Опубликовано: 12064

Зауреш Ергалиева: У казахского кино лицо “в крапинку”

Зауреш Ергалиева: У казахского кино лицо “в крапинку”

Лауреат Международного конкурса в Локарно Зауреш ЕРГАЛИЕВА много лет была заместителем главного редактора киностудии “Казахфильм”. На ее совместной с Сергеем Бодровым ленте “Сладкий сок внутри травы” выросли целые поколения. Она автор и редактор популярных сериалов – “Перекресток”, “Саранча”, “Асель”, “Ангелочек”, “Узақ жол”. Известный кинодраматург рассказала, что она думает о казахском кино, о режиссуре и работе актеров, о качестве

сериалов и конкуренции.

“Надеюсь, это не растерянность”

– Есть ли собственное лицо у казахского кино?

– Конечно, есть, но лицо у нас сейчас немножко “в крапинку”. Тут и старые “родинки”, и “свежие молодые щеки”, и “черные кудри” и “седые пряди”… Как-то этнолог из Англии сказала мне: я не могу собрать казахов по типичным категориям! Вы и внешне очень разные – от абсолютно белокожих до смуглых до черноты. И по характеру – от мудро молчаливых до отчаянно вспыльчивых!

Так и казахское кино – по типичным категориям его не собрать. Чего в нем только нет! Здесь есть и гротескные до пошлости комедии, и “стрелялки” на манер российских, подражающих Голливуду, и политические сериалы с ураном в кейсах, и побеги из аула, и героические битвы с джунгарами, и переделки французских молодежных историй, и будни молодых военных. К тому же еще и смена поколений! У одних еще партбилет лежит со старыми документами, а другим нужна пауза напряженного раздумья, чтобы вспомнить отчество Ленина. 60- и 65-летние режиссеры, получившие профессиональное образование в Москве во ВГИКе, теперь сменяются 40–45-летними – в основном выпускниками Жургеневского института. Более того, я знаю юношей 25–26 лет, уже активно снимающих собственные сериалы. У них уже другой инструментарий для съемок как в техническом, так и в художественном отношении. Это совсем-совсем новое поколение.

– И что обозначает такая пестрота?

– Надеюсь, что не растерянность, а признак поисков.

– Почему все же при таких активных поисках казахское кино не блещет на кинематографической карте мира?

– А почему не блещет узбекское кино? Или киргизское, армянское? На мой взгляд, большинство стран бывшего Союза еще не избавилось от влияния принципов социалистического реализма, под которыми они работали целых 70 лет.

Путь, который должны пройти казахи…

– Почему, на ваш взгляд, казахское кино не обращается к самым трагическим годам нашей истории – голоду, репрессиям, войне, сталинизму, а лишь увлеченно уходит вглубь истории, вновь и вновь апеллируя к джунгарам?

– В российском документальном фильме я услышала цитату из Голощёкина: “Казахами управлять легко – надо только вычислить 500 человек из умнейшей интеллигенции и вырезать ее”. В годы маккартизма в Америке работал тот же метод – “Хотите напугать страну – начните притеснять ее элиту”. Может, нам все еще не хватает тех 500 человек? Раньше, привозя сдавать фильмы в Госкино СССР, я слышала обидные реплики: “У казахов, как всегда, тишь да гладь. А вот прибалты и грузины опять что-то привезли типа “Пловца” или “Покаяния”!”. Да, братья по Союзу лучшие фильмы сняли, анализируя проблемное прошлое. Еще в оттепель появились фильмы с честным рассказом о лихих годах. Появились белогвардейцы, вызывающие сочувствие, или трусливые комиссары. А наше кино еще долго поставляло фильмы, заселенные идеальными большевиками. А между тем сценаристы и режиссеры прекрасно знали, по рассказам отцов и дедов, правду о том, чем были для казахов революция, коллективизация и репрессии…

В последние, свободные, десятилетия российский экран заполнен фильмами, где авторы “прошлись экраном” по всем семидесяти годам. От жестких лент Алексея Германа до сериалов, где мелодрама и приключения построены на сюжетах правды о трагических периодах истории. У нас крайне мало – “Суржекей – ангел смерти” Дамира Манабаева, “Заманай” Булата Шарипа, “Мустафа Шокай” Сатыбалды Нарымбетова.

Нельзя устоять на зыбком, нерасчищенном, печальном холме сложных лет. В любой форме – реквием, возмущение, назидание – фильмы об этом времени необходимо делать! Я уверена, что именно в честном анализе драмы ближайшего прошлого появятся талантливые авторы и фильмы. Тем более чисто киношно, там яркий драматический материал. Одни названия наших улиц – это список драм: Жаханша Досмухамедов, Ахмет Байтурсынов, Алихан Букейханов, Шакарим, Сакен Сейфуллин… И тысячи, тысячи с ними.

– А вы сами создавали сценарии на эти табуированные темы?

– Вот уже лет десять, если не пятнадцать, на киностудии лежит наш с Рымбеком Альпиевым сценарий “Побег из Карлага”. И обсуждение положительное было, и режиссеры интересовались, но от обсуждения и до воплощения – пока ничего…

Национальный вопрос и кино

– Каковы главные сложности сейчас у казахского кино?

– Свобода выбора – сложность! Про что писать? Про что снимать? Деньги – еще одна сложность. Художественный язык – тоже сложность. Пока мы выкарабкивались и отряхивались от принципов социалистического реализма, эстетика, приемы мирового кинематографа сделали огромный скачок! Мы все еще в художественных принципах “русских передвижников” и социалистического реализма, тогда как другие уже проскочили и ренессанс, и абстракцию, и барокко, и модернизм.

И, чтобы нагнать, надо быть смелее в выборе темы и художественного языка. Некоторую сложность представляет для нашего кино и наша гордость – 120 национальностей. Как распределять среди них положительных и отрицательных героев, дабы никого ненароком не задеть? Американцы со своим “плавильным котлом народов и рас” постепенно в кино находят баланс. К плохому мексиканцу прилагается хороший мексиканец, к афроамериканскому преступнику прилагается мудрый полицейский той же расы, и тому подобное… В советское время было просто: либо к русскому парторгу прилагался комсомолец-казах, либо к казахскому начальнику прилагался русский заместитель. А остальных национальностей вроде и нет… Что делать сейчас? Опять только в эпизодах татарин или кореец, и только сладкий? А в жизни не так! Как приучить не обижаться на кино? Это тоже проблема…

До слез жалко наших актеров

– Наши депутаты возмущались, что казахстанцы “подсели” на турецкие, корейские, индийские сериалы. Мол, девушкам нашим не в кого влюбляться…

– Нельзя скопом обрушиваться на все сериалы. Зрители не знают, как тяжело работать на сериалах с их нормой по пять серий в неделю, с маленьким бюджетом, с тремя декорациями на всю драму. До седьмого пота вкалывают все – и сценаристы, и съемочная площадка. Это до работы на “Перекрестке” я высокомерно считала сериалы низким жанром, а уж после “Саранчи” и “Асели” на каждого “сериальщика” смотрю, как на друга-каторжника.

Турецкие сериалы заслуженно завоевали европейский экран. Конечно, часть из них строится на стандартных линиях – потерянные дети, несчастные матери. Но другая часть вполне подхватила завоевания большого кино. Там крутой сюжет, не дающий передохнуть зрителю от нервного напряжения, там сочетают мелодраму с трагедией. Добавьте еще отчаянную запретную любовь, восхищающие глаз чудные кадры Стамбула, экзотику каменных сводов провинций – и вы будете с нетерпением ждать следующую серию! Пора же бразильских сериалов давно миновала. Американские смотрят из-за удобного формата – законченная история в каждой серии.

– Но казахстанские сериалы на форумах громят в пух и прах! Сценарии слабые или актеры “не тянут”?

– Я наших актеров обожаю! До слез жаль, что им достаются плоские роли, в которых они не могут раскрыть свой богатейший потенциал. Как только появляется малейшая сценарная возможность – они тут же сверкают как алмазы! К сожалению, эти алмазы только крупинками разбросаны по сериалам. Хотя некоторые чисто казахские комические сериалы вполне весело смотрятся, если не слишком кривляются. Когда с мягким юмором, а когда и остро – они точно отражают национальные черты. Конечно, дело не в актерах, а в сценариях.

Что будут снимать “дети телевизора”

– Чего вам больше всего не хватает в казахском кино?

– Эстетики. Художественного решения кадра. Живописности. У нас фильм движется сюжетом, события бегут, а свет, цвет как бы на втором месте. Еще не хватает необычного главного героя. Семьдесят лет это должен был быть человек из народа. А простой человек в качестве героя шоу-бизнеса – это провал. Вспомним хотя бы героев популярных литературных произведений – разве простые люди князь Мышкин, Анна Каренина, Раскольников, Евгений Онегин, Печорин, Гамлет, человек-амфибия, наконец?

В казахских фильмах по-прежнему слишком гладкий главный герой. Гладкий персонаж в корне подсекает драму. А без драмы нет зрелища. К тому же чисто национальный казахский привкус: престижно быть благополучным, а с несчастным человеком и общаться опасно – несчастье заразно. “Поломанную руку спрячет рукав, проломленную голову спрячет шапка”. А зрелище как раз требует изумления зрителя, загадок, нервов, проблем как плацдарма для героизма. Недаром современный западный кинематограф штампует героев, которые зашкаливают в своей необычности – то летать умеют, то мысли отгадывать, то они вообще инопланетяне.

– Чем вы сейчас заняты? Опять запускаете сериалы?

– Один сериал уже в активной работе, но боюсь о нем говорить – киношники ведь суеверны, как матросы в бурю, работа нервная! В ближайшее время выйдет на экраны сериал “Долгий путь”, где я автор сюжетных линий и части сценариев. Преподаю в частной киноакадемии, где пугаюсь на каждом занятии “подсаженности” подростков на немыслимую фантастику! Призраки, вампиры, инопланетяне! Что будут снимать эти “дети телевизора”, меня очень настораживает. А еще, как всегда, жду работы с Абаем Карпыковым, талант которого всегда заставляет меня подтягиваться.




Загрузка...