. Но для других это повод для осуждения. Как мы любим говорить: Ұят болады, ұят емес па? Меня эти разговоры раздражают. Обычно молчу, но, если начинаю говорить, становлюсь жестким. Меня нельзя доводить: если заведусь, таких дров могу наломать!

“Хочу снимать фильмы о женщинах”

– Вы работаете актером, по образованию – режиссер, еще и ювелир. В прошлом – боксер. Так кто вы больше?

– Я человек, который работает в кино и любит его. Люблю казахскую классику: “Лютого”, “Иглу”, “Ангела в тюбетейке”. Люблю творчество Алехандро Гонсалеса Иньярриту, нравятся фильмы Петра Буслова. Сейчас меня больше знают как актера, но считаю, что я на верном пути. Ведь актер должен быть многогранным человеком: и романтичным, и “криминальным”, и простым, и сложным, в чем-то жестким и принципиальным. В чем-то – мягким, как пластилин. Хочу себя попробовать в роли режиссера, теперь, наконец, у меня есть такая возможность. Буду снимать второй сезон сериала “Нархоз”. Прежде снимал короткометражные фильмы, мой первый короткий метр был про дружбу. Потом пересматривал его неоднократно и всякий раз морально уничтожал себя. Понял, что надо серьезно подходить к съемкам.

– О чем бы хотели снимать свои будущие фильмы?

– О людях, дружбе, любви, женщинах. Сейчас пошла какая-то неправильная, если не сказать тупая, идеология потребительского отношения к женщинам. А ведь их нужно беречь, заботиться о них. Вот, к примеру, женился один раз – терпи, ты ведь после развода устроишься, а к ней будет уже другое отношение – как к разведенной женщине.

О личном

– Интересно наблюдать за вашими социальными страницами. Девушки пишут вам комплименты без тени смущения. Как относитесь к этому?

– Я от этого не страдаю! (Смеется.) Это же приятно, когда люди наблюдают за твоей жизнью, влюбляются в тебя. Но на мне такое внимание девушек особо не отражается, я не встречаюсь с каждой из них. Не раздаю себя направо и налево. (Улыбается.)

– Проблема кенже, то есть младших братьев, вам знакома?

– Знакома. Я – классический старший брат, у меня младшие сестра и брат. Сестренка взрослая, поэтому воспитываю только своего младшего брата, ему 11 лет. С ним строг, не потому, что не люблю, хочу, чтобы он был ответственнее и вырос настоящим мужчиной.

– А из какой вы семьи?

– Из хорошей (улыбается). Моя мама – врач-педиатр, папа – бизнесмен. Мама, как и все женщины, очень волнуется за меня, зная мой вспыльчивый характер. А папа – авторитет для меня во всем.

Айша АМИРХАН

Алматы


Загрузка...