Опубликовано: 4246

Вытрезвители исчезли, пьяницы остались...

Вытрезвители исчезли, пьяницы остались...

В Казахстане теперь нет вытрезвителей. Бесчувственно пьяными гражданами, обнаруженными на улицах, обязаны заниматься медики – с полицейских эту функцию сняли.Но учреждения здравоохранения к таким преобразованиям оказались не готовы.Последний вытрезвитель

в Жетысуском районе Алматы закрылся в декабре 2010 года. Теперь функции такого рода учреждений из системы МВД переданы в Минздрав.

В полуторамиллионном Алматы отделение временной адаптации и детоксикации при наркологическом диспансере всего одно и рассчитано на 30 (!) коек. Пациентов в него принимают исключительно в средней степени опьянения, без осложнений, переломов, инфекций, и только тех, кого доставляет полиция.

– Мы их отмываем, проводим санобработку от вшей, чесотки и держим до полного вытрезвления, – сообщил завотделением временной адаптации и детоксикации при городском наркологическом центре медико-социальной коррекции Кирилл ГИБАЛОВ.

Первый вытрезвитель в Алматы был открыт в 1937 году. В 1940 году все медицинские вытрезвители СССР приказом Л. П. Берии были переведены в подчинение НКВД.

Помыть и… отпустить

Проблема в том, что большая часть валяющихся на улицах пьяных пребывает не в средней, а в тяжелой степени алкогольной интоксикации, и чаще всего это бездомные. Таких пациентов подбирает “скорая” и везет их в единственное на всю южную столицу отделение токсикологии больницы скорой неотложной помощи. В отделение, рассчитанное на 30 коек, пьяных граждан со всего города прибывает в несколько раз больше!

– Согласно госзаказу мы должны пролечить в год 1255 больных по обозначенным в инструкции показаниям, – рассказывает завотделением токсикологии больницы скорой медицинской помощи врач высшей категории Гульмира ТОЙБАЕВА. – На это количество нам из бюджета выделяют деньги и медикаменты. Но только за 5 месяцев этого года к нам привезли 4454 человека! И тем трем с лишним тысячам пациентов, которых мы не госпитализировали, все равно провели диагностику и санобработку, оказали первую помощь. Нагрузка очень высокая...

Как поясняет Гульмира Тойбаева, показаниями для госпитализации в отделение токсикологии БСНП являются: непрерывная в течение двух дней рвота, состояние комы, судороги, токсический гепатит, нарушение дыхания и сердечно-сосудистой системы. Во всех остальных случаях медики БСНП обязаны через два часа после санобработки и обследования… отпустить пациента на улицу. Таково требование инструкции!

В советские времена в Алматы вытрезвители имелись при каждом из 9 районных отделов внутренних дел и были рассчитаны в среднем на 30 мест каждое. После 1991 года заведения, приводившие в чувство пьяных граждан, из-за недостатка финансирования постепенно упразднили.

Вопрос, кто и куда должен транспортировать тех, кто не попал в стационар, остается открытым. В функции "скорой помощи" развозка бомжей не входит, а полицейские за это берутся неохотно. В результате не соответствующие показаниям, но нетранспортабельные бездомные вновь оказываются под заборами, на помойках и в подъездах жилых домов в районе клиники.

Проблема – общая

Для поиска выхода из сложившейся ситуации в мае этого года медики собрали “круглый стол”. Полицейские на него не пришли. Дескать, есть дела и поважнее. Тем временем число пьянствующих бездомных в городе увеличивается, растет и опасность распространения ими инфекций. Хуже того – одурманенные алкоголем, опустившиеся люди часто, не задумываясь, идут на преступления. Недавно один такой “обиженный” на жизнь бомж в Илийском районе Алматинской области убил 6-летнего ребенка. Получается, что проблема не столь безобидная, чтобы ее игнорировать.

Даже в больнице, где санитары и врачи заботятся о таких больных, часто с измененной алкоголем психикой, случаются нападения на медперсонал. Когда не справляется охрана больницы, вызывают наряд полиции.

– С наступлением холодов проблем у нас прибавится, – сетует завотделением токсикологии. – На мороз пьяного пациента не выгонишь. Кормим, отогреваем и… провожаем. А что делать? Были бы ночлежки, "скорая" и полиция могли бы возить туда тех, кто в медицинской помощи не нуждается. Бомжу ведь что нужно – еда и место, где переночевать. А больница скорой помощи – это экстренная служба, она призвана лечить людей, а не становиться приютом, – говорит Гульмира Тойбаева.

Вот и получается, что с исчезновением вытрезвителей бывшую головную боль полицейских просто свалили на медиков. По-настоящему же разобраться в ситуации никто не удосужился. Но проблема пьяных и бездомных – социальная. И решать ее должны не только медики, но и социальные и правоохранительные ведомства.

– Взамен вытрезвителей, думаю, нужно в каждом районе города создать ночлежки, – считает начальник отдела общественной безопасности ДВД Алматы  полковник Серик КАЗЫБАЕВ. – Не понимаю, почему у нас государство, акиматы этим не занимаются?

Первый в России вытрезвитель “Приют для опьяневших” организовал врач Федор Архангельский в 1902 году в Туле. Содержали его за счет городской казны. По городу ездил кучер, подбирал замерзавших под заборами пьяных тульских оружейников, а фельдшер в приюте приводил их в чувство. Позднее такие учреждения открылись в каждой губернии, а Архангельский за почин был удостоен золотой и серебряной медали на гигиенической выставке в Санкт-Петербурге.

Загрузка...