Опубликовано: 5999

Закат серебряного века

Закат серебряного века

Чем украшали себя мужчины казахи? Сколько килограммов украшений должно было быть на невесте? Зачем в воду, где купали новорожденного ребенка, бросали серебряные монеты? В чем истинное предназначение ювелирных украшений? Об этом наш небольшой экскурс в прошлое.

Путешествие в мир национальных казахских ювелирных украшений прошлого мы совершаем вместе с коллекционером Азатом Акимбеком. В его собрании сотни украшений из серебра.

Примеряя на себя то или иное украшение из его коллекции, думаешь о том, кто его носил, с какими мыслями мастер-зергер проводил дни и ночи у огня, придумывая затейливый узор, чеканя то или иное изображение. Они до сих пор хранят тепло рук мастера, энергетику своих хозяев, свидетельства вековых территориальных притязаний, войн и нашествий.

Когда наступали трудные времена, серебро, применявшееся в украшениях и домашней утвари, часто шло на переплавку. Из него чеканили монеты, отливали новые сосуды, плавили, ковали и… делали новые украшения.

ОТ ДУРНОГО ГЛАЗА, ОТ ПЛОХОГО СЛОВА

“Жаман к´зден, жаман с´зден сақтасын” – с такими словами наши предки бросали серебряные украшения в воду, где купали ребенка, отмечавшего свои сороковины, – қырық су. В воду падали кольца, браслеты, серьги (сыр¹а) и другая красота. Для маленькой девочки это было началом подготовки приданого для свадьбы и своего рода обрядом очищения. Ведь с серебром связывали понятия чистоты, красоты и здоровья, а все украшения из него обладали, по поверьям, некой сакральной силой и служили оберегами.

– Почему именно серебро, а не золото получило такое широкое распространение? – размышляет Азат Акимбек. – Во-первых, потому, что золото не всем было доступно, а серебра было предостаточно, поскольку из него в XVIII–XIX веках чеканились монеты.

Во-вторых, украшения для казахов носили скорее более сакральный, священный характер, чем декоративный. Таким же священным считался и цвет серебра – белый. При этом каждое изделие несло свой особый смысл. По нему можно было с точностью определить, к какому сословию прнад-лежит человек, где он родился, каков его нынешний статус.

Например, если девочка носила в ушах серьги, окружающие знали, что она уже сосватана. И наоборот, отсутствие серег было показателем того, что дальнейшая судьба девочки незавидна. Сам обряд вдевания серег символизировал соединение мужского и женского начал.

Важен, разумеется, и медицинский аспект – ношение серег полезно для здоровья, поскольку это своего рода массаж наиболее важных рефлексогенных зон, отвечающих за нервную систему. Но если же говорить о магической стороне, то каждая пара серег, так же как и другие украшения из шкатулки степной красавицы, украшалась в зависимости от знатности и богатства ее родителей полудрагоценными камнями – кораллами, бирюзой и сердоликом.

– Сердолик, кстати, считался камнем пророка Мухаммеда. Тот, кто его носил, был застрахован от порчи, сглаза и болезней, – поясняет Азат Акимбек.

Все годы, пока девочка росла, мать бережно и кропотливо собирала ей приданое. У казахов было принято говорить: “Алтыдан жинаса асат, жетiден жинаса жетед” (“Если с шести лет собирать приданое – будет его с лихвой, а с семи лет – будет достаточно”). В огромный кованый сундук складывались красивые нагрудные украшения (онiржиек), кольца, серьги, накосные украшения (шолпы, шашбау), декорировка для будущего саукеле (головной убор невесты был богато украшен специально изготовленными украшениями – шекелiк, шашбау). Казахи говорили: “Қыздың жолы жiнiшке”, сравнивая ее судьбу с тонким волосом, поэтому накосные украшения имели особое значение. Звон монет в шашбау и шолпы отгонял злых духов, а тумары, выполненные в виде треугольников из кожи, кости, металла и дерева, защищали еще и с помощью “дуга” – магических заклинаний, молитв, записанных на бумаге, горсти родной земли или пучка степной полыни, спрятанных внутри тумара.

СВАДЕБНЫЙ ПЕРЕПОЛОХ

– Свадебный наряд невесты порой тянул пять–семь килограммов, – рассказывает Азат Акимбек, – чем богаче и тяжелее было ее приданое, тем выше было ее положение в семье. Чего стоил один белдiк – украшение, носимое на поясе!

Самым дорогим и богатым по убранству был головной убор невесты – саукеле. Ни сундуки, набитые одеждой и утварью, ни седла, сбруя и оружие не ценились так дорого, как этот конусообразной формы женский головной убор, очень напоминающий тот, что был найден в Иссыкском кургане на золотом сакском воине.

В начале прошлого века, когда порядка в степи уже не было, богатые знатные казахи закапывали саукеле в землю, чтобы он не стал чужой добычей. Это было целое состояние! Достаточно сказать, что подаренный Санкт-Петербургскому этнографическому музею саукеле по цене равнялся стоимости сотни лошадей.

Саукеле делали из белой кошмы, богато украшая его серебряными деталями и инкрустируя кораллами, бирюзой и сердоликом.

Саукеле соединял в себе много других украшений, например, колье и серьги, нависочные украшения (шекелiк), различные подвески с бубенчиками. Специалисты объясняют это тем, что в основе свадебного обряда лежал погребальный ритуал. Невеста символически “умирала” для духов ее предков, ее одевали в погребальный костюм, расчесывали ей волосы, “оплакивали”, тем самым стараясь обмануть духов ее семьи, после чего, накрыв белым покрывалом, увозили в дом жениха.

Обряд беташар – это своеобразное воскрешение в доме жениха. Невесте открывали лицо и знакомили с будущими родственниками. Специально для этого случая мать невесты припасала подарок – құдағи-жүзiк. Это перстень с двумя дужками, для двух пальцев руки, олицетворявший соединение двух семей.

Правда, вручался он не повсеместно и не всем, а лишь тем сватьям, которые проявили особую теплоту к будущей невестке.

ЖЕНСКОЕ СЧАСТЬЕ

После замужества женщина носила капюшонообразный головной убор – кимешек, он украшался бахромой, вышивкой и вышитыми под подбородком мелкими бляхами, а также монетами и бусинами. У казашек считалось грехом появиться с непокрытой головой перед мужчиной.

Запястье она украшала браслетами – бiлезiк. Для парадных случаев был припасен бес-бiлезiк – браслет с пятью кольцами на цепочке. Одними из значимых украшений казахской женщины считались онiржиек и алқа – нагрудные ювелирные изделия. В древности алқа, например, служило оберегом и было связано с почитанием богини Умай, дарующей женщинам детей. Чаще всего алқа носили бездетные женщины, чтобы поскорее зачать ребенка. Что касается онiржиека, то он тоже “отводил глаза”: не заметить его было трудно – три полые прямоугольные пластины, скрепленные по вертикали цепочками с подвесками из ромбов и бубенчиков. Внутреннее пространство таких пластин заполнялось белой пастой для придания им тяжести. Онiржиеки носили только в степях Западного Казахстана до 20–30-х годов прошлого столетия.

В коллекции Азата Акимбека оказался онiржиек, очень хитро устроенный: если женщине нужно было покормить ребенка грудью, ей достаточно было вынуть штырек из украшения, и одна половина онiржиека отделялась от другой – грудь свободна.

Кстати сказать, по мнению Азата Акимбека, изделия западноказахстанских зергеров отличались от произведений их собратьев по ремеслу из других регионов большей строгостью, сложностью рисунка и богатой техникой исполнения.

– На первое место я бы поставил изделия мастеров Западного Казахстана. Они наиболее самобытны, хотя и не могли не избежать влияния соседей – Кавказа, Туркмении. Например, чернение – это чистый отклик влияния кавказских мастеров. Помимо чернения очень широко распространена среди зергеров фили-грань, зернь, скань, ковка, позолота.

Отличить изделия, сделанные в том или ином регионе, достаточно легко: в деталях украшений часто присутствуют изображения представителей флоры и фауны региона. Например, на западе, в рыбном крае, часто встречается изображение рыб.

На юге, который не избежал влияния культуры узбеков и таджиков, – изображение хлопка.

На востоке Казахстана, где женщины часто страдали заболеваниями щитовидной железы, очень почитали миндаль (бадам), в котором большое содержание йода. Изображение бадама – частый гость на изделиях восточноказахстанских зергеров. На изделиях с севера очень часто встречаются монеты царской эпохи – сказывается близость России. В Павлодарском историко-краеведеческом музее, например, хорошо сохранились лишь изделия начала XX века. Но среди 300 ювелирных изделий, хранящихся здесь, есть и коллекции, сохранившиеся и с эпохи бронзы андроновской культуры. Например, бронзовые серьги с золотой обкладкой, найденные у села Григорьевка. Есть и золотые пластины скифского времени.

Самый уникальный экспонат музея – головной убор – бокка, который вошел в Республиканский каталог ценных и редких экспонатов музеев Казахстана. Большим приобретением музея стали работы известных ювелиров Казахстана Сержана Баширова и Берика Алибая, которые продолжают традиции казахского национального искусства зергеров.

Азат Акимбек рассказывает, что два года назад Катрин Денев посетила его офис и, потрясенная необычайной красотой казахских ювелирных украшений, увезла на память о Казахстане подаренные коллекционером бой-тумар и браслеты. Выражая свое восхищение, она спросила: “Неужели ваши женщины сегодня не носят всей этой красоты?”.

КРАСОТА ПО-МУЖСКИ

“Если мужчина носит перстень с сердоликом, его ждет либо слава, либо богатство” – эта поговорка свидетельствует о том, что казахские мужчины издревле любили окружать себя красивыми вещами. Достаточно сказать, что серьга в левом ухе была непременным атрибутом джигита.

Кроме того, в списке украшений всегда фигурировали камшы, красивое конское седло, сбруя, пышақ (нож) и кесте белдiк – богато убранный серебром и камнями мужской пояс.

Камшы и пышақ считались показателями достоинства и социального положения в обществе, поэтому все эти предметы тщательно подбирались.

– Камшы были повседневными и парадными. Рукоять их делали из дерева – тобылгы (таволга), кожаная часть имела сложное плетение, такие камшы казахи носили заткнутыми за голенище сапог, – рассказывает коллекционер Азат Акимбек. – Парадные камшы имели только знатные люди и носили их заткнутыми за богато украшенный пояс – кiсе белдiк или кемер белбеу. В комплекте с поясом и ножом они были показателем роскоши. Кстати, интерес к подобным украшениям сегодня возрождается благодаря возросшему интересу к таким исконно казахским конным видам спорта, как аударыспак, көкпар, байга, тойжарыс, қыз-қуу, теңге алу.

КУДА ДЕВАЛОСЬ СЕРЕБРО КАЗАХОВ?

Почему, несмотря на богатое ювелирное наследие, о котором можно судить по сохранившимся лишь в музеях да частных коллекциях изделиях, найти сегодня настоящие произведения искусства из прошлого очень трудно?

По словам коллекционера, большой урон сохранению нашего наследия нанес хаос 90-х годов:

– Тогда первые дипломатические миссии увозили из Казахстана старинные ювелирные украшения целыми контейнерами. Так работала у нас таможня.

Но это уже уезжали последние остатки. В царское время многое увозили с собой чиновники, генерал-губернаторы, научные экспедиции.

В 1913 году, когда Россия готовилась к 300-летию Дома Романовых, во всех губерниях, в том числе и в городе Верном, проводились ярмарки. У нас она называлась Семиреченская областная выставка и, по сути, это была выставка достижений народного хозяйства. Она занимала огромную площадь от парка Федерации до самого вокзала “Саяхат”. Сюда же входил Хлебный рынок (ныне Центральный). Съехалась вся казахская знать, которая заняла самые большие павильоны. Была раскинута большая белая юрта – Ақ-үй, с полным убранством. Здесь были и инкрустированные кованые сундуки, мебель (төсек-ағаш), тканые вещи, роскошная конская сбруя, оружие казахских мастеров и, конечно же, ювелирные украшения. В юртах ходили девушки в национальных костюмах. И что самое обидное – после показа все это великолепие увезли в Петербург, откуда оно уже не вернулось. Сегодня часть тех экспонатов хранится в Петербургском музее этнографии и антропологии имени Петра Великого.

Вот так исчезали казахские национальные ювелирные украшения.

Сегодня народные промыслы, в том числе и высокое искусство зергеров, возрождаются по-новому, ювелиры нового времени все больше тяготеют к модерну и постмодерну. Поэтому серебряный век зергеров уходит все дальше в прошлое, унося с собой и тот глубокий потаенный смысл, и то достоинство, с которым наши предки носили украшения, сделанные безымянными мастерами.

Загрузка...