Опубликовано: 4999

Жамбыл Ахметбеков: Об "опиуме" для молодежи, обнаглевших бандитах и апашкином воспитании

Жамбыл Ахметбеков: Об "опиуме" для молодежи, обнаглевших бандитах и апашкином воспитании

В интервью “Каравану” секретарь ЦК Коммунистической партии Казахстана, мажилисмен Жамбыл АХМЕТБЕКОВ рассказал, как обдирают народ монополисты, почему чиновники, сбивающие на дорогах людей, гуляют на свободе и какой “бег с препятствиями” проходят усыновители детей.Сплошная обдираловка

– 2014 год начался с повышения тарифов в разных регионах страны – на электричество, общественный транспорт, тепло… Вы выступили с критикой в адрес монополистов. Можно ли положить конец этому беспределу, ведь страдают пенсионеры, многодетные семьи, инвалиды?

– Наша партия неоднократно поднимала этот вопрос. Недавно провели акции протеста в Алматы, Астане, Караганде, Уральске... Человеческая натура такова: сколько денег ни плати, все равно мало. Под предлогом, что надо менять инфраструктуру, инженерные сети, монополисты собирают деньги, которые в основном идут на повышение зарплаты сотрудникам, бонусы. Но за 20 лет независимости страны почти ничего не изменилось.

Агентство по регулированию естественных монополий не в силах остановить растущие аппетиты – получается, оно работает на нужды монополистов, а не для народа.

Государство должно защищать свой народ, ведь зарплаты, пенсии не повышаются. С нового года выросли цены на общественный транспорт в Караганде с 50 до 80 тенге. В Павлодаре повышают еще на 10 тенге. Даже если аргументы монополиста будут обоснованны, должны подключиться местные акиматы – доплачивать недостающую разницу, а не перекладывать ее на плечи людей.

– За годы независимости нашей страны в сфере ЖКХ очень много нерешенных проблем: крыши текут, подвалы затоплены, дороги внутри дворов некому ремонтировать. Как можно навести порядок?

– Причина всех наших бед – жилищно-коммунальная реформа, которая была проведена без учета интересов большинства населения. Произошла передача важного сектора в частные руки, государство больше не несет ответственности. Монополисты же увеличивают свою прибыль за счет народа. Сплошь и рядом – обдираловка потребителей. Возьмем теплоснабжение. Согласно Закону о естественных монополиях, потребитель должен иметь прибор учета тепла. Его приобретение и установка входят в обязанности монополиста. Тот, кто оплачивает без прибора учета, платит больше на 200–300 процентов. Так, обеспечив температурой плюс 20,9 – 21 градус квартиру площадью 50 квадратных метров, с потребителя поставщик услуг возьмет 6 709 тенге (без прибора учета тепла). А с прибором – всего 1 916 тенге.

По СНиПам в Алматы, Астане человеку положено 250 литров воды в сутки. Но местные власти установили на одного жильца норму 100 литров. Уже за 101 литр и выше берут по более высокому тарифу. Каждому казахстанцу положено в месяц 70 киловатт электроэнергии. Но потребности давно выросли, и надо определить норму 90. А у нас за 71-й киловатт берут уже по более высокому тарифу. Народ возмущен, необходим государственный контроль над расходом финансовых средств поставщиков услуг. Считаю, настала пора объявить мораторий на повышение тарифов.

Вернемся к хрущевкам – будет всем жилье

– Для многих казахстанцев актуальна проблема – отсутствие крыши над головой. Даже человек со средним доходом не может позволить себе ипотеку…

– Жилье сейчас недоступно обычному гражданину. Те, кто когда-то брал ипотеку, не могут расплатиться с банком и лишаются его. Банки второго уровня не заинтересованы, чтобы давать кредиты под малые проценты. Их цель – заработать на людях. В советское время всех обеспечили жильем, построив социальные дома – так называемые в народе хрущевки. Надо строить больше социальных домов. Наш Президент возмущался, почему строим жилье по цене 3 000–4 000 долларов за квадратный метр, когда себестоимость их намного ниже. Мы ведь обустраиваем Казахстан не только для богатых.

– Это правда, что у вас нет собственной квартиры?

 – Так оно и есть, хотя многие не верят. Моя семья проживает в служебной квартире. Будем надеяться, свое жилье появится.

– Часто в редакцию поступают жалобы: к председателям комитетов, вице-министрам, депутатам Парламента и другим чиновникам Астаны не пробиться. Неужели “слуги народа” настолько заняты или просто отгородились от людей?

– У нас в Парламенте принят негласный регламент – не комментировать коллег. Поэтому за других депутатов ничего не могу сказать. Сам стараюсь принимать посетителей по мере возможности. Если человек желает на прием к Ахметбекову, он всегда попадет. За два года я принял около 250 человек. Если у слуги народа есть желание, он может принять любого гражданина. Если нечем ответить, всегда найдется причина для отказа.

– С какими жалобами к вам чаще обращаются люди?

