Опубликовано: 2695

Вызов себе

Вызов себе

Трудно представить сборную Казахстана по регби без Тимура Машурова. Да и весь наш регби тоже. В 30 лет он не только капитан сборной страны, но и играющий тренер клуба “Алматы”, решает в федерации большое количество организационных вопросов. Сегодня Тимур вполне мог бы играть в каком-нибудь ведущем клубе России, но тяжелая травма едва не поставила крест на его

карьере.

Поколдовал над… коленкой

– Впервые я травмировал колено, когда играл еще за юниорскую сборную Казахстана, – вспоминает Тимур Машуров. – Тогда его вовремя не прооперировали. Впервые лег под нож уже в Красноярске. Потом еще раз – в Новокузнецке. Когда вернулся в Алматы, думал уже заканчивать. Но Владимир Николаевич Мартьянов поколдовал над коленкой, и вот уже три года, как нога чувствует себя более или менее нормально. Хотя мне после первой операции говорили, что со спортом можно завязывать, но я после этого еще три года в России отыграл. Правда, здоровье стало одной из причин, почему я вернулся в Казахстан.

– В России вы становились чемпионом в составе “Енисея”, который представляет Красноярск – центр местного регби. Ощутили внимание к этой игре в России?

– Когда “Сибтяжмаш” (прежнее название “Енисея”. – Прим. автора) играет на своем поле – на стадионе всегда аншлаг. Хотя и у нас на домашние матчи сборной Казахстана в последнее время стало ходить по пять тысяч человек. В России есть телевизионная передача, посвященная регби, издается специализированный журнал. К тому же олимпийским видам спорта оказывается большая государственная поддержка, а регби-7 с недавних пор включен в олимпийскую программу (соревнования по регби были исключены из Олимпиад после Игр-1924, но в 2016 году будут восстановлены в своих правах. – Прим. автора). Поэтому сейчас в российском регби появились деньги, и ребята могут хорошо зарабатывать. Регби стал основным источником их дохода, на который они могут содержать свои семьи. В Казахстане до этого еще далеко.

На регби не проживешь

– В таком случае наших регбистов нельзя назвать профессионалами?

– У нас в “Алматы” по сравнению с российскими клубами слишком большая разница в зарплатах. Студентов и неженатых мы еще можем финансово потянуть. Но те, кто постарше, ищут иные источники дохода, занимаются чем-то еще помимо регби.

– Нынешняя сборная, костяк которой составляют игроки “Алматы”, столкнулась с проблемой нехватки игровой практики…

– Да, это большая проблема. Та же сборная Гонконга перед Кубком пяти наций Азии сыграла порядка десяти товарищеских матчей с европейскими клубами. У нас же даже нет полноценного чемпионата страны – он превратился для “Алматы” просто в дополнительные спарринги. Если раньше какую-то конкуренцию составлял ЦСКА, то в нынешнем своем виде команда армейского колледжа спорта игрового интереса для “Алматы” уже не представляет.

– Может, стоит попробовать заявиться на чемпионат России, как это делают наши команды в водном поло или хоккее с мячом?

– Участие в чемпионате России упирается в финансы. Нужны деньги на выезды, проживание.

Главное – загореться

– Уровень развития регби в Казахстане за последние десять лет сильно изменился?

– Когда я начинал играть, помню, как мы после тренировок в десять часов вечера возвращались домой пешком – денег на проезд не было. Мы ничего не требовали, нам просто было интересно, хотелось заниматься, горели желанием попасть в сборную. Сейчас у ребят есть определенные условия, они получают стипендию. Однако такого стремления, как у нас в свое время, уже нет. Нет того желания что-то доказать самому себе, а не просто покидать мячик и уйти.

– Спорт для человека – это в первую очередь вызов?

– Если человек хочет чего-то достичь, любое дело должно быть вызовом.

У нас – не Англия

– В англоязычных странах регби – это образ жизни. А в Казахстане что делается для популяризации этого вида спорта?

– В общеобразовательных школах Алматы мы открываем регбийные классы, где у детей вместо уроков физкультуры идут занятия по регби. По воскресеньям собираемся и проводим для детей мастер-классы. Изначально регби считался спортом для людей более высокого класса, аристократов. Футбол же был для хулиганов. У нас все наоборот. В англоязычных странах в каждом приличном колледже есть своя регбийная команда, каждый молодой человек должен уметь играть в регби. Это действительно является частью их культуры.

– Как так получилось, что в скромной по размерам Шри-Ланке играющих в регби больше, чем в Казахстане?

– Свою лепту в это внесли англичане. Я был на Цейлоне. Там в каждой школе по два регбийных поля. Выходи – играй. У нас столько футбольных полей нет, не говоря уже о регбийных. Было бы штук 20 полей, вечером молодежь выходила бы и играла.

Был маленьким, щупленьким

– Кстати, чем регбийные поля отличаются от футбольных?

– Практически ничем. Только место за воротами, где находится зачетное поле, в регби должно быть больше. На Центральном стадионе Алматы до его недавней реконструкции оставались лунки от регбийных ворот – там в советские времена играл СКА.

– Вы не видели матчи той нашей армейской команды?

– Нет, мне тогда лет десять было. Сейчас знаком со многими из тех игроков СКА, но в деле их не видел.

– Как сами попали в регби?

– Году в 1997 или 1998 увидел, как тренируются регбисты. Захотел попробовать – понравилось. До этого, как все дети, занимался самыми разными видами спорта. В начальных классах для координации ходил на фехтование. Потом два года занимался дзюдо. В этих видах спорта больших успехов не достиг, зато получил разностороннее развитие, которое пригодилось в регби.

– Учитывая ваши физические данные, наверняка звали серьезно заниматься, к примеру, баскетболом?

– Нет. Физические данные я набрал именно в регби. До этого был обычным парнем – маленьким, щупленьким.

Японские примочки

– Считается, что представители азиатских народностей не отличаются высоким ростом и мощным телосложением, которые необходимы в регби. Тем не менее сборная Японии входит в число ведущих в мире…

– В японской команде помимо своих игроков много натурализованных новозеландцев. В Японии человек, отыгравший в стране три года, получает право выступать за сборную. Конечно, если до этого ни за какую другую не играл. Учитывая, что сборную Японии тренирует новозеландец, она имеет с этой страной хорошие связи. Выбирают перспективных игроков, заинтересовывают их материально, приглашая в свои клубы на высокие зарплаты. Как результат, сейчас в сборной Японии играют шесть-семь иностранцев.

– Может, и сборной Казахстана не помешают натурализованные, к примеру, россияне?

– Думаю, справимся своими силами. Сейчас началась работа по развитию детского регби. В сборной Казахстана основную часть игроков составляют ребята 1986–1987 годов рождения. Есть даже парни 1991 года. Омолаживаем состав с прицелом на следующий отборочный цикл Кубка мира через четыре года. Поэтому на нынешнем Кубке пяти наций Азии, конечно, хотим занять второе место, но основная задача – остаться в главном дивизионе.

– Год назад на Кубке наций сборная Казахстана неожиданно стала второй. За счет чего удалось так удачно выступить?

– Наверное, в нас еще жива советская психология – загнать себя поглубже, а потом оттуда вылезать. Наша сборная сильна прежде всего командным духом. Поэтому и побеждаем порой команды, которые гораздо лучше подготовлены в техническом и тактическом плане. Как говорится, выигрываем на злости.

Время летит

– На днях вам исполнилось 30 лет. Помните время, когда казалось, что 30 лет – это еще так далеко?

– Да, как будто вчера было. Вроде недавно из России вернулся, а уже есть жена, дочка. Время летит.

– Какие-то предварительные итоги можете подвести?

– Надеюсь, что лучшая часть жизни еще впереди.

– Какие спортивные вершины пока остаются непокоренными?

– Хотелось бы сыграть на чемпионате мира. В прошлом году остановились буквально в шаге от этого, уступив Уругваю. Думаю, что все дело в психологии наших ребят. Поиграют еще на хорошем уровне и поймут, что с той стороны поля находятся такие же люди, как они. Их тоже можно побеждать.

Загрузка...