Опубликовано: 3087

Жандарбек Бекшин – о “подопытных кроликах”, ожирении и грязных деньгах

Жандарбек Бекшин – о “подопытных кроликах”, ожирении и грязных деньгах

От данных Госсанэпиднадзора Казахстана становится не по себе: то скандал вокруг привозных кур с микробами, то семечки с мышьяком, то в школах детей кормят непонятно чем. Заместитель председателя Комитета государственного санитарно-эпидемиологического надзора Министерства здравоохранения РК Жандарбек БЕКШИН не понаслышке знает, с какими проблемами могут столкнуться как потребитель, так и сами проверяющие.

size="3">Сплошной обман

– Сейчас много говорят, что с вступлением в Таможенный союз наша страна превращается, уж простите за грубость, в “свалку” некачественных товаров. Почему к нам везут самое плохое?

– Точнее сказать, везут дешевую продукцию, которая часто не соответствует заявленным показателям ее состава. Возьмем колбасы. При их производстве используются соевый наполнитель, разные пищевые добавки. В принципе, допускается применение любого безвредного белка. Но об этом надо предупреждать потребителя. Молоко сплошь и рядом – соевое, потому что оно дешевле. А потребитель платит, как за натуральное, коровье. Таких способов удешевления продукции множество! Современное производство продуктов строится на использовании питательных веществ, наполнителей, ароматизаторов, добавок – в соках, колбасах, прохладительных напитках, вине и так далее. Да, они могут быть безвредны по показателям безопасности, но это обман потребителя! Вообще, заслон некачественной продукции должны ставить органы сертификации. Санитарная служба выборочно проверяет продукты, но эффективность снижена запретом на внезапные проверки.

В чьих руках наше здоровье?

– В этом учебном году в Алматы в школе № 173 произошло массовое отравление детей. Как получилось, что к работе в столовой имел доступ сотрудник с опасным заболеванием?

– Подобные форс-мажорные обстоятельства, увы, бывают. В этом году в двух школах было отравление – в Алматы и Семее, пострадали 51 и 7 человек соответственно. В алматинской школе сотрудник пищеблока оказался носителем дизентерии. Заболевание клинически не проявлялось. В таких случаях его очень трудно выявить. Тем более что если раньше медицинское освидетельствование персонала школ, детсадов четко контролировала сан­эпидслужба, обследовала два раза в год плюс был внезапный выезд на производство, то теперь повар обследуется раз в год, получает допуск к работе в любой лаборатории или частном медучреждении, имеющем на это лицензию. В такой ситуации трудно наладить учет, не говоря уже о достоверности. Может получиться и так: сегодня сотрудник обследовался, а завтра заболел. Надо вернуть внезапные обследования персонала, в которых должна быть заинтересованность работодателей.

– Раз мы затронули школьную тему, поясните, как можно накормить ребенка обедом за 90 или 50 тенге – такие цены выставляют на тендерах предприниматели?

– Начнем с цифр. Горячее питание организовано в 82,7 процента школ, буфетное – в 11,7. Нет питания в 413 малокомплектных учебных школах. В соответствии с Законом “О контроле и надзоре” впервые зарегистрированные предприниматели в течение трех лет не подвергаются проверкам… Нас беспокоит эпидемия не инфекционных заболеваний – эндокринной системы, желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистых заболеваний. Другой бич – ожирение, им страдают уже более 20 процентов учеников старших классов. Сбалансированное питание, использование витаминно-минеральных комплексов реализуются только в 19 процентах школ. Вот где резерв для снижения заболеваемости детей! Бесплатное питание в начальных классах организовано в пяти регионах – Атырауской, Актюбинской, Западно-Казахстанской областях, в Астане и Алматы. Другие регионы не могут себе это позволить. Всего в начальных классах ребенок должен получать в день 2100 калорий, в средних классах – 2400, в старших – 2600, включая завтрак, обед и ужин…

Пока на тендерах доминирует цена, качественного питания в школах не будет! Вот предприниматель выиграл тендер на обед по 99 тенге. Он еще должен из этих денег оплатить свет, воду, аренду, продукты и прибыль получить. Поэтому покупает самое дешевое и порой некачественное сырье. Еще одна проблема: только половина поваров – дипломированные специалисты. В школе вы не увидите технолога, диетсестру.

Законодательные “камни”

– Сотрудники Госсанэпиднадзора говорят, что “связаны по рукам”, не могут проводить внезапные проверки. Предприниматели в свою очередь жалуются на проверяющих. А страдает потребитель…

– Сейчас кратность проверок – не более 4 раз в год. Столько раз обследуются такие объекты, как молочные кухни, фильтровально-насосные станции. Школы – 1–2 раза в год. Причем мы должны за 30 дней уведомить о предстоящей проверке. Конечно, проверяемый подготовится. Бывает, в заведениях нет элементарных урн, хозяин берет их взаймы у соседей. Потом снова расслабляется – целый год никто не придет!

Родители часто жалуются, что в детсадах калорийность блюд не соблюдается. А как мы ее проверим, если предприниматель знает, когда к нему придут с проверкой. В тот день он в суп и мясо получше положит, и жирка добавит. В школах тендеры проходят в августе, а план проверок на второе полугодие в прокуратуру мы отдаем в… мае. Получается, школы, детсады до нового года вообще не проверяются!

Открыл предприниматель кафе, и три года к нему нельзя подходить. Тем самым мы делаем из населения подопытных кроликов. Но если этот руководитель травит людей, сразу все задают вопрос: куда смотрит санэпидслужба?

– Вот мы и подошли к пробелам в отечественном законодательстве…

– Предприниматель знает, что его три года нельзя проверять. Ему ничего не стоит каждый год закрывать ИП и открывать новое. И опять три года его никто не трогает. Когда мы предупреждаем его за 30 дней о проверке, он присылает письмо, дескать, закрылся на ремонт. Сроки проходят – открывает заведение. Часто проверяющие не укладываются в установленные прокуратурой сроки проверок, так как проводят лабораторные анализы, проверяются записи – да много чего. Чтобы зарегистрировать проверку в прокуратуре, нужно иметь фамилию, имя, ИИН предпринимателя. Если данных нет, ее не зарегистрируют! Нюансов много, и из них выстраиваются преграды. Международные эксперты, узнав о том, что мы предуп­реждаем о проверках, сказали: мы не владеем реальной ситуацией. И они правы. Послабление бизнесу должно быть соразмерно ответственности предпринимателей. А у нас этого нет!

– Положа руку на сердце скажите, как оцениваете работу Госсан­эпиднадзора на местах?

– Наша главная цель – обеспечить санитарно-эпидемиологическое благополучие. К счастью, у нас не происходило таких ЧС, как в Германии, где три года назад 15 тысяч человек отравились овощами. В прошлом году в Копенгагене в ресторане отравились 60 человек. В Чехии, Индии были десятки летальных случаев от алкоголя. Постоянно травятся на курортах Турции… Понимаю, что наша работа не видна. Но цифры говорят сами за себя: за 9 месяцев 2013 года в больницы обратилось по поводу инфекционных заболеваний (острые кишечные инфекции, сальмонеллез, гепатит) на 102 тысячи человек меньше, чем за 9 месяцев 2012 года. В прошлом году мы сняли с реализации 1,5 тысячи тонн недоброкачественных продуктов питания. За 9 месяцев 2013 года – 952 тонны.

Зараза отдыхает вместе с вами

– В этом году, будучи в должности главного санитарного врача республики, вы ввели запрет на курение кальяна в общественных местах. Но в кафе, барах по-прежнему их предлагают. Выходит, предпринимателей ничем не испугать?

– Заместитель генерального прокурора предложил МВД разъяснить владельцам общественных заведений, где употребляется кальян, требования законодательства. И меры к владельцам должны принимать органы внутренних дел. Что скрывать – население, особенно молодежь, подсело на кальян. Моя работа была направлена на тех, кто еще не начал курить, чтобы они хорошо подумали. Сейчас в Кодексе об охране здоровья рассматривается вопрос запрещения курения в общественных местах, в том числе кальяна, электронных сигарет.

– Что посоветуете казахстанцам, выезжающим на отдых в другие страны?

– Советую опасаться малярии – ее очаги есть в Таиланде, Турции, Индии. Тем, кто выезжает в Южную Америку, Доминиканскую Республику, на Гаити, – холеры. Не стоит выезжать с непривитыми детьми в Европу, где недавно была эпидемия кори, на подходе – дифтерия. В 1999 году в Казахстане потеряли 66 детей из-за дифтерии. Мы постоянно преду­преждаем население о менингококковой инфекции, особенно тех, кто совершает хадж. Коронавирус распространен в Саудовской Аравии, на Ближнем Востоке. Заболевание протекает по типу тяжелого респираторного синдрома, трудно поддается лечению, высока летальность. Вообще при выезде в другие страны советую заглянуть на сайт Госсанэпиднадзора, где обновляется информация по эпидситуации в мире.

– Где, если не секрет, вы провели свой отпуск?

– Я еще не был в отпуске и, наверное, уже не пойду – работа!

– Недавно россияне протестировали поручни в общественном транспорте, дверные ручки в офисах, туалетах. Оказалось, там полно микробов. Где еще поджидает опасность?

– Это банальное обследование, оно известно любому студенту медвуза. И тридцать лет назад эти эксперименты проводились. Микробы есть везде. Одни из самых грязных предметов – бумажные деньги. После них обязательно надо мыть руки!

Загрузка...