– В основном это вопросы жилья, трудоустройства и заня-тности. Жалуются на произвол правоохранительных органов, преследование со стороны чиновников, незаконное увольнение и т. д. Но прошу правильно понять: депутат не в силах отменить решения, принятые судом.

Педофилов, убийц – к стенке

– В Парламенте вновь разгорелись споры относительно поправок в уголовное законодательство, особенно касающихся смертной казни…

– Законопроект на стадии рассмотрения, и пока трудно сказать, каким он получится. Да, споры идут, слишком много статей нуждается в доработке. Все чаще мы становимся свидетелями того, как совершившие тяжкие правонарушения высокопоставленные чиновники избегают соразмерной ответственности за свои деяния. Был же случай, когда отпрыск чиновника устроил смертельное ДТП, пару лет скрывался от следствия, потом явился с повинной, получил семь лет. А через год освободился. Законодательство настолько либеральное, что возможно примирение сторон, а за примерное поведение вообще освобождают через год-два. Народ сомневается: а может, деньги сработали? У нас получаются двойные стандарты. И как результат – неверие людей в неотвратимость наказания для недобросовестных чиновников, казнокрадов и других преступников. СМИ постоянно сообщают о страшных убийствах, насилии над женщинами и детьми. Какие послабления и смягчающие обстоятельства могут быть для педофилов? Гуманизация приводит к тому, что преступники – члены ОПГ, террористы, похитители людей – чувствуют безнаказанность. Отсидят 7 лет, а могут и откупиться. Имеется мнение: не пора ли рассмотреть вопрос об отмене моратория на смертную казнь за тяжкие и особо тяжкие преступления, чтобы преступники знали, что с них будет спрос?

Пора ввести отдельную главу в Уголовном кодексе и по неэффективному, нецелевому использованию бюджетных средств, более жесткий спрос с поставщиков услуг договорных обязательств. Пока же потенциальный вор знает – если его разоблачат, можно добровольно возместить ущерб и воровать дальше.

Секты не упали нам  с потолка

– Какие еще законы, на ваш взгляд, требуют скорейшего пересмотра? Вы как-то говорили, что пора на государственном уровне защитить граждан от деструктивных течений, сект, а детей – от иностранных усыновителей…

– В 90-е годы мы открыли дорогу различным религиозным объединениям. Поэтому и происходят сейчас теракты, джихады с их стороны. Не секрет: в Сирии оказались казахстанцы с семьями, детьми. Они же потенциальные смертники и террористы, будут воспитываться в этом духе. Ленин сказал, что “религия – опиум для народа”. Жаль, что мы не прислушались к совету вождя пролетариата... Чтобы уменьшить влияние религии на сознание молодых людей, надо привлечь их к спорту, истории, традициям народа, культуре, искусству. А они сидят целыми днями за компьютерами – что им остается делать, если спортплощадки, бассейны, спортивные секции платные и дорогие?

Что касается усыновления, то мы были свидетелями, когда СМИ писали, что через биржу труда продавали казахстанских детей другим хозяевам. Министерство образования и науки заявляет, что все под контролем, но мы-то видим, что это не так. Я предлагал объявить мораторий на усыновление и удочерение наших детей иностранцами. И, наоборот, упростить эту процедуру для казахстанцев. Сейчас, чтобы усыновить ребенка, надо собрать массу документов. Если упростить процедуру, многие казахстанцы смогут иметь детей. Тогда мы приостановили бы отправку их за границу. Деньги, выделяемые на содержание ребенка в детдоме, лучше отдавать в эти семьи. А органы опеки должны отслеживать каждого ребенка – в какой он семье, что ест, чему его учат.

– Как отец четверых детей, поделитесь вашими секретами воспитания.

– У меня четыре дочери: старшая окончила университет, работает, другая учится в университете и две – в школе. В воспитательном процессе участвуем супруга, я и моя мама – ей 85 лет. Супруга – профессионал, более 25 лет преподает в школе. Она занимается с девочками. Я слежу за тем, чтобы они были одеты, обуты, было все необходимое. Когда в воспитании участвуют и мама, и папа, то дети понимают: это хорошая, слаженная семья. Они будут стараться не подводить родителей, стараться в учебе. К сожалению, мы забыли институт бабушек и дедушек. Моя мама каждый день беседует с внучками, рассказывает им о наших традициях. Ее вклад в воспитание огромный: она учит готовить, уважать старших, как себя вести...

– Хотели бы, чтобы дочери пошли по вашим стопам?

– Я вырос в многодетной семье, нас у мамы – 8, и у всех разное образование. В нашей семье было принято, что каждый самостоятельно выбирает свой путь, поэтому старшая дочь у нас – юрист, другая учится на экономиста. Третья хочет быть модельером-дизайнером, четвертая пока не определилась – она во втором классе. Если дети коммуникабельные, стремятся быть полезными обществу, думаю, время не заставит долго ждать, и они себя проявят. Главное, чтобы человек сам чего-то захотел. Тогда из него может получиться и инженер, и педагог, и министр. Мои дети – не исключение, они сами определяют свои высоты, а мы не препятствуем.





Загрузка...