Опубликовано: 2958

Юрий Щукин – о тренерской доле, песне “Ленинграда” и удивлении немцев

Юрий Щукин – о тренерской доле, песне “Ленинграда” и удивлении немцев

Он завершил карьеру теннисиста три месяца назад. Сразу после окончания четвертьфинала Кубка Дэвиса Казахстан – Чехия, в котором наша команда уступила 1:3, спортсмен решил: “Хватит”. В интервью “Каравану” Юрий ЩУКИН объяснил, почему он так поступил, и поведал о “чешском комплексе” и дальнейших планах.Обдуманное решение

– Вы были первым теннисистом из России, ставшим выступать за Казахстан. Помните, как проходили переговоры?

– Конечно. Я тогда довольно неплохо выступал. Мне позвонил вице-президент Федерации тенниса Казахстана Адиль Бурлибаев и рассказал о том, что меня хотели бы видеть в этой стране. Переговоры шли несколько месяцев, потом я взял паузу на раздумье и думал где-то недели две.

– Если бы вам лет десять назад сказали, что завершите карьеру четвертьфинальным матчем Кубка Дэвиса, то…

– Был бы очень рад. Понимаете, в спорте ты всегда надеешься достичь каких-то высот, хочется что-то выиграть. Хотя это достижение – попасть в четвертьфинал – очень серьезное.

– Почему же вы завершили карьеру?

– Это не было спонтанным решением на эмоциях. Я всегда все тщательно обдумываю, взвешиваю. Особенно в таком вопросе. К счастью, я избежал серьезных травм и ушел из спорта не из-за них. Наверное, сказалась накопившаяся усталость. Я стал редко играть одиночные турниры, концентрируясь на матчах в паре. Это было нужно для Кубка Дэвиса. Кстати, я мог завершить карьеру еще зимой прошлого года после матча с испанцами. Но потом стало известно, что мы сыграем в плей-офф с командой Узбекистана. Я остался ради такого принципиального соперничества. Мы победили, и на эмоциях я продолжил. Были матчи с австрийцами, чехами. Первым мы проиграли, вторых победили. Но с каждой игрой я чувствовал, что мне очень тяжело соответствовать уровню наших ребят, хотя старался изо всех сил.

– Может, на решение повлияло то, что вы в начале этого года сыграли свадьбу?

– Да. Я знаю многих теннисистов, которым удается совмещать карьеру и семейную жизнь. Но я такой человек, которому будет сложно находиться постоянно в разъездах, вдали от дома, когда там жена. К тому же мне не хотелось бы прийти к такой ситуации, когда появятся дети, а ты в спорте, и, значит, не увидишь, как они будут расти.

Нет двух одинаковых игроков

– Насколько правдива информация, что вы будете участвовать в строительстве в Астане спортивно-реабилитационного центра?

– Это правда. Мне предложила этот проект Федерация тенниса Казахстана. Я, как спортсмен, знаю, насколько необходимо грамотное восстановление, лечение. Сейчас мы ведем переговоры с несколькими специалистами, в частности из Чехии.

– Вы неожиданно стали тренером вашего партнера по дуэту Андрея Голубева…

– У нас подписан контракт до конца лета. Мне очень интересно поработать, попробовать что-то новое для себя. К тому же очень интересно заниматься именно с Андреем, которого я очень хорошо знаю.

– Многие спортсмены, став тренерами, допускают ошибку, когда начинают учить других по своим стандартам.

– Это большая ошибка. Теннис – индивидуальный вид спорта. Здесь нет ни одного одинакового игрока. Так что я больше концентрируюсь на просмотре матчей Андрея, наблюдаю, какие он ошибки допускает и как их можно исправить.

Сломать ракетку – нормальный процесс

– Вы очень спокойный человек. Но не возникало ли желания во время карьеры сломать ракетку?

– Было! И это нормальный процесс. Когда что-то не получается, реагируешь иногда очень эмоционально. Если ты успешно отыграл сегодня, это не значит, что завтра сыграешь так же. Поэтому иногда нервы и проявляются. И ту же ракетку сломаешь.

– Но ракеток за карьеру вы сломали меньше или больше, чем Марат Сафин?

– Сравнивать с Маратом нельзя. Конечно, я сломал намного меньше ракеток, чем он.

– А накричать, как тренер, на подопечного можете?

– Желание иногда возникает, но я себя сдерживаю. Лучше сказать об ошибке человеку спокойным голосом. Так тебя поймут гораздо быстрее, и не возникнет ненужного обострения отношений.

Призовые цифры нужно делить на два

– В вашей коллекции наград есть какой-то особо памятный кубок?

– Я храню все трофеи. Это же память. Да и нельзя делить призы на любимые-нелюбимые. Они – победные, а значит, одинаково дороги.

– И все-таки победу над кем считаете самой памятной для себя?

– У меня были приятные моменты, когда я обыгрывал игроков, входящих на тот момент в десятку сильнейших игроков мира. Это и Бердых, и Сабалетта, и другие. Но самая памятная победа произошла в 2011 году в чешском городе Простежове. За пару месяцев до этого там же, в Чехии, наша сборная сенсационно обыграла их команду, а тут я взял и обыграл Радека Штепанека на его территории! Слышал, что чешские газеты потом выходили с заголовками “Казахский кошмар для теннисистов Чехии”.

– Любимое занятие многих – смотреть профайлы теннисистов на сайтах ATP и WTA…

(Перебивая.) …и считать их заработки. Думаю, что указанные цифры стоит делить минимум на два. Потому что там указаны официальные суммы призовых без учета налогов, оплаты тренерам, денег на билеты и многое-многое другое.

– Но вы могли бы позволить себе купить квартиру в Астане?

– Да. Я как раз думаю над этим.

Надежность – как компас

– Болельщики сборной Казахстана всегда называли вас надежным игроком…

– Я всегда старался быть таким и в жизни, и на корте. Спасибо им, что замечали это (улыбается). Я прекрасно понимаю, что не хватал звезд с неба, не добивался каких-то больших высот, но при этом знаю, что демонстрировал стабильный неплохой теннис. Я благодарен казахстанским болельщикам, которые ездили с нами повсюду: в Чехию, Аргентину, Испанию... Мы даже сами просили их исполнить какую-нибудь кричалку. Особенно мне нравилась кричалка про девочку Лену. Это когда один выкрикивает названия городов или имена людей, а все кричат: “Нет!”, но потом произносят имя игрока нашей команды и все кричат: “Да!”. Это очень мотивирует.

– Помню, как вам нравилось, когда трубач исполнял песню группы “Ленинград”. Вы поклонник творчества Сергея Шнурова?

– Некоторые его песни мне нравятся. А “WWW”, которую и исполнял трубач, известна почти всем. Она веселая, запоминающаяся. Не стоит забывать, что моя жена – из Питера, как и эта группа.

– Признайтесь: вы чувствуете себя в Казахстане своим?

– Честно говоря, когда начал выступать за сборную Казахстана, то не почувствовал никакой перемены. У нас общая история. Я начал болеть за наших спортсменов и был очень рад их выступлению на Олимпиаде в Лондоне. В эти сроки я находился в Германии, ко мне обращались многие немцы с вопросом: “Что же ваша команда творит?! Вы же по золотым медалям обходите Германию!”. Я был очень рад видеть то, как они удивлены.

Загрузка...