Опубликовано: 2384

Я живу на одну пенсию

Я живу на одну пенсию

Как и подобает Герою Социалистического Труда СССР, Бибигуль Ахметовна Тулегенова продолжает трудиться ежедневно. В свои 79 лет “казахский соловей”, известный во всем мире, настаивает на том, что никакая она не “звезда” и “легенда”, а обычный человек.

Обидно за балет

– Как поживаете, Бибигуль Ахметовна? Вам одной пенсии хватает?

– Я и живу на одну пенсию. Она у меня составляет 28 тысяч тенге. Плюс 12 тысяч мне платят как Герою Социалистического Труда.

– Мало ведь, особенно для Алматы?

– А что делать?! Концертной деятельностью я заниматься не могу, возраст не тот.

– Вам не обидно за такой размер пенсии? Вы ведь все-таки известны во всем СНГ и за его пределами?

– Не обидно. Я честно прожила свою жизнь, воспитала троих детей, учеников во всех областных центрах.

– А учеников не жаль, которые также не получают достойной зарплаты?

– Мы, певцы, как-нибудь проживем, а вот танцоров балета жалко. У них адский труд! Они начинают пахать с девяти лет и танцуют до пенсии, становясь инвалидами. Почему женщины-балерины должны порхать до 58 лет? И какой мужчина поднимет партнершу в 63 года? Мы постоянно пытаемся доказать, что пенсионный возраст надо снижать.

Пора запретить фонограммы!

– Когда вы последний раз были в Павлодаре?

– Пять лет назад приезжала на 90-летие Шакена Айманова, у которого снялась в нескольких фильмах (в 2004 году Бибигуль Ахметовна попала в аварию, получив травму ключицы, но простила водителя, врезавшегося в кортеж. – Прим. авт.).

– В Караганде есть Аллея звезд имени вас. У вас к этому городу особые чувства?

– Это второй город, где я формировалась. Много раз приезжала туда, хотя в Павлодарской области также объездила все аулы.

– Сейчас, к сожалению, туда никто не ездит...

– Потому что рыночная экономика. Шоу-бизнес любит деньги, а мы работали за одну зарплату. Сейчас нашей молодежи, изображающей пение (я их называю “шептунами”) и считающей себя певцами, нужны особые автомобили, отдельные комнаты, техника. Я бы хотела на неделю выключить электричество и посмотреть, как им будет работаться. Мы выезжали на поля, где идет уборка, там ставили две машины, и проходил концерт без микрофонов. Да и не поедут молодые в деревню, потому что много денег требуют. Сейчас что нужно? Чтобы побольше шума было, изображения пения, а не настоящего. Нынешние “певцы” могут отработать за ночь на пяти-шести выступлениях. А я могу спеть за день только один концерт, потому что пою живьем и не могу растрачивать себя просто так. Пора бы ввести запрет на фонограммы. Развелось столько “певцов”, что ими можно огород городить!

Искусства без труда не бывает

– Как вы поддерживаете творческую форму?

– Я профессионал, училась в консерватории и получила постановку голоса у хороших педагогов. Я каждый день работаю, занимаюсь, пою, не даю себе расслабляться. Помню, что меня всегда могут пригласить выступить. Конечно, целый концерт я не дам, но несколько вещей спою. Искусства без трудолюбия никогда не будет! Даже если ты гениальный, не будешь трудиться день, два, неделю – выйдешь на сцену, и люди скажут: “А чего это она вообще вышла петь?”. Я знаю молодых певцов, которые уже не поют, потому что прекратили работать над собой.

– Какой концерт за последнее время вам особенно запомнился?

– Я была на творческом вечере Нуржамал Усенбаевой, получила истинное наслаждение и до сих пор нахожусь под впечатлением. Это была такая отдушина: слушать выступления солистов с оркестром из 90 человек. При этом я не устала. А вот на эстрадных не могу – через полчаса оттуда убегаю, не выдерживая звуков усилителей.

Обычный человек

– Вы всегда занимали активную общественную позицию. Что думаете о происходящем в Казахстане?

– Когда вы возводите дом, какая у вас обстановка? Мы строим наше государство, встаем на ноги. Нельзя сидеть сложа руки и ждать, что Президент все сделает за нас. Надо всем вместе трудиться, чтобы государство было нормальным. Не работают только немощные, хотя я вижу, что даже инвалиды в колясках просят работу. А есть такие здоровенные детины и дивчины, которые ничего не делают и ждут.

– Когда вы себя чувствовали более свободной: раньше, при советском строе, или сейчас?

– Хотя я до 1967 года была невыездной, как дочь врага народа, не могу ругать советское государство. Это было бы неблагодарно. Вообще, трудно сказать, когда было лучше.

– Вы заслужили признание в советское время благодаря своему таланту. А сейчас таланты могут пробиться?

– Сейчас певица еще не “вылупилась”, а у нее уже есть продюсер. Может, я громко скажу, но мы работали для народа. Сейчас – работа на карман. Вот в чем разница и беда. Все поставлено на деньги. Один клип сняли – и все: появилась “звезда” и “легенда”. Я не люблю, когда меня так называют. Прошу не употреблять эти пафосные слова, потому что хочу быть простым нормальным человеком.

– О чем вы мечтаете?

– Мечтаю, чтобы мои ученики высоко несли то знамя, что я им вручила. Хочу, чтобы мир был в нашей стране, и ничего не мешало нам духовно воспитывать будущие поколения.

– Ваши дети, внуки продолжили ваше творчество? Они поют?

– К сожалению, два года назад я потеряла дочь Марьямгуль. Она пела. Остальные не пошли по моим стопам. Старшему внуку 35 лет, второму – 32 года, младшей внучке 18 лет, она учится на дизайнера в Эмиратах. А правнучка осенью в школу пойдет.

Ризабек ИСАБЕКОВ, фото автора, Павлодар

Загрузка...