Опубликовано: 2794

Яблоневая страсть академика Джангалиева

Яблоневая страсть академика Джангалиева

Его знали в США и Канаде, Австралии и Великобритании… Во Франции о нем сняли фильм. Его труды изучали ученые разных стран. Но вот у себя на родине академика и “отца яблок” Аймака ДЖАНГАЛИЕВА не всегда понимали и поддерживали. А ведь его наследие бесценно для потомков, говорят ученые. Легендарная личность

В последние годы много говорится о возрождении знаменитого алматинского апорта, сохранении дикой яблони Сиверса – прародительницы нынешних яблонь, уникальный набор генов которой доказал Аймак Джангалиев. Ученые Института защиты и карантина растений пытаются противостоять страшной угрозе наших садов – бактериальному ожогу, о чем не раз писал “Караван”. По мнению одного из учеников академика Джангалиева, доктора биологических наук, профессора Магжана ИСИНА, на фоне деградации садов и вырождения различных сортов труды “казахского Вавилова”, которым он посвятил более 70 лет своей жизни, – на вес золота.

– Джангалиев – легендарная личность, – говорит директор Института ботаники и фитоинтродукции доктор биологических наук Гульнара СИТПАЕВА. – С его именем связана история развития садоводства в Казахстане. Он был организатором многих научных исследований, экспериментов, направленных на изучение и сохранение диких плодовых растений. Путем многолетней кропотливой работы, наблюдений отобрал из природы наиболее ценные сорта по вкусовым качествам, устойчивости к болезням, вредителям и создал уникальный коллекционный фонд. Он вывел и запатентовал 28 сортов – клонов дикой яблони и 16 сортов абрикоса.

“Звездный” интернат: Джангалиев, Кастеев, Байсеитова…

Откуда у академика Джангалиева такая любовь к яблоням?

– Он – мальчик из глухого аула Ашисай Западно-Казахстанской области, – рассказывает дочь Софья Аймаковна. – Наверное, любовь эта пришла к нему свыше. Ведь край не отличается плодовым разнообразием – голые степи, соль, верблюды… Он рано лишился родителей, и его отправили в казахскую краевую опытно-показательную школу-интернат в Алма-Ате. Так распорядилась судьба, что одноклассниками отца были очень известные в последующем личности – Абылхан Кастеев, Куляш Байсеитова, Камал Кармысов, Леонид Гончаров… Все они прошли тяжелый жизненный путь и научились бороться, ставить и добиваться своей цели. Отец привык надеяться только на себя и всегда нас этому учил.

Аймак Джангалиев с отличием окончил плодоовощной факультет сельхозинститута в Алма-Ате. Работал агрономом в Южном Казахстане.

В Московской сельхозакадемии им. К. А Тимирязева защитил кандидатскую диссертацию. Здесь он познакомился со своей будущей женой, которая была родом из дворянской семьи – Софьей Николаевной.

Когда началась война, у молодого ученого была возможность заниматься своим делом, но он ушел на фронт. Командовал артиллерийским взводом, потом – батареей. Прошел две войны – с фашистами и японцами. Награжден орденом Великой Отечественной войны и 9 боевыми медалями. После войны Аймак Джангалиевич и Софья Николаевна поженились.

“Шестое чувство” и мировая сенсация 

После демобилизации Аймак Джангалиевич работал в Казахском институте земледелия им. В. Вильямса, а затем возглавил его. В те годы он обошел тысячи гектаров горных массивов, изучая яблони в период цветения, созревания плодов. 

В 1959-м ученый отправился на выставку продовольствия в Дели. Ароматные яблоки произвели фурор! В 1967 году была поездка в ГДР. И снова плоды из далекого Семиречья вызвали множество восторгов – как и где удалось их вывести?

– Отец был талантливым организатором: в 1969 году на базе плодового отдела Казахского института земледелия он создал Институт плодоводства и виноградарства, ничего подобного в СССР не было, – говорит Софья Аймаковна. – Он внедрил множество ноу-хау, например, метод косой пальметты – яблони разрастались в ширину, что позволяло снимать плоды на уровне рук человека, и при падении они не разбивались, и другие.

– Аймак Джангалиевич шестым чувством понимал, что наши дикие яблони – прародители всех яблонь на земном шаре, но тогда генная наука не была на столь высоком уровне, – говорит президент Академии наук Казахстана академик Мурат ЖУРИНОВ. – Лишь спустя десятилетия его открытие вылилось в мировую сенсацию. Это признали европейские, американские ученые. Американцы даже выделили грант для продолжения этих исследований, приезжали в Алма-Ату, ходили вместе с Джангалиевым по горам. 

По словам профессора, доктора биологических наук Натальи ОГАРЬ, благодаря упорству Джангалиева уникальные яблоневые леса были включены в состав особо охраняемых природных территорий. Они находятся в Алматинском заповеднике, национальных парках – Иле-Алатауском, Тарбагатайском. Джунгар-Алатауском.

“Думаете, я умру? Не дождетесь!” 

Несколько лет назад известный эколог Жан-Мари Пельц выпустил книгу “Герои человечества”, в которой отдельный раздел посвящен академику Джангалиеву. Но какой ценой нашему ученому далась мировая известность, знают только близкие люди.

– Аймак Джангалиевич был редким человеком, который говорил правду в глаза министрам, академикам, – рассказывает переводчик Батыр ЕСЕНОВ. – Он был резкий, но справедливый. Говорил так: то, чем я занимаюсь, нужно будущим потомкам. Нефть, газ, золото – временные богатства и не всем доступны. А деревья – вечные. Ему вставляли палки в колеса, немало было завистников. Несколько раз на него заводили “персональное дело”. Все пережил этот человек, не обозлился, не отказался от своего дела. Когда академику было за 70, ему намекнули, что он больше не нужен, и проводили на пенсию.

Но без работы он не мог и откликнулся на предложение возглавить лабораторию Ботанического сада Алматы.

Уже после сотрудничества с американцами в адрес “отца яблок” звучали и обвинения – зачем он подарил американцам черенки наших яблонь? На что академик отвечал: пусть американцы сохранят жизнь любимому дитяти, если на родине нет возможности создавать и выращивать яблони.

– Джангалиев не терпел непрофессионалов, о чем говорил в лицо, а кому это понравится? – вспоминает директор Института микробиологии и вирусологии академик Амангельды САДАНОВ. – Он был упрямым. Но это качество помогало ему развивать отечественную науку. Таких людей, преданных своему делу, я больше не видел. Помню, он создал план развития яблони Сиверса до 2030 года. Когда я ему сказал, что обычно делали пятилетние планы, он так возмущался: вы что, думаете, я умру? Не дождетесь!

Кэтрин Пэкс: Это был очень интересный человек

Отдельная глава жизни профессора – знакомство с биологом, режиссером из Франции Кэтрин ПЭКС. О казахстанском ученом она узнала случайно, когда увидела у своего знакомого в Страсбурге черенки яблонь, которые он получил из Америки. Сказал, что их родина – Казахстан, а эти яблони имеют тысячелетнюю историю. С огромным трудом Кэтрин разыскала Аймака Джангалиева. Они общались через переводчика Батыра Есенова. Кэтрин приехала в Казахстан.

– Вместе с отцом они отправились в экспедицию, с раннего утра до позднего вечера бродили по горам, собирали образцы, – вспоминает Софья Аймаковна. – Кэтрин сняла фильм о его работе. Потом от нее долго не было вестей. Оказывается, она повредила позвоночник, лежала в больнице. Как только поправилась, сразу примчалась с фильмом.

Фильм об Аймаке Джангалиеве “Происхождение яблока” получил приз зрительских симпатий на международном кинофестивале. С Кэтрин мы пообщались по скайпу. Биолог возмущалась, что в Казахстане ничего не сделано для того, чтобы о научном подвиге ученого знал каждый житель нашей страны:

– Что меня поразило в Джангалиеве – он перенес столько испытаний, смог выстоять и не сломаться! Отношение к нему в Казахстане было неоднозначное, зато немцы, французы, американцы, англичане воспринимали его как великого человека, перевернувшего мир. По мышлению он опережал свое поколение на сотню лет, беспокоился о биоразнообразии природы, от которой зависит жизнь будущих поколений. Это был очень интересный человек и красивый мужчина.

Сейчас Кэтрин Пэкс пишет книгу об академике Джангалиеве, готовит очередную фотовыставку о нем, хочет показать ее в Астане, Алматы и Шымкенте:

– Надеюсь, в Казахстане кто-то откликнется, поможет, очень хочется показать достояние всему миру.

“Открыл” Австралию в 90 лет 

Аймак Джангалиев ушел из жизни на 96-м году. Все, кто знал ученого, уверяют: он всегда был в форме и очень много работал.

– Отец был человеком идеи, – вспоминает его дочь.– Высокого роста – за 180, всегда в одном весе. Следил за собой, ел много овощей и фруктов. Лук, чеснок и яблоки, и еще раз яблоки…

В свои 90 с хвостиком ученый не побоялся изнурительных перелетов в Австралию и Новую Зеландию. Во время поездки познакомился с коллегой, которая умоляла его остаться на ранчо, заниматься наукой.

Зимой 2008-го он ездил в Астану на совещание – пытался остановить вырубку плодовых лесов в предгорной местности. Он продолжал работать до 21 июня 2009 года, до дня, когда его не стало… Среди тех, кто приехал отдать дань памяти академику, была его верная поклонница – француженка Кэтрин Пэкс.

Прошло уже пять лет. Казахстанские ученые намерены поставить вопрос о присвоении имени академика Казахскому институту плодоводства и виноградарства. Ведь Джангалиев был первым его руководителем и в целом заложил основу казахского плодоводства как науки. 

Загрузка